Чёрный список

№ 2010 / 49, 23.02.2015

Вот Ев­се­ев не вы­тер­пел – а он, что, дол­жен был тер­петь? Ска­жут – у не­го не бы­ло шан­сов. Это по­нят­но. Всем всё по­нят­но. То есть ус­ло­ви­лись, ко­неч­но, что ни­кто ни­че­го не по­ни­ма­ет. Та­кая иг­ра.

Вот Евсеев не вытерпел – а он, что, должен был терпеть? Скажут – у него не было шансов. Это понятно. Всем всё понятно. То есть условились, конечно, что никто ничего не понимает. Такая игра. Половина Литературной академии – это госчиновники, дельцы, медийные продюсеры. В общем, «цвет нации». Какие академики, какое отношение имеют к литературе – не понимаю – но никто и не должен что-то понимать, повторюсь. Приказ-то был…






Олег ПАВЛОВ
Олег ПАВЛОВ

«Большую книгу» сочинили путинские чиновники. Для того, чтобы в литературе осталось сколько-то писателей, которых будет обслуживать пул откормленных, тоже отборных журналистов, которых будут возить по ярмаркам вместе с этими писателями, которых издатели будут издавать, магазины продавать, ну а читатели – читать…


Писатели стали ярмарочной челядью, когда началась бесконечная презентация «новой» путинской России: Франкфурт, Париж, Варшава, Лондон, Дели, Пекин… Там и происходил отбор: что говорят, как себя ведут и прочее. Началось, помнится, целой сотней. Теперь национальное достояние – узкий круг членов «большой и дружной» семейки. Моё поведение было плохим, отчислили. Ну, и хорошо: я давно автономный, как атомная подводная лодка – и моё плаванье одинокое. В роли какого-то Гамлета в этом литературном королевстве себя не вижу. На церемонию не пойду, потому что не хочу быть ни зрителем, ни участником этой, так сказать, драмы. Мне всё равно, что там на мой счёт решат. Хотя, думаю, давно решили. В этом списке меня вообще не должно было оказаться. Ну, случилось: системный сбой. В общем, я благодарен отдавшим за меня свои голоса. Книге это, конечно, помогло. Мне помогло.


Живу и пишу дальше. Премии – это только деньги. При этом чужие. Свой роман я писал для себя – и только для себя. Чьи-то мнения, решения – не считаю, что от них должен быть зависим даже в своих мыслях. Голосуют где-то против меня – отлично. Это ваши деньги, ваша игра – но не моё что-то. Всё справедливо. Но то, о чём пишет Евсеев, понимая, что большинство смолчит – ПОДТВЕРЖДАЮ. Они заигрались… Но все ведь знали об этом и знают, а этот писатель – ещё один – просто окажется в чёрном списке… Скажем так, проиграл и больше никогда не будет допущен к большой литературной игре.


Но вот что я подумал… Много было героев, которые к Путину на приёмы отказывались идти, но никто – в том числе, никто из них – не посмел что-то заявить там, где распределяются тиражи, деньги… Или тем, в чьей это власти… Тут героев как-то нет, больше того: затопчут в очереди. И вот собирают подписи в защиту Садулаева… В защиту Евсеева – понятно, не будут. Но то, что он сделал – не склока. Это поступок, на который в литературной среде никто ещё не решался…


И ещё журналистку эту, которую уволили из пресс-службы «Большой книги», мне очень жалко. Узнав такое – я бы уже туда не пошёл. Что она сделала? Почему можно выбросить человека с работы за честность? Она поступила честно. Но ни честных решений, ни честных книг, ребята, не бывает без честных людей.



21 ноября 2010 года

Олег ПАВЛОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *