Евгений БЕНЬ. ХОРОША ЛИ НАША СУДЬБА?

№ 2017 / 35, 13.10.2017

Не утихают споры о том, каким был Ельцин и какова его роль в новейшей российской истории. В 1990-е миллионы людей конкретно недоедали, но кое-кто поинициативнее «вошёл в бизнес», что вполне позволяло как минимум кормить себя и близких. Одно время я относился к первым, а во второй половине 90-х уже ко вторым. Так каким же был Ельцин? Всё упирается в 4 октября 1993-го, когда у меня, журналиста газеты «Куранты», на глазах по его приказу танки в упор мочили по Белому дому, а потом оттуда штабелями выносили трупы. И ещё то, что многими почему-то забылось: с утра во время штурма снайперы неизвестного происхождения с крыш неведомо зачем произвольно отстреливали людей в близлежащих кварталах – одного из них пуля достала на Садовом в нескольких метрах от меня. Вот таким и был Ельцин. И не только он, а все ответственные руководители государства, которые с обеих сторон замесили ту кровавую заваруху.

* * *

Хрущёв и иже с ним по ряду понятных причин были не в состоянии подвергнуть разностороннему критическому анализу деятельность Сталина. Они, в коридорах власти и зале партсъезда неуклюже и спешно осквернив память о генералиссимусе Победы, расшатали многовековые устои государства. И это предрешило впоследствии «царствование» дегенеративного брежневского политбюро, а позднее – ельцинский беспредел.

 

* * *

Десятилетиями у нас оппозиция неистово разоблачает коррупцию, которая, в свою очередь, не даёт людям нормально жить. Только есть бич куда пострашнее коррупции и её же в том числе наславший. Этот бич – советский паразитизм. Рождённый в лицемерное и пустое брежневское время в ходульных верхах, он породил в 1970-е из гнилых номенклатурных детей – так называемую «золотую молодёжь», которая тяготела к уголовному миру. А уже отсюда и, например, «Гайдар&Company». Отсюда же своим чередом и коррупция, да и далеко не только она… Однако не надо бы путать этот паразитизм с природной русской обломовщиной. Обломов – «голубиная» душа, светлый созерцатель, а паразит, о котором речь, всеядный пожиратель всего и вся вокруг.

 

* * *

 

Отношения православия и иудаизма, уходящие вглубь веков, – весьма сложные. Тем не менее, восточное христианство куда плотнее западного связано с ветхозаветной традицией, а значит и с иудаизмом. Это и тема преображения (исправления) мира, это и жертвенность во имя исполнения грядущего Промысла (всемирного Света). У православных – смертию смерть поправ, у иудеев – предназначение народа сильнее смерти. И вот – два красноречивых примера.

22 насельника афонского монастыря Зограф во главе с Фомой и 4 мирянина в 1275 году были сожжены в башне обители за отказ заключить унию с католической церковью. Враги окружили Зограф и потребовали, чтобы монастырь признал истинной латинскую веру. Но игумен Фома и насельники были предупреждены о грозящей беде явлением чудотворной иконы Божией Матери и ответили отказом. Латиняне подожгли башню. Живьём сгорели все насельники, кроме экклисиарха Парфения, который порывом пламени был сброшен с башни и умер в страданиях через 30 дней. При пожаре сгорели 193 уникальные книги, золотая церковная утварь и облачения, подаренные болгарскими царями Симеоном, Петром и Иоанном Асенем II.

Авраам бен Авраам (польский шляхтич граф Валентин Потоцкий, самовольно перешедший в иудаизм) принял в 1749 году мученическую смерть на костре по решению виленского католического суда. Однажды, будучи в синагоге, он побранил мальчика, мешавшего молитве. Мальчик пожаловался отцу, а тот, невежественный портной, в отместку сообщил властям местонахождение графа Потоцкого, которого долгое время разыскивали знатные родственники. Когда палачи мучили его, он громко превозносил единого Бога; когда они снова и снова требовали отречься, он смеялся. И тогда суд приговорил праведника к сожжению. Последний раз ему предложили вернуться в католичество, за что обещали полное восстановление в правах и возврат всех владений. В ответ он запел один из псалмов царя Давида: «Как хороша наша судьба и прекрасно наше наследие». Тогда палач вырезал Аврааму бен Аврааму язык. На центральной площади разложили костёр. Специально, чтобы продлить мучения казнимого, дрова полили водой. Авраам бен Авраам взошёл на сожжение. На его лице была улыбка…

3 Benj

 

 

 

 

 

 

 

Евгений БЕНЬ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *