Без риска жизнь пресная

Рубрика в газете: Взбодрить народ, № 2020 / 27, 16.07.2020, автор: Александр ПОКРОВСКИЙ

Александр Покровский – один из самых читаемых в стране маринистов. Он родился в Баку, хорошо знает традиции народов Закавказья, много лет прослужил на Северном флоте. Сегодня мы поговорили с ним о творческих планах, службе на подводных лодках, «морской прозе», электронных и аудиокнигах, актуальных тенденциях в литературе и межнациональных конфликтах.


 

 

– Начну со странностей. В Санкт-Петербурге тут дважды состоялись церемонии открытия мемориала в память о погибших офицерах-подводниках с АС-31 («Лошарика»). Были народные и чиновничьи процедуры. Вас это не смутило? Чем отличались эти церемонии?
– Народное открытие прошло 1 июля – как и положено, в годовщину гибели. Всё было очень скромно, тихо, народа было много. Возложили цветочки, и была панихида. Приехал питерский губернатор Беглов, но он сразу предупредил, что он приехал как частное лицо – возложил цветы, пообщался с родственниками. Не могу сказать, чем отличалось народное открытие от официального, которое прошло 5 июля, потому что на официальном я не был. Кто-то пошёл второй раз, но это был не я.
– Свои юные годы вы провели в Баку, а потому хорошо знаете историю и культуру Азербайджана и соседних стран. Что вы можете сказать по поводу недавнего очередного боестолкновения между Азербайджаном и Арменией? Какова его причина и к чему это может привести?
– Война – продолжение политики. То есть, надо было как-то взбодрить народ, война – лучшее средство. Обе стороны обвиняют друг друга в нападении – это неудивительно. Причина конфликта старая – земля Карабаха. В своё время Ленин отдал земли Карабаха от Армении Азербайджану. Этот факт попал в учебники по истории Азербайджана в советское время. Причина такая: рабочий класс Азербайджана более развит, и он поможет быстрее развить этот край. А ещё передали Азербайджану Нахичивань – по той же причине. За 70 лет советской власти исход армян из Нахичивани был такой: 90% уехало в Армению, и их места заняли азербайджанцы. С Карабахом было не так – там население упрямое. Не помогло закрытие школ на армянском языке и то, что на руководящие должности в этом районе назначались только азербайджанцы. Неудивительно, что как только советская власть стала сильно слабеть, обстановка в Карабахе сразу взорвалась. Потом ещё случились трагические события в Сумгаите. И сразу полетели со своих должностей первые секретари Армении и Азербайджана – Демирчян и Везиров. Вот с этого момента война не утихает.
– Мы все заинтересованы в ускорении процессов по примирению азербайджанского и армянского народов. На наш взгляд, связующим звеном могла бы стать как раз культура. Ведь известны разные случаи: например, Муслим Магомаев часто исполнял песни на музыку Арно Бабаджаняна и очень положительно о нём отзывался. А вспомним творчество армянских поэтов Сильвы Капутикян и Георга Эмина и азербайджанца Самеда Вургуна. Их стихи ценил весь мир. Есть ли сегодня какие-то имена, которые смогли бы внести гармонию в мировое искусство и стать мостиком для примирения этих народов? Или всё потеряно?
– Пока вражда только разгорается. Между народами пролилась кровь. Боюсь, это надолго. Ведь до сих пор много неясного, что случилось в Сумгаите, кто там спровоцировал трагедию, какую роль сыграли местные правоохранительные органы.
Есть ли люди разумные в Азербайджане? Конечно, есть. И были. Был, к примеру, Магомаев. Другой вопрос, кто сейчас у власти.
– И всё-таки. Как хочется, чтобы вражда ушла в прошлое. Мы хотим радоваться краскам великого Мартироса Сарьяна и непревзойдённого Таира Салахова. Пусть нас всех помирит искусство.
– Кто ж против этого возражает.
– Как появился на свет знаменитый фильм «72 метра» Владимира Хотиненко?
– «72 метра» вышли в свет в апреле 1999 года. А в августе погиб «Курск». Связывали эти два события, говорили, что я «накаркал». Потом книгу прочитал Александр Любимов, пригласил меня и предложил снять фильм. Потом к идее фильма подключился 1-й канал, я привёл на проект сценариста – Валеру Залотуха, а он привёл режиссёра – Хотиненко. Меня от проекта отстранили сразу – я был не нужен, мало того, считалось, что я на проекте вреден, Хотиненко не хотел, чтоб ему кто-то мешал. Так что как снимался фильм – я не знаю. Видел его уже на премьере. До этого был показ для прессы, но на него меня не пригласили.
– Каковы, на ваш взгляд, тенденции в современной литературе?
– Что происходит в литературе – толком не знаю. Я не слежу за модными новинками – они мне неинтересны. На мой взгляд, есть кризис в книгоиздательстве – по сути осталось несколько издательств, которые ещё не разорились. Что-то выпускается, но интерес к книге и чтению давно прошёл. Всё вернётся к тому, что было в начале 20 века – книги станут дорогими, элитарными, количество авторов сократится до минимума – оно уже сокращается. Гонорары мизерны, смысла в профессиональной литературной деятельности нет – это хобби.
– Какова актуальная ситуация с маринистикой? Есть ли новые, молодые авторы и читатели, которым интересна эта тема?
– Из новых авторов знаю Эдуарда Овечкина – он занял свою нишу в «морской прозе». Аудитория у него – подводники, такая же, как и у меня, просто я начал раньше на пару десятков лет.
– Вы часто работаете с другими авторами, пишущими об армейских буднях и рассказывающими свои «военные» истории. Планируете ли Вы в будущем публикацию новых циклов вроде «Покровский и братья» или «Люди в войсках»?
– Наше издательство «ИНАПРЕСС» выпустило 14 книг в серии «Покровский и братья» и 3 книги в серии «Люди в войсках». Сначала мы правили стиль авторов, но примерно со 2-го тома я это перестал делать – всё оставили в авторской редакции. В 2013-м году издательство разорилось, и выпуски прекратились. Своё дело эти выпуски сделали: армия должна была заговорить, и она заговорила.
– Поделитесь будущими творческими планами – какие сюжеты Вас интересуют, планируете ли Вы работать в новых для себя жанрах?
– Я выпустил несколько «невоенных» книг: «Пропадино», «Сказки», «Ахиллес». Сейчас выходит «Аттила». «Ахиллес» и «Аттила» – это книги об истоках «русского духа» или «воинского духа», поскольку всё берёт начало в скифском духе. История России началась не с Рюрика – ей тысячи лет. Русь называли и Скифией, и Тартарией, и Гуннией. Много было названий, но «все мы от рода русского», как говаривал князь Олег, прибивший щиты на воротах Царь-града. Доблести воинской скифской, гуннской, а потом и славянской и русской – примерно 10 тысяч лет.
– Одобряете ли Вы появление электронных книг? Есть ли у них будущее, смогут ли электронные книги заменить традиционные бумажные?
– Электронные книги не для чтения, а для получения информации – задействованы иные участки мозга. Человек, читающий электронные книги, не произносит слова про себя – он их узнаёт в тексте, понимает смысл. Но не наслаждается фразой. Отсюда – слабый словарный запас, неумение выстроить логику, построить предложение, высказать мысль – вообще с мыслями у человека, не читающего книги на «бумажном носителе», туго, их просто нет, им неоткуда взяться. Бумажная книга замедляет чтение, слова произносятся про себя – так появляется внутренняя речь, без неё нет мышления.
– Вы известны не только своими литературными трудами, но и социальной активностью – даёте интервью, участвуете в мероприятиях, дарите свои книги российским библиотекам. Расскажите о том, что планируете сделать в ближайшее время, какие проблемы Вас волнуют?
– Я собираю деньги и вместе с читателями выпускаю книги, дарю их библиотекам. Преимущественно – в Калининград, там более 260 библиотек. Есть несколько библиотек в Севастополе, Мурманской области, в Центральной России – поставлял и туда. Но в основном – Калининград. Он на отшибе «империи» и давно не получал книг. Я нашёл партнёров – отделение общероссийского народного фронта в Калининградской области во главе с Олегом Авдышем, вместе мы и поставляем книги в библиотеки и ветеранские организации, дарим их. Люди помогают деньгами, я отчитываюсь за каждую копейку. На свои деньги подарил Калининграду где-то 5000 книг, а потом, с помощью друзей, ещё примерно 2000. Сейчас готовлюсь отослать библиотекам Калининграда 100 экземпляров новой книги «Аттила».
– Для моряка подводная лодка – это «подводная тюрьма» или способ жизни?
– Подводная лодка – это способ жизни такой, такая работа. Мы делали эту работу. Ты или можешь её делать, или нет. Я смог. Это риск, но без него жизнь была бы пресной.
– Что сложнее всего на флоте – отдавать приказания и нести ответственность или слушаться и исполнять?
– Что сложнее? Сложнее выполнять свои обязанности так, чтоб никто потом за тобой ничего не переделывал. Надо выполнять своё дело так, чтоб никаких вопросов и нареканий к тебе не было. Это сложно, но возможно.
– На страницах классических юношеских романов про моряков часто можно встретить морских волков, которые почти всю жизнь провели на корабле и практически не выходят на сушу, так как она им незнакома и неуютна. Существуют ли такие морские волки в жизни? Может ли настоящий подводник обойтись без моря?
– Морские волки есть и будут всегда. Для моряка, подводника, море – это тяжёлая работа. Так что обойтись без моря – вполне.
– В 2006 году вышла аудиокнига «72 метра» с участием Сергея Гармаша и Сергея Доренко. Планируются ли новые аудиокниги по Вашим произведениям? Можно ли считать прослушивание аудиокниг равносильным чтению бумажных книг?
– Аудиокниги – это отдельный жанр. Есть художественное чтение – это делается не сразу, долгий процесс. Он может быть удачным или не очень. «Новая газета» сделала удачный проект. Сейчас «Яхт-Радио» выпустило несколько моих рассказов. Заменить бумажные книги аудиокнигами не получится – это разные жанры. Один может дополнять другой, но не заменить.
– Вы часто пишете не длинные «толстые» романы, а сборники рассказов. Вам комфортнее работать в таком жанре?
– Рассказ требует лаконичности. В рассказе не бывает лишних слов. Мне нравится рассказ. В больших романах могут быть лишние слова, поэтому большие вещи я могу писать, но недолюбливаю.
– Назовите, пожалуйста, пять лучших книг, которые вы прочитали во время пандемии.
– Во время пандемии я не читал книг. Надо было закончить и сдать «Аттилу». Так что все силы и время ушли на него.

Беседу вёл Александр РЯЗАНЦЕВ

2 комментария на «“Без риска жизнь пресная”»

  1. Рассказы Покровского читал и читаю с наслаждением, все-таки флотскую службу забыть невозможно даже и спустя 50 лет. Ну а что касается электронной книги, то автор не совсем прав. «Овес нынче (то есть книги) очень дорог». Так что при отсутствии гербовой пишем на том, что есть под рукой

  2. Я не поклонник, хотя и подводник, А. Покровского, но согласен с его последним ответом — Чукча не читатель, чукча писатель!
    Да, подводная служба это тяжёлая работа не каждому по плечу, это не фильм «Андреевский флаг», это столкновения под водой, которое пережил лично.
    Да, литература сегодня больше хобби, чем профессия!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *