Я устал от засахаренной лжи

№ 2009 / 52, 23.02.2015

На литературной карте России Удмуртия для меня сразу же ассоциируется с именем Вячеслава Ар-Серги. В последние годы застать его по стационарным удмуртским телефонам – занятие малопродуктивное

На литературной карте России Удмуртия для меня сразу же ассоциируется с именем Вячеслава Ар-Серги. В последние годы застать его по стационарным удмуртским телефонам – занятие малопродуктивное, он – в дороге. Вспоминается удмуртская пословица, сказанная однажды в сердцах Вячеславом: «Коль на своём берегу хорошо, на другой берег не рвутся». Но в противовес своему сказанному он тогда тут же добавил: «Кто не любит родину, тот не носит горсть родной земли в дорожном песьтэре (ранце)»… Выручает мобильная и электронная связь. И мой первый вопрос другу, правда ли, что скоро в Праге на чешском языке выходит его роман.







Вячеслав АР-СЕРГИ
Вячеслав АР-СЕРГИ

– Правда. Корректуру я уже видел. Насколько я знаю, чехи перевели его текст с удмуртского и венгерского языков. Лет шесть назад этот роман вышел в Венгрии, в издательстве Яноша Пустаи. Что невероятно приятно – запах типографской краски венгерской книги такой же, что и ижевского издания. Значит, всё же литература – едина.


– Согласен. Подтверждение тому – твоя известность в Югорском крае.


– Мне нравится Западная Сибирь. Недавно я выпустил в своём переводе книжку стихов прекрасного поэта, лесного ненца Юрия Вэллы. Настоящим же подарком для меня стало прочтение книги Еремея Айпина «Ханты, или Звезда Утренней Зари». Недавно перечитал её снова – и снова с удовольствием! Здесь Айпин – очень хорошо! Его мудрость лирична до слёз. Его светлая печаль не выливается в беспросветную тоску, а выверенно плывёт в русле общечеловеческой печали по дню уходящему. В этом его несомненное достоинство. Плюс к этому – доскональное знание хантыйского мира, не искажённое литературно-модным полувзглядом… Добротный русский язык. С приятным хантыйским акцентом – его голос ни с кем не спутаешь… Эта книга Еремея Айпина так и просится на киноэкран. Скажем, в жанре «лёгкой камеры на плече».


– В литпроцессе немалую роль играют Союзы писателей…


– Наверное, немалую. Добавлю, сейчас – и не лучшую. Увы…


– Есть причина твоего сожаления?


– Да. Причина в том, что Союз писателей вразрез своему уставу никоим образом не выражает и не защищает моих интересов отдельно взятого профессионального писателя, рядового члена. Ни в юридическом, ни в психологическом, ни в других планах. В 27 лет я вступил в СП СССР, а сейчас вот чешу свою репу – где же это я? Я никому и ничего не хочу доказывать, я просто хочу писать и жить, оставаясь обычным, нормальным, порядочным человеком. По-моему, это сейчас намного труднее, чем стать героем или подлецом. Вся человеческая история держится именно на обычных, нормальных, порядочных людях. Они – её соль. А мы эту соль пытаемся засахаривать тотальной ложью сверху донизу. Вот в чём наша беда.


– Говорят, что в удмуртской литературе развилось течение, называемое этнофутуризмом? Что это такое?


– Помнится, что эту словоформу за одним из финно-угорских застолий первым определил молодой эстонский поэт Синиярв ещё и в середине 90-х годов века минувшего. Но со временем она благополучно подзабылась. А когда пришла пора нынешних бюджетно обработанных перформансов, её снова вытащили на свет божий несколько человек из Ижевска. Не обременяя себя особыми идеологическими выкладками, они просто всё национально удмуртское – культуру, литературу, обряды и т.п. – чохом и звучно обозвали этнофутуристическим. Исходной мыслью к этому стал перевод составляющих слов: этнос – народ, футур – будущее. Кушать подано-с! Да и движения-то нет, но это стало проходной картой нескольких человек в зарубежные финно-угорские страны. Их там привечают. А сейчас, в связи с кризисом, видно, перестали – те и замолчали. Но, как говорится, всё же и флаг им в руки – национально-бюджетным поэтам. Я работаю по-другому.

Беседу вёл Княз ГОЧАГ,
ПЫТЬ-ЯХ – ИЖЕВСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *