Каков род, таков и приплод

№ 2011 / 25, 23.02.2015

«Пле­мен­ной скот» На­та­льи Ле­бе­де­вой сво­им про­ис­хож­де­ни­ем обя­зан та­ко­му по­пу­ляр­но­му «про­из­во­ди­те­лю», как ро­ман Ан­д­рея Ру­ба­но­ва «Хло­ро­фи­лия». Имен­но в этой кни­ге был пер­во­на­чаль­но об­ка­тан сце­на­рий съё­жи­ва­ния рос­сий­ской ой­ку­ме­ны

«Племенной скот» Натальи Лебедевой своим происхождением обязан такому популярному «производителю», как роман Андрея Рубанова «Хлорофилия». Именно в этой книге был первоначально обкатан сценарий съёживания российской ойкумены до границ нынешнего «внутримкадья». Правда, в отличие от рубановского прогнозирования нашего недалёкого будущего, основанного на верно подмеченном стремлении отечественного населения к «центрам комфорта», футурологические схемы «Племенного скота» эксплуатируют повсеместную убеждённость в неизбежности грядущего энергетического кризиса.





Действие романа Натальи Лебедевой происходит спустя двести лет после того, как выяснилось, что благ цивилизации «на всех не хватит». В этот момент «небольшая кучка людей», живущих в центре Москвы, «оставила себе всё», «а остальных выгнала». Участь новоявленных изгоев была предрешена: «Кто-то ушёл в деревни, кто-то пытался остаться в городах». Люди, выбравшие первый путь, уже через несколько поколений перешли к тем формам жизни, которые были характерны для средневековой Руси периода феодальной раздробленности. А не пожелавшие покинуть оплоты урбанизма в скором времени выродились в самую настоящую «нечисть»: человекообразных существ, забывших правила гигиены, хорошего поведения и «каждую минуту собиравшихся по-собачьи встать на четвереньки».


Обитатели «очистившейся от скверны и бесполезного сброда» Нерезиновой, наоборот, стали фактически равны богам. Город, который им достался по праву принадлежности к российской чиновничьей элите, «населён людьми полезными и важными, экологически чист и высокотехнологичен, окружён надёжной защитой». Иными словами, он представляет собой воплощённую мечту рублёвских социал-дарвинистов, постоянно грезящих о том, чтобы небесный Иерусалим приземлился рядом с местом их непосредственного проживания и во время посадки раздавил вечно путающееся под ногами нечёсаное быдло.


Однако идеальное общество, выбравшее лозунг: «Только менеджер высшего звена войдёт в царствие небесное, где получит много новых гаджетов», неожиданно сталкивается с проблемами демографического характера. Большинство женщин начинают испытывать трудности с деторождением: одни из них не могут забеременеть, другие оказываются не в состоянии выносить плод, а третьи производят на свет исключительно даунов. Сложившаяся ситуация требует незамедлительного решения, и оно в конце концов появляется. Благодаря изобретению высокотехнологичных нанокостюмов, позволяющих принимать облик русалки, лешего или Царевны-Лягушки, возникает возможность выдавать себя за персонажей русской мифологии перед погрузившимися в средневековье бывшими соотечественниками. Ну, а последние очень быстро переходят от суеверного испуга к радостям межвидового совокупления. В результате любой московский мужчина может завести здорового ребёнка от какой-нибудь привлекательной и глуповатой поселянки, а каждая московская женщина получает счастливый шанс на гарантированное оплодотворение суровым и гипермаскулинным землепашцем. Эта постоянная «пляска» вокруг перинатальных проблем объясняется жанровой природой «Племенного скота». Несмотря на то, что действие в нём перенесено в конец двадцать второго века, он является не столько социально-фантастическим произведением, сколько стандартным дамским романом, лишь слегка замаскированным под антиутопию. Главный посыл, который читатель может извлечь из книги Натальи Лебедевой, заключается в трансляции вечной тоски всех филологинь и прочих дам гуманитарного профиля о настоящем мужике. Сей смутный объект девичьих желаний, подобно доктору Джекилу и мистеру Хайду, должен состоять из двух противоположных ипостасей. С одной стороны, он обязан обладать повадками рафинированного интеллигента и внешностью метросексуала, а с другой – быть способным к «восхитительной дикости». Кроме того, в комплект желаемых качеств искомого идеала непременно входят «восторг в глазах», огромные «ручищи», растущие, понятно, не из области материально-телесного низа, и «острый, звериный» запах. Такая раздвоенность представлений в полной мере присуща, например, главной героине романа – деревенской девушке Алёне. Подчиняясь основной сюжетной линии, она упорно пробирается из своей деревни в Москву, где чает найти вскружившего ей голову секс-туриста, выдававшего себя за Финиста – Ясного Сокола. И хотя любовь Алёны неподдельна и чиста, а обаяние фальшивого Финиста во многом обусловлено его непохожестью на тружеников полей и ферм, жертва костюмированных вылазок пресыщенных москвичей с тоской вспоминает и «грубоватые приставания» прежних воздыхателей, и распространяемый ими «резкий запах – смеси чеснока и пота».


Вечно «бабье» в квазифутурологическом эксперименте Натальи Лебедевой даёт себя знать, помимо прочего, и в слабости мотивировки. Так, остаётся совершенно непонятным, в чём же, собственно, заключалась энергетическая катастрофа, запустившая процесс распада страны. В добавление к этому изолированное и автономное существование бывшей столицы вступает в резкое противоречие с наличием «поездов, которые привозят в Москву металлы», и многочисленных заводов, «на которых делают вещи».


Но не будем подходить к «Племенному скоту» с ригоризмом и бескомпромиссностью Геннадия Онищенко. Во-первых, от экспериментов по жанровой гибридизации ещё никто не умирал. А во-вторых, ознакомление с результатами, достигнутыми в селекционной лаборатории Натальи Лебедевой, заставляет лишний раз задуматься над тем, как всё, мягко говоря, неладно в нашем нефтегазовом королевстве.

Алексей КОРОВАШКО,
г. НИЖНИЙ НОВГОРОД

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *