Довоевались, что подошли к последней черте

№ 2010 / 28, 23.02.2015

Кто ска­зал, что в ли­те­ра­тур­ном ми­ре за­кон­чи­лась граж­дан­ская вой­на? Всё это вра­ньё. Вой­на про­дол­жа­ет­ся. С од­ной лишь раз­ни­цей: в ли­хие 90-е го­ды од­на груп­па пи­са­те­лей сте­ной шла на дру­гую во мно­гом из-за идей­ных раз­но­гла­сий

ИЛИ ПОЧЕМУ БУНТАРЯМ ЗАТЫКАЮТ РОТ



Кто сказал, что в литературном мире закончилась гражданская война? Всё это враньё. Война продолжается. С одной лишь разницей: в лихие 90-е годы одна группа писателей стеной шла на другую во многом из-за идейных разногласий, а в «нулевые» годы причиной большинства публичных разборок стали деньги.


Возьмём вопрос о «толстых журналах». Сегодня на грани исчезновения оказались как радикально-либеральные «толстяки» типа «Знамени», так и кондово-почвенные издания, похожие на журнал «Наш современник». Все надежды на прошлогоднюю осеннюю встречу десяти мастеров слова с Владимиром Путиным потерпели крах. Да, Путин действительно сказал, что не всё можно измерить рынком и на словах даже пообещал литературный мир поддержать материально. Но потом выяснилось, что на финансовую поддержку со стороны государства могут претендовать лишь «толстые» журналы, но не все, а лишь очень и очень ограниченный круг. Про литературно-просветительские газеты Путин и его советники почему-то позабыли.





Дальше – больше. Обещанное вдвое увеличение ассигнований для попавших в сонм избранных «толстяков», как заявили правительственные чиновники, будет производиться исключительно за счёт ранее выделенных Федеральному агентству по печати средств по статье «Социально значимые проекты в области СМИ». В переводе на доступный язык это означает, что десятки других культурно-просветительных изданий на безвозмездные субсидии из федерального бюджета теперь могут не рассчитывать (их деньги съели «толстяки»). До сих пор нет ясности и с 50 миллионами рублей, которые Путин распорядился выделить для подписки массовых библиотек на всё те же «толстяки». Якобы эти деньги зависли в воздухе. Говорят, будто Путин оказался заложником бюджетного кодекса, по которому запрещено тратить федеральные деньги на комплектование региональных и муниципальных библиотек.


Как же сейчас выкручивается литературная периодика? Лучше всех, как всегда, устроилось начальство, особенно руководство либеральных изданий. Они присосались к различным фондам и литературным премиям. Один главный редактор много лет по совместительству секретарствует в оргкомитете премии «Русский Букер», первый заместитель главного редактора другого журнала возглавляет совет экспертов в премии «Большая книга», их руководящие коллеги из третьего журнала «пасутся» в фонде Бориса Ельцина… При этом почти все финансово связаны ещё и с фондом Сергея Филатова. Поэтому вожди либерального крыла не утруждают себя переговорами с торговыми сетями. Зачем им печься о рознице, ведь свои личные проблемы они давно решили за счёт Сороса и Филатова.


Хуже приходится, естественно, персоналу среднего звена и техническим работникам «толстяков». Их доходы не достигают даже 12 тысяч рублей. Это-то в самом дорогом городе страны – в Москве, где средняя зарплата перевалила уже за 40 тысяч.


Казалось бы, в этой сложнейшей ситуации все писатели, работающие в литературной периодике, должны проявить корпоративную солидарность. Мы все разные по взглядам на жизнь и литературу. У наших изданий разные авторы. Но у нас есть и немало общих проблем. И самая главная проблема – это выживание литературы как класса в условиях беспощадного рынка.


Если все литературные издания действовали бы сообща, мы бы давно заставили бы Федеральное агентство по печати и все профильные министерства всерьёз считаться с интересами писателей. Мы бы покончили с анонимным распределением бюджетных средств. Все экспертные комиссии при Федеральном агентстве перестали бы работать тайно, в подпольных условиях. Все процедуры, связанные с деньгами, носили бы прозрачный характер.


Пока же каждое издание бьётся за свои права в одиночку, что очень даже устраивает нечистых на руку чиновников. Именно поэтому высокопоставленные госслужащие по полгода и более не подписывают госконтракты. Видимо, ждут то ли откаты, то ли закаты.


Тем же смельчакам, что смеют бросить вызов порочной системе, тут же устраивают обструкцию. Скажем, посмел Александр Карасёв раскритиковать посиделки, ежегодно устраиваемые осенью в подмосковных Липках Фондом Филатова, и его сразу обозвали новым склочником. Да ещё упрекнули поездкой за счёт Филатовского фонда в Париж. Мол, как посмел поругать своих благодетелей. А если человек увидел, что «благие дела» Филатовского фонда очень сомнительны и что этот фонд ведёт игру лишь в одни ворота? И что – он должен теперь всю жизнь молчать? Или оплаченная поездка во Францию была обязательным условием того, чтобы потом до скончания века безудержно восхвалять бывшего руководителя администрации Ельцина и отбивать Филатову исключительно одни поклоны? Как же дёшево либералы пытаются купить лояльность перспективных авторов!


Я не понимаю и другого: почему Карасёву нельзя критиковать журнал «Новый мир» и стихи главного редактора «НМ» Андрея Василевского. Ведь этот журнал действительно стал очень одиозен. И об этом не пишут лишь ленивые. «Новый мир» – это не секрет – уже давно превратился в междусобойчик для узкого круга избранных авторов. Как и те конкурсы и премии, которые опекает руководство этого журнала. Да и стихи Василевского, прямо скажу, – не шедевр. Так зачем же Карасёву затыкать рот?


Да, Карасёв – не ангел. Его порой так заносит, что становится просто страшно. Но надо признать: он никогда ни под кого не подстраивался. Карасёв ведёт себя в литературе абсолютно независимо. Ему никто не указ: ни влиятельные литературные генералы, ни раздутые либеральными редакторами лауреаты всевозможных букеров и «Нацбестов». Карасёв сам по себе. И на всё у него есть собственное мнение, пусть иногда и ошибочное. Так спорьте с ним по существу. Однако нашим либералам легче лишить бунтаря слова. Так, видимо, удобнее.


Гражданская война в литературе закончится лишь тогда, когда мы научимся выслушивать все мнения. Хватит чего-то стесняться или бояться.


Я не понимаю тех авторов, которые приходят в редакцию газеты и, прежде чем что-либо написать, осторожно выясняют, как редактор относится к тому или иному писателю. Мне противно, когда люди готовы собственное мнение моментально переменить, лишь бы угодить редактору. С каких это пор газеты не могут печатать суждения, не совпадающие с точкой зрения редакции? Также я не могу понять, почему иные писатели, публикуясь у конкурентов, боятся в издательских аннотациях сказать всю правду о себе.


Особо возмущает позиция издательства «Эксмо», которое в выпускаемых ими книгах выбрасывает из аннотаций, к примеру, любые упоминания о работе или сотрудничестве своих авторов с нашей газетой. Отчего у книжных олигархов такой панический страх перед «ЛР». Хотя некоторые авторы тоже хороши, где-то они очень даже прекрасно качают свои авторские права, но тут – молчок. Ссориться с влиятельным издательством мало кто хочет. Осуждать других – куда легче.


Ещё раз повторяю: сегодня в одиночку ни одному литературному изданию не выжить. Можно на год или два продлить агонию, но не решить проблему как таковую. Хватит заниматься самоедством. Пора прекращать все войны. Уже довоевались. Дальше некуда. Спасаться надо всем миром. А для этого надо отбросить все амбиции. Коллеги, вы способны на это?

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *