Это коррупция или правовой беспредел?

Президент России выразил благодарность РГАНИ. А за что? Неужели за правовой беспредел, творящийся в этом архиве? Или кто-то сознательно ввёл нашего национального лидера в заблуждение?

08.09.2021, 14:31

В РГАНИ продолжают твориться чудеса. Ходит молва, будто по распоряжению зам. директора архива Натальи Емельяновой прекращено исполнение заключённых с исследователями договоров на очень солидные суммы. При чём люди уже успели немалые деньжата заплатить через Сбербанк. Якобы исследователи до сих пор г-же Емельяновой лично не дали каких-то дополнительных письменных обязательств и гарантий. Естественно, появились недовольные. Ущемлённые в своих интересах исследователи подали письменное обращение. Но, как говорят, Емельянова дала команду никакие обращения недовольных граждан не регистрировать и не рассматривать (видимо, чтобы никакие заявления не портили красивой картинки о мифическом благополучии в РГАНИ).

Но, может, на Емельянову наговаривают какие-то злопыхатели (существует версия, что в РГАНИ под ковром ведётся скрытая борьба двух команд: одну вроде бы возглавляет Емельянова, наделавшая в своё время много чего в Центральном архиве минобороны в Подольске, а другой рулит Прозуменщиков, который много лет, по некоторым данным, продвигал интересы различных зарубежных фондов в ущерб отечественным исследователям; неслучайно директор архива Пермяков, уходя в отпуск, вместо себя в этот раз оставил не старого волка, а новую фаворитку)? Может, Емельянова ни в чём не виновата, а кто-то захотел её сильно подставить? Мы связались с ней. И что услышали? 

Позиция Емельяновой такова: все исследователи в обязательном порядке должны прикладывать договор и заявление, написанное строго по образцу, без каких-либо отступлений в сторону. Все отступления от разработанных непонятно кем образцов недопустимы. То есть, исследователям отказано в праве в этих заявлениях выдвигать какие-то свои предложения, а уж тем более с чем-то не соглашаться или что-то отвергать, в том числе и незаконно навязываемый «сервис». По словам Емельяновой, это не её прихоть, а якобы требование Росархива, и якобы так велит действующее законодательство. 

Вот тут у нас и возникли сомнения в правовой грамотности нынешнего и.о. директора РГАНИ Емельяновой. Мы ведь помним, как несколько лет назад, нам нечто подобное навязывала в этом же самом РГАНИ 90-летняя бабуся Наталья Томилина, тоже ссылаясь на требование Росархива. При Томилиной эти заявления походили на форменное вымогательство. От людей очень цинично требовали подписать обязательство о безвозмездной передаче то ли лично Томилиной, то ли абстрактным людям из архива уникальных книг с приведёнными в них ссылками на архивные материалы, стоимость одного экземпляра которых порой зашкаливала за 10 тыс. рублей. При этом Томилина отказывалась давать комментарии, как эти ценные подарки, стоимостью в 10 и более тысяч рублей, будут использоваться — попадут ли по актам в фонды архива, или станут личной собственностью работников дирекции. Разве это не чистейшей воды коррупция? Редакция по этому поводу вынуждена была многократно обращаться к руководителю Росархива Андрею Артизову. Но только после вмешательства правоохранительных органов пункт о вымогательстве с исследователей дорогущих книг был из бланков заявлений в РГАНИ убран. 

А что сейчас? Емельянова требует, чтобы исследователи в своих заявлениях обязательно указывали цель платных услуг: к примеру, для чего им понадобились ксерокопии и сканы документов, и как они предполагают использовать в дальнейшем архивные документы. Простите, а какое её дело? Ведь мы, приходя, скажем, в магазин, не заполняем продавцам бумаги, поясняющие, для чего мы покупаем телевизор или селёдку. А тут почему Емельянова суёт свой нос в наши личные дела? 

Второе. Емельянова требует, чтобы исследователи дали в своих заявлениях ряд письменных обязательств. Но с какой стати? Все обязательства сторон, согласно действующему законодательству, должны прописываться в договоре, а не в тех бумажках, которые напридумывала Емельянова. А вот в разработанных в РГАНИ образцах договоров эти обязательства почему-то отсутствуют. В частности, в тех договорах, которые РГАНИ навязывает исследователям, нигде не фигурируют конкретные суммы оказываемых услуг. Даётся лишь ссылка на какой-то прейскурант, но который к договору не прикладывается. Случайно ли дирекция РГАНИ избегает указания денежных средств в текстах договоров? Не является ли это уловкой для возможной коррупции и прочих правонарушений? 

Сколько раз руководству РГАНИ предлагалось поучиться ведению документации у более опытных администраторов. Ведь наладили же грамотное оформление документов на оказание платных услуг в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), но, видимо, директору РГАНИ Пермякову и приведённой им из подольского военного архива Емельяновой учиться у кого-либо страшно не охота. Похоже, им проще понуждать людей заполнять нужные только им заявления. 

При этом  в РГАНИ, куда ни глянь, — одни проблемы.

Проблема первая. Цифровизация. Тут полный провал. Плюс подмена понятий. Приведём хотя бы такой пример. Так, в апреле в РГАНИ закрыли для исследователей тысячи архивных дел. Официальная причина — якобы необходимость создания страховых фондов и проведение микрофильмирования. Но кому в век цифровизации нужны сейчас микрофильмы? Заводы уже давно перестали выпускать аппараты для работы с микроплёнками. Существующие аппараты вот-вот выйдут из строя. Не проще ли провести оцифровку документов и тут же всё выложить в интернет? Видимо, не проще. Ведь тогда мимо чиновников могут пройти большие денежные потоки. А как это упустить и остаться без барышей? Потом, если хотя бы часть фондов оцифровать и выставить в интернете, сразу резко уменьшится возможность манипулировать исследователями, издателями, и много ещё кем и чем. И что мы имеем в итоге? Сразу несколько фондов РГАНИ закрыло на неопределённый срок. Как говорят, в лучшем случае плёнки с делами из этих фондов станут доступны лишь к концу 2022 года. Повторим: и это в век цифровизации! Так за одно это надо метлой гнать со своих должностей и руководителя Росархива Артизова, и всю его команду, в том числе, и, видимо, Пермякова.

Другой пример. Каждый год специальная комиссия рассекречивает десятки тысяч ранее закрытых архивных дел. И только в РГАНИ доступ к большинству рассекреченных материалов по-прежнему закрыт. Прямо-таки какой-то саботаж. Много лет там историкам откровенно врали и говорили, что у них отсутствуют, скажем, описи 50 и 58 из фонда 3 (Политбюро ЦК КПСС). Тем временем, некоторые документы из этих описей фигурировали на различных выставках, где открыто назывались места хранения оригиналов. И знаете, кто первым получил доступ к некоторым делам из этих описей? Представители организаций, которые у нас Минюстом отнесены к иностранным агентам. Стоило этим агентам устроить скандал и им сразу рекой потекли все недавно рассекреченные дела. Мы так и не поняли, то ли в РГАНИ заинтересованы ещё со времён Томилиной в работе только с зарубежными фондами, а теперь и иноагентами (может, потому что у них есть возможности башлять большие деньги?), то ли просто Пермяков испугался, что о скандале узнают в Кремле, а он как раз в тот момент ждал благодарность от Путина

Третий пример. Несколько лет назад наша газета прямо спросила заместителя руководителя Росархива Олега Наумова, почему из списка имеющихся в РГАНИ фондов исчез фондов Арвида Пельше. Наумов не смог скрыть своего замешательства, правда пообещал чуть ли не за неделю восстановить этот фонд во всех открытых списках. Но воз и ныне там. Кто бы теперь объяснил, почему Пермяков, Прозуменщиков и Емельянова так упорно продолжают скрывать наличие в РГАНИ абсолютно несекретного фонда Пельше (или эта информация бережётся для продажи зарубежным фондам и иноагентам?). 

Смешно, но в РГАНИ до сих пор отсутствует небольшое техническое устройство для проведения по банковским картам платежей за платные услуги в формате онлайн. Этот терминал стоит сущие копейки. В Москве он есть в любой, даже самой захудалой библиотеке. Но в РГАНИ продолжают гонять исследователей с квитанциями в Сбербанк. Технический прогресс, видимо, не для этого архива. Между тем, уже ведь даже закон обязывает все без исключения организации, осуществляющие платные услуги, иметь такой терминал. Но РГАНИ, похоже, это единственная контора, где на законы плюют с седьмого этажа красивейшего московского здания, расположенного прямо напротив Кремля. 

А вот ещё одна проблема. Многие исследователи теперь месяцами не могут попасть в РГАНИ. Дирекция архива ссылается на переполненность читального зала, очередь в который расписана чуть ли не на год. Однако историки недоумевают: почему они, когда всё-таки попадают в читальный зал РГАНИ, видят там, как правило, всего трёх-четырёх исследователей, изучающих документы, и мучающихся от безделья четырёх сотрудников, которые призваны обслуживать читальный зал (хотя Роспотребнадзор согласовал одновременное, подчеркнём — одновременное, обслуживание в этом зале до 10 человек). Пермяков и тут как организатор показал свою беспомощность и неэффективность. Но что ему стоило поучиться хотя бы у РГАЛИ, где в условиях пандемии, несмотря на многочисленные трудности, смогли наладить эффективную работу всех читальных залов и резко увеличить их пропускную способность. Но у Пермякова и Емельяновой, видимо, совсем другие интересы: чем меньше людей ходит в их архив, тем, вероятно, для них лучше. Они, судя по всему, заинтересованы только в одном — чтобы уникальный архив служил только им и обеспечивал только их интересы. А ещё они за это хотят получать благодарности от Кремля.

Мы рассчитываем, что ужасным состоянием архивной отрасли всерьёз озаботится заместитель председателя правительства России Татьяна Голикова, которой наш президент не так давно поручил в оперативном плане курировать Росархив. Нельзя больше терпеть такой бардак и таких беспомощных управленцев как Артизов, Наумов, Пермяков и ряд их компаньонов. Пора, наконец, и архивной отрасли шагать в ногу со временем, а не пребывать в пещерном веке. 

 

15 комментариев на «“Это коррупция или правовой беспредел?”»

  1. Поздно спохватились, господа!
    Вы что, раньше не знали, кто такая эта Емельянова? Мы забили тревогу ещё лет десять назад. Она такое вытворяла в Центральном военном архиве в Подольске, что мама не горюй! Сколько на эту тему мы всего выкладывали в интернет! Почему нас тогда «Литературная Россия» не поддержала? Боялись? Ну так и молчите теперь в тряпочку.

  2. Ниче не пойму. Кажется, больше года назад наше правительство объявило, что по уровню цифровизации Росархив с подчинёнными ему архивами занял среди всех ведомств самое последнее место. Вице-премьер Чернышенко даже пообещал зам. руководителя Наумова с позором отправить в отставку. И где эта отставка?! Попробуйте разобраться, кто «отмазал» Наумова…

  3. Вы вскрыли только верхушку айсберга. А где самая интересная подводная часть? На нас не надейтесь — нам в этом архиве ещё работать, поэтому мы свои имена засвечивать не будем. Но мы уже много лет почти каждый день видим в читальном зале Максименкова. Он в курсе всех тёмных делишек. Обратитесь к нему. Пусть он даст вам свою статью о происходящем в РГАНИ. Тем более, Максименков не чужд вашей газете, он у вас уже печатался.

  4. Вы не с того начали. Вспомните Станиславского. Он что утверждал? Театр начинается с вешалки. Вот и любой архив начинается с описей. По отраслевым правилам, которые, к слову, утверждены в Министерстве Юстиции, все незасекреченные описи должны находиться в открытом доступе. То есть в читальном зале. И к ним может иметь доступ любой гражданин. В принципе, так оно и есть в РГАСПИ. А теперь попробуйте разыскать эти описи в РГАНИ. Черта с два. Все описи там хранятся в какой-то секретной комнате, и вы должны умолять сотрудников читального зала, чтобы вам что-то вынесли. И попробуйте попросить сразу 12 или 15 описей! На вас так зыркнут, что вам тут же поплохеет. Вам скажут, что тут нет грузчиков и радуйтесь, что вам хотя бы одну опись принесут. Вот теперь и судите, насколько хороший на Софийской набережной существует «театр». И кого надо прикрывать: «театр» или Артизова с Пермяковым?

  5. Архивисту. Я бы на вашем месте не расписывался бы за всех. Не все сотрудники РГАНИ готовы молчать о происходящем. Попробуйте порасспрашивать Прозуменщикова. Да, Юрий Михалыч тот ещё жук, но сейчас его Пермяковцы пытаются любыми способами выдавить из архива. Вот и старается изо всех сил приглашённая мадам из Подольска, Емельянова. Прозуменщиков сильно зол. Он-то надеялся, что после ухода на пенсию Томилиной, директором архива назначат его. А тут его недвусмысленно пытаются самого выжить. Думается, что Прозуменщиков в гневе сможет многое что рассказать о закулисной деятельности архива и разных тёмных делишках. Ему терять уже нечего. Ищите подходы к Юрию Михалычу.

  6. Вспоминается «Театральный роман» Михаила Булгакова…Впору-как видно-писать»Архивный роман»,хотя исследователям наверняка нынче не до романа,желают порядка в РГАНИ.

  7. Угу. Вы ещё обратитесь за информацией к нашей Ирочке Казариной. Столько лет проработав в упряжке с Прозуменщиковым, она узнала все тайны кухни нашего архива. Но вряд ли Ирочка поделится тайнами. Она сильно обижена на вашу газету. Вы не по делу её ругали. Всё зло в архиве раньше исходило от Томилиной и Прозуменщикова

  8. Архивисту. Максименков за последние три-четыре года дал в «ЛитРоссии» несколько просто убийственных статей с разящими наповал фактами о махинациях в РГАНИ. Но до сих пор ни по одной из его статей не возбуждено против архивной верхушки ни одного уголовного дела. Поэтому что может дать новое расследование Максименкова о коррупции в архивной отрасли? Никто из сотрудников в крупнейших архивах страны уже не верит в справедливость. Архивная мафия бессмертна.

  9. Встретил знакомые фамилии: Пермяков и Емельянова. Как же, как же: эта сладкая парочка славно порулила у нас в Подольске. При них наш главный военный архив несколько лет заставляли игнорировать все запросы людей об их родственниках, воевавших против фашистов. При Пермякове и Емельяновой одно время людям, которые хотели узнать, где и как воевали их деды и отцы, наш архив цинично отвечал, что все сотрудники перегружены, и поэтому ни на какие запросы отвечать не будет. Наших граждан лишали права на память о героях войны. Потом, правда, кто-то из заместителей министра обороны дал Пермякову и Емельяновой по шапке и даже стоял вопрос об их увольнении. А затем в интернете появились материалы о махинациях с землёй, на которой расположен подольский главный военных архив и о странных манипуляциях с объектами недвижимости нашего архива. Мы пытались узнать, где правда, а где ложь. И все ждали, когда наше начальство расскажет нам правду. Но нас несколько лет водили за нос, и вдруг Пермякова и Емельянову срочно забрали в Москву, а за какие-такие заслуги никто так и не понял. Но, видимо, в Москве Емельянова ничуть не изменилась, раз она по-прежнему плюёт на законы. Может быть у неё есть «крыша»? Тогда надо ждать скорого её назначения в руководство Росархива. Эта тётя ещё всем покажет, где раки зимуют.

  10. Старому прапорщику из Подольска. В Подольском военном архиве после ухода Пермякова и Емельяновой всё стало тип-топ. Это в РГАНИ теперь одни проблемы. По существующим правилам пользователи любое заказанное архивное дело должны получать через два дня, а в особых случаях — через десять дней. Хотя в эпоху цифровизации такие сроки — нонсенс. Всё можно выдавать людям уже в день заказа архивных дел. А не вымогать с них бабло якобы за срочность. А Пермяков и Емельянова на каждом шагу чинят порядочным людям сплошные препятствия. Эти самодуры нередко выдают народу иные дела аж через год. Понимаете — через год! Не через два дня, и не через неделю, а через год. Пермяков ссылается, как правило, на отсутствие у архива технических возможностей и кадров. Что за бред? Вы верите в сказки Пермякова?

  11. Всё верно. я сам в этом году очень долго не мог попасть в РГАНИ. Мне говорили, что всё расписано там на месяц вперёд. А когда пришёл — увидел трёх, сидящих за аппаратами чудаков, рассматривающих микроплёнки. я так и не понял в каком веке оказался. Этот архив было бы правильнее назвать не новейшей истории, а заповедником археологии и доисторических древностей. Но ещё больше я удивился тому, что нигде не увидел описи. С трудом оторвавшаяся от разгадывания кроссвордов сотрудница читального зала предложила заполнить мне какой-то бланк, предупредив, что я могу заказать не более 3-х описей. И потом я полчаса ждал , когда она откуда-то вернётся. А по бумагам — да, якобы, все описи находятся в открытом доступе и к ним может подойти любой желающий. Но только не в РГАНИ…

  12. Недовольному. Вы просто не в теме. Раз вам целый год не выдавали какое-то дело, значит на то были серьёзные причины . Могу предположить, что это дело было нерассекречено. А в таком случае, запускается длительная процедура. Это дело надо пропустить через межведомственную комиссию, получить санкции в 19-ти ведомствах. Так что вам ещё повезло, что архив со всем этим управился за год. По многим делам эта процедура занимает три, а то и четыре года.

  13. Никите. Зачем мне неуклюже отмазывать Пермякова и Емельянову? Никто не покушается на гостайны. Сколько в РГАНИ дел, в которых из 200-250 листов оказались нерассекреченными две или три странички?! Речь идёт в первую очередь о них. Есть тысячи способов, как, не выдавая тайн, обеспечить доступ к рассматриваемым материалам. Первый способ: сделать с микроплёнок ксероксы рассекреченных листов и выдать их для работы историкам. Затраты минимальные: 20 минут времени и полпачки бумаги. Второй способ: законвертировать в установленном порядке засекреченные страницы, на всякий случай тайные страницы, спрятанные в тёмные конверт, скрепить степлером, и после этого выдать дело пользователю. Затраты: 3 минуты плюс подбор чёрного конверта и покупка трёх скрепок. Третий способ: оцифровать рассекреченные страницы и выложить их в свободный доступ. Затраты: 15 минут. А как поступают в РГАНИ? Пользователей записывают в какую-то очередь и обещают через год записать на диск нужное архивное дело, за исключением открытых дел. Но этот диск, во-первых, вам никто на руки не даст. Во-вторых, он не будет выставлен в открытом доступе в интернете. Его можно будет посмотреть только в читальном зале РГАНИ, а там имеется лишь два компьютера. При этом вы не можете сразу запросить в программе тот лист, который вам необходим: придётся нажимать кнопку за кнопкой и листать всё дело. И как это называется? Цифровизация через ж…у. И вот такой диск надо ждать больше года. После этого сами судите об эффективности таких управленцев, как Пермяков и Емельянова.
    PS Кстати, Пермяков нередко заставляет пользователей по году ждать диски и с полностью рассекреченными делами. А это вообще ни в какие ворота не лезет.

  14. Недовольному. Простите, ничего не понял с дисками. Нельзя ли поподробней? Я тоже часто хожу в РГАНИ и работаю с описями. Но там иногда в примечаниях встречаются отметки «СФ», т.е. страховой фонд, и нигде нет ссылок на диски. Вы можете это как-то пояснить?

  15. Олегу. Это вопрос не ко мне, спрашивайте Емельянову, почему она ни в одной из описей не делает напротив конкретных дел ссылок на то, что в архиве имеются диски. Я как-то раз был свидетелем того, как один из пользователей, кажется, Максименков, попросил у сотрудников читзала реестр дисков. Но ему при мне ответили — это служебная информация и никто никому ничего не скажет. Короче, Емельянова устроила в РГАНИ тайны мадридского двора. Пусть вам ответит на все вопросы глава Росархива Артизов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *