Удачная жизнь

№ 2009 / 22, 23.02.2015

Ма­ша Про­зо­ро­ва в во­сем­над­цать лет вы­шла за­муж за сво­е­го учи­те­ля Ку­лы­ги­на, по­том осо­зна­ла, что не лю­бит его, и от бе­зы­с­ход­но­с­ти вос­кли­ца­ла: «Не­удач­ная жизнь!».

Жизнь удалась. Павел Пряжко. Совместная постановка Центра драматургии и режиссуры Алексея Казанцева – Михаила Рощина и Teatr.doc. Режиссёры-постановщики Михаил Угаров и Марат Гацалов.






Маша Прозорова в восемнадцать лет вышла замуж за своего учителя Кулыгина, потом осознала, что не любит его, и от безысходности восклицала: «Неудачная жизнь!». Героиня пьесы молодого минского драматурга Лена тоже в восемнадцать лет вышла замуж за своего учителя, хотя не любила его, вскоре развелась с ним, и подруга её, Анжела, удовлетворённо констатирует: «Жизнь удалась!»


Пьеса Павла Пряжко с таким названием стала заметным событием последнего московского фестиваля «Новая драма», хотя и не снискала там лавров.


Пьеса о том, как молодой учитель физкультуры (правда, уже изгнанный из школы) Алексей по любви женился на своей ученице, а та, хоть и согласилась идти замуж, его не любит и уже на свадьбе изменяет ему с его же братом Вадимом, в которого влюблена.


Движущая сила этой пьесы – язык, речь, дискурс. Именно речь, языковые шаблоны управляют поведением персонажей, их психологией, и всем действием. И парни, и девушки говорят одинаково и одинаково чувствуют и реагируют. Поведение их напоминает поведение автоматов, запрограммированных тупым программистом, не способных отклониться от программы. При этом автор сумел наделить каждого героя индивидуальностью темперамента, так что их и невозможно спутать друг с другом. Диалоги насыщены ритмом и энергией.


Пьеса производила впечатление очень сценичной, но возникал вопрос: как это ставить? В условной, остранённой манере (сохранится ли при этом эффект натуралистичнейшей речи?) или реалистично? Что останется от пьесы, если убрать непечатную лексику или заменить её чем-нибудь? Что делать с почти телесценарными живописными ремарками?


Постановщики выбрали своеобразный способ воплощения произведения. Спектакль начинается как читка: актёры в обычной одежде сидят на стульях перед зрительным залом и по массивным тетрадкам читают всё подряд – и реплики персонажей, и относящиеся к ним ремарки. При этом реплики читаются настолько выразительно, что образы предстают реальными и достоверными, особенно убедительны насмешливый, нагловатый Вадим (Даниил Воробьёв) и непосредственная Лена (Анна Егорова).


Разумеется, герои спектакля не тимуровцы, не Павки Корчагины и не Гарри Поттеры. Это – продукты тусклой, примитивной жизни городских окраин, дети хрущоб, пассажиры маршруток, предел мечтаний которых порой выпить пол-литра водки или «полторачку» пива и провести ночь с себе подобными, послушать пение какого-нибудь Кучина (упоминается в пьесе). Однако и у них появляются человеческие желания – жениться по любви, устроить приличную свадьбу, но зачастую у этих людей исполнение даже таких естественных желаний происходит абсурдно и так же убого, как звучит их речь.


В этом точно схватывающем нерв произведения спектакле, пожалуй, не хватает малости: при читке ремарок вперемежку с диалогами замечательный ритм речи персонажей местами всё же затерялся где-то, и в этом спектакль чуть-чуть проиграл пьесе.

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *