Позвольте заметить…

№ 2013 / 28, 23.02.2015

В газете «Завтра» (№ 23) напечатан отрывок, названный фрагментом, из книги К.Душенова. Заголовок книги несколько озадачивает – «Будь верен до смерти».

В газете «Завтра» (№ 23) напечатан отрывок, названный фрагментом, из книги К.Душенова. Заголовок книги несколько озадачивает – «Будь верен до смерти». Чему верен? Кому верен? Не лучше ли без загадок?

Фрагмент озаглавлен «Сталин как помазанник Божий». Да нельзя же так! Можно «Сталин как теоретик марксизма», «Сталин как Верховный Главнокомандующий», даже «Сталин как семьянин», но «как помазанник»… Это вроде «Комсомол как резерв партии». Такая же несуразица «Христос как сын Божий» или «Апостол Павел как святой». Если уж так хочется, надо было просто сказать: «Сталин – помазанник Божий». Так говорят русские люди.

Тут же и большая фотография – видимо, это развёрнутая обложка книги. На ней – выразительный портрет автора на трагическом фоне из колючей проволоки и крестов. Опять ГУЛаг! Да мы об этом каждую неделю от Сванидзе слышим! Под портретом – несколько фраз, видимо, соответствующих содержанию книги. Читаем: «Еврейская революция, русская кровь?» Это о чём же? Да скорее всего об Октябрьской революции. Ну, мы и об этом уж так наслышаны, так начитаны, что просто невмоготу. Знаем, например, из книги самодельного академика В.Корчагина, что и Ленин был еврей, и Сталин – грузин, женатый на еврейке, и что «первое советское правительство на 90% состояло из евреев», хотя известно только об одном Троцком, остальные скрылись под псевдонимами: Рыков, Шляпников, Крыленко и т.д. Да не был ли и Семён Михайлович Будённый замаскированным Самуилом Моисеевичем Будкером?

Автору лучше бы не копаться в папирусах древности, а посмотреть, что творится под носом. Ельцин одного за другим назначил премьерами трёх евреев и четырёх – вице-премьерами. Но некоторые из них были всё-таки евреями «по израильской шкале», то есть лишь со стороны отца или матери. Путину этого мало, он назначает полнометражных – одного премьера и двух вице. Итого за эти двадцать лет

4 + 6 = 10. На самом-самом верху власти! Да почему же не татары или башкиры, не чуваши или мордва? Но пусть, пусть!

Мы не против, лишь бы хоть кто-нибудь сделал хоть что-нибудь полезное для страны. Ведь главное-то, только один из них настоящий государственный муж. Так его через полгода, как только он заикнулся о нарах для ворюг, убрали с поста. В какой стране возможна такая Великолепная Десятка? Я уж не говорю о полоумном русофобе Кохе, возможно, немце, который тоже был вице-премьером. Он призывает американцев «послать парочку дивизий ВДВ и отобрать у России к чёртовой матери атомное оружие». Вот она, революция-то. Именно об этом и говорил почти открыто своей передачей «Культурная революция» тот самый малограмотный киргизский еврей Швыдкой, сделанный Путиным министром культуры – в издёвку над Пушкиным и Толстым, над Глинкой и Чайковским, над Репиным и Крамским, над Шаляпиным и Лемешевым, над Василием Блаженным и Покровом на Нерли – над всем народом русским.

Я хочу обратить внимание лишь на два-три сегмента этого фрагмента. Итак, «недомыслимым Промыслом», пишет автор, Сталин сподобился стать помазанником. Но ещё задолго до этого, в юности он писал прекрасные стихи, – сообщает нам автор, хотя это известно всем, кто интересовался биографией Сталина. Есть несколько переводов того стихотворения, что приведено во фрагменте. Оно, по-моему, написано под сильным влиянием лермонтовского «Пророка». И там и тут судьба двух проповедников. Сопоставьте:

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья:

В меня все ближние мои

Бросали бешено каменья.

И

Но люди, забывшие Бога,

Хранившие в сердце тьму,

Вместо вина отраву

Налили в чашу его…

Смотрите ж, дети на него:

Как он угрюм, и худ, и бледен.

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!

И

Сказали ему: «Будь проклят!

Чашу испей до дна!..

И песня твоя чужда нам,

И правда твоя не нужна!»

Но не в стихах дело. От них автор переходит к делам совсем иного рода. Вот говорит, Ленин и Троцкий в 1919 году издали декрет о религии. Позвольте, какое отношение к делам религии мог иметь Троцкий, который был тогда председателем Реввоенсовета и наркомвоенмор? А как выполнялся этот «декрет»? Это же самое главное. В нём было сказано, например: «Церкви подлежат закрытию». Что, и действительно закрыли все церкви? Не буду говорить за других, в частности, и за автора фрагмента, но моя лично жизнь вся прошла близ действующих церквей.

Со второго до пятого класса я учился в Измайловской начальной школе, которую так и называли по старинке – земской. Буквально в ста метрах от школы стояла красавица ХVIII века – церковь Покрова Богородицы. Возле неё и прошло несколько лет моего золотого советского детства!.. Помните у Пушкина? –

В начале жизни школу помню я;

Там нас, детей беспечных,

было много;

Неровная и резвая семья,

Смиренная, одетая убого…

Признаться, смиренными были далеко не все, а вот убого одетых – гораздо больше. Это же начало 30-х годов! И тем не менее, они незабываемы –

Те дни, когда мне были новы

Все впечатленья бытия…

Измайлово было тогда подмосковным селом, и только в середине 30-х годов оно вошло в Сталинский район столицы.

Не знаю, цела ли, работает ли и ныне та моя незабвенная школа. Ведь сколько их ныне закрыто и разрушено… Вот архимандрит Тихон в книге «Несвятые святые» радостно сообщает, что «к тому времени (осень 1993 года) было возрождено уже 360 монастырей, и с каждым месяцем их число увеличивалось». Прочитав это, я невольно подумал, что хорошо бы святому отцу умерить несколько своё ликование и присовокупить: «А число деревень вместе со школами, больницами, родильными домами, увы, не увеличилось, а уменьшилось. И как!». Ведь эта приписка была бы столь богоугодна! Действительно, за двадцать лет цветущей демократии, большую часть которых страной правил В.Путин, исчезло с лица русской земли более 23 тысяч деревень вместе с их жителями, школами, больницами, и около 20-ти тысяч, где живут по пять-шесть стариков, ждут своей очереди у могил. И это не мешает Путину, перекрестясь, обвинять Сталина в уничтожении крестьянства. Впрочем, и ныне сельское население составляет 34 миллиона недоуничтоженных демократией человек.

Отпела ли церковь хоть одну из убитых деревень? Русская поэзия отпела:

Поставьте памятник деревне

На Красной пощади в Москве,

Чтоб всюду высились деревья,

Валялись яблоки в траве…

Нет памятника. Сейчас на священной Красной площади Путин устраивает увеселения, гулянки, бесовские шабаши…

А в проклинаемое автором Советское время за те же 20 с небольшим лет с 1918 года (ещё шла Гражданская война) до 1938-го число учащихся (соразмерно и школ) выросло с 8 миллионов до 30-ти (Страны социализма и капитализма в цифрах. М., 1957. С. 109). Почти в четыре раза! Могу порадовать сведениями на сей счёт и о нашей родной столице: всего за семьдесят лет Советской власти, с того же 1918-го по 1987-й год построено 1669 школ на 1 миллион 480 тысяч ученических мест (Москва в цифрах. М. 1988. С. 173). Одно из этих мест бесполезно занимал и наш сочинитель.

Так вот, говорю, всю жизнь, как ныне выражаются, «в шаговой доступности» были у меня церкви. Начать хоть с той, что в Измайлове. А когда мы с сёстрами приезжали летом к бабушке и дедушке в Тульскую область в деревню, и там на берегу Непрядвы, на самом высоком месте стояла такая же красавица; когда учился я в Бауманском институте, а после войны – в Энергетическом им. Молотова, по дороге каждый раз любовался Елоховским кафедральным собором; позже пять лет учёбы в Литературном институте на Тверском бульваре – и там, в переулочке за Камерным театром тоже церквушка, да ещё одна совсем неподалёку – в начале улицы Чехова (Малой Дмитровки), в Путинках; бегал на свидания к своей будущей жене, которая жила с матерью в Телеграфном (ныне Архангельском) переулке, и тут церковь Архангела Гавриила, «Меншикова башня», в виде высоченной колокольни; в Союз писателей ходил по Поварской мимо церкви Симеона Столпника; ездил на метро навещать сестру на Вторую Самотёчную улицу, и там недалеко от станции «Новослободская» – тоже большая красивая церковь; в храме Всех скорбящих радости отпевали мы нашу мать… Всё это в Советское время. И все эти церкви, кроме Симеона Столпника, повторю, были действующими, работали. Пять лет тому назад в церкви, что в подмосковной Немчиновке, крестили мы двойню внуков. И вот уже почти тридцать лет, когда едем на машине в Красновидово на дачу, встречается нам по дороге пять церквей и один монастырь в Аносино. А из окна моего дачного кабинета тоже видна церковь в деревне Лужки и в надлежащие дни и часы доносится благовест… Ах, как пела когда-то Изабелла Юрьева!

Я ехала домой, душа была полна

Неясным мне самой

каким-то новым счастьем.

Казалось мне, что все с таким участьем,

С такою ласкою глядели на меня…

Я ехала домой… Двурогая луна

Смотрела в окна скучного вагона…

И дальний благовест заутреннего звона

Плыл в воздухе, дрожащем как струна…

А если об отношении к религии, то автору надо бы знать, что в своих негативных решениях на сей счёт Советская власть и её представители всегда говорили не о духовенстве вообще, а о реакционном антисоветском духовенстве. Так говорил и Сталин в приведённой автором цитате 1927 года: «Подавили мы реакционное духовенство? Да, подавили». А чего ещё можно было ждать, если это духовенство в годы революций и во время Гражданской войны было решительно и деятельно на стороне прогнившей царской власти или иностранных оккупантов. Ещё в дни революции 1905 года Валерий Брюсов язвительно писал, что к Страстному монастырю в Москве будущий историк

Не за молитвы и кресты

Проникнется большим почётом –

За подвиг дивной красоты:

За колокольню с пулемётом.

О таких же святых колокольнях в Москве писал В.Гиляровский, знаменитый знаток столицы.

А что касается обвинения Сталина в сносе храма Христа Спасителя, то, по воспоминаниям Кагановича, который не принимал в этом никакого участия, Сталин долго колебался, но за снос храма были такие великие авторитеты, как академик А.В. Щусев, впоследствии четырёхкратный лауреат помазанной премии, и И.В. Жолтовский, лауреат той же помазанной. Ведь Щусев и воздвиг церковь на поле Куликовом ещё до революции и Мавзолей Ленина. Как устоять против такого знатока!

И не следует шить Сталину конъюнктуру, не имея никаких доказательств. Как известно, 29 апреля – 9 мая 1923 года в Москве состоялся Поместный собор. Это после-то директивы о закрытии церквей и уничтожении попов! На Соборе главенствовали так называемые обновленцы во главе с А.Введенским. «Платформа обновленцев, – пишет современный добросовестный историк церкви А.Г. Купцов, – прежде всего исходила из признания Советской власти и одобрения социалистической революции, и потому они получили всенародную поддержку. На Соборе они крыли патриарха Тихона и тихоновцев за антисоветчину и поддержку белогвардейцев. Был осуждён капитализм и контрреволюционная деятельность Тихона, а сам он лишён патриаршего сана. Попы, терявшие паству, стали в массе перебегать к обновленцам».

Тихон предал анафеме Советскую власть, но не только за это был подвергнут домашнему аресту. Дело-то не новое в церковном мире. Как не вспомнить хотя бы Авиньонское пленение пап, которое учинили не большевики, а король французский. После Собора, поняв, что дело пахнет керосином, Тихон, не мешкая, 16 июня обратился в Верховный Суд с письмом, которое в факсимильном виде было напечатано в «Известиях». И в частности, писал: «Будучи воспитан в монархическом обществе и находясь до самого ареста под влиянием антисоветских сил, я действительно был настроен к советской власти враждебно, причём враждебность из пассивного состояния временами переходила к активным действиям, как-то: обращение (к народу) по поводу Брестского мира в 1918 году, анафемствование в том же году власти и, наконец, воззвание (к народу) против декрета об изъятии церковных ценностей в 1922 году… Признавая правильность решения суда о привлечении меня к ответственности по указанным в обвинительном заключении статьям Уголовного кодекса за антисоветскую деятельность, я раскаиваюсь в этих проступках против государственного строя и прошу Верховный суд заменить мне меру пресечения, т.е. освободить из-под стражи. При этом заявляю Верховному Суду, что я отныне Советской власти не враг. Я окончательно и решительно отмежевался как от зарубежной, так и внутренней монархическо-белогвардейской контрреволюции». Очень похоже на апелляцию Солженицына из заключения к тому же Верховному суду и ко многим другим адресам – Ворошилову, Берии, Руденко…

А 4 июля Тихон ещё обратился и ко всему духовенству, ко всем мирянам: «В том преступлении, в котором я себя признаю виновным, по существу виновато то общество, которое меня как главу православной церкви постоянно подбивало на активные выступления тем или иным путём против Советской власти». Ну, это было недостойно патриарха: среда, мол, заела меня, бедного недотыку.

Но дальше вполне достойно: «Отныне я определённо заявляю всем тем, что их усердие будет совершенно напрасным и бесплодным, ибо я решительно осуждаю всякое посягательство на Советскую власть… Я понял всю неправду и клевету, которой подвергается Советская власть со стороны её соотечественников и иностранных врагов и которую они распространяют по всему свету».

Ещё раз публично покаявшись, патриарх призывал всех мирян «являть примеры повиновения существующей государственной власти в согласии с заповедями Божьими». А заповеди, как известно, гласят: «Всяка душа властем предержащим да повинуется. Несть бо власти не от Бога». Так хитроумный Тихон выбил у обновленцев их главный козырь. Его, конечно, выпустили на свободу, вернее, сняли охрану и он остался патриархом. В Авиньоне римские папы томились почти семьдесят лет, так сказать, целую Советскую эпоху, а тут и года не прошло. После смерти Ленина восстановленный патриарх сказал о нём тёплые прочувственные слова. Вскоре и сам преставился. И восемнадцать лет патриарха не было, но при содействии Сталина местоблюститель Сергий стал патриархом. Так большевики дважды, сперва Ленин в 1918 году, а потом Сталин в 1943-м возродили патриаршество, упразднённое Петром в 1703 году. То есть посадили обратно и оживили голову церкви, отрубленную царём. Они сделали то, на что за двести с лишним лет не решился ни один из тринадцати царей и цариц после Петра, ни Временное правительство. За одно это в церквах должны бы висеть на самом почётном месте иконы и святого Владимира Второго и святого Иосифа Первого. А автор фрагмента уличает Сталина в какой-то «конъюнктуре» в связи с раскаянием Тихона.

И не надо лепить к Сталину такие личности, как известный Милован Джилас: он-де пользовался «особой симпатией и доверием» помазанника. Сталин встречался с ним, и свой итог этих встреч тот выразил так: «В общем, Сталин был монстром, который придерживаясь абстрактных утопических идей, на практике признавал единственным успехом – насилие, физическое и духовное истребление» (Беседы со Сталиным. М. 2002. С. 219).

Я уж не говорю о том, что не мог Сталин сказать Джиласу, что «мы не печатаем Достоевского, потому что он плохо влияет на молодёжь». Сталин, зорко и неустанно следивший за литературой, не мог не знать, что Достоевского у нас издавали обильно, даже «Бесов» с помощью Максима Горького, широко отмечали его юбилеи, поставили ему памятник, создали музей, экранизировали, инсценировали, была создана целая литература о нём. Всего этого мог не знать Джилас, но наш писатель-то обязан знать! Вместо этого он тиражирует клеветнический вздор.

А тут ещё некий профессор Илизаров Б.С. представлен в виде добросовестного учёного, который, мол, «пытается понять Вождя, исследуя его пометы на полях книг». Как можно пользоваться такими источниками! Этот профессор постоянно занят симуляцией своих глубочайших и широчайших профессорских познаний. Захватывает даже античность. Например, вот вам, какой я эрудит: «В 1901 году, как из головы Минервы, явился зрелый марксист Сталин». Батюшки, да ведь сама Минерва явилась из головы Юпитера, а Сталин-то скорей всего из головы Ленина. Или: «Римлянин Арриан рассказывал об Александре Македонском…» Но тот был вовсе не римлянин, а грек и писал на греческом. А обратясь к делам и людям на тыщёнку-две лет поближе, профессор уверяет, что Гёте звали не Иоганн Вольфганг, а Иоганн Фридрих, что Фейхтвангер вовсе не Лион, а Леон, и Ромен Роллан никакой не Роллан, что имя маршала Василевского не Александр Михайлович, а как у Суворова – Александр Васильевич, маршал Рокоссовский отнюдь не Константин Константинович, а Георгий Константинович, он был, дескать, тёзкой маршала Жукова; есть у него ещё Мао Дзедун и много других интересных открытий. Всего в книге около 600 имён философов, писателей, политиков, полководцев… Словом, это настоящая энциклопедия невежества. И откуда явился на свет божий этот писака? Я думаю, из головы Сванидзе или из ануса Млечина.

В уникальном исследовании профессора Илизарова есть замечательная глава «Литература в зеркале сталинской сексуальности», а в числе источников его сочинения – кроме книг таких титанов мысли, как Э.Радзинский и Р.Медведев, есть публикация неизвестного автора «Коба и его женщины». Впрочем, мы находим в книге сведения и о сексуальности Троцкого, но они так тошнотворны, что рассказать о них невозможно.

Кроме того, автор сообщает, что мозг Сталина был 1341 грамм, а вот у слона – 5,7 килограмма, у кита – 6–7 килограммов. Увы, как далеко было до них помазаннику Божьему…

И вот при таком-то мозге, пишет Борис Семёнович, Сталин «хотел начать процедуру «окончательного решения еврейского вопроса». Как? Расстрелом евреев на Красной площади у памятника известным антисемитам Минину и Пожарскому, о которых один еврейский поэт неспроста писал:

Подумаешь, они спасли Россию!

А может, и не надо бы спасать…

Автор перечисляет секретарей Сталина: Мехлис, Бажанов, Двинский, Таль, Поскрёбышев. Из пяти человек три еврея было у этого антисемита. А уж выбирал-то себе секретарей он сам. Но даже это не смягчает еврея Илизарова. Он пишет, что Сталин особенно не любил евреев, греков, поляков и армян. Да как же он при этом всю жизнь терпел около себя поляка Дзержинского, еврея Кагановича, армянина Микояна и множество их соплеменников? Да что там! Поляк Рокоссовский и маршалом стал и орден «Победа» получил и две Золотых Звезды Героя. А сама Польша благодаря стараниям Сталина в спорах с Черчиллем обрела едва ли не треть её нынешней территории. Но кого же из греков не любил Сталин? Думаю, что Аристотеля или Гавриила Попова, выдающего себя за грека?

Илизаров сочинял свой труд пять лет. И вот его итог о Сталине: «Пять лет во мне это гнусное существо. Он был хром и болезнен, левая рука не разгибалась и сохла, часто простужался». Сталин вовсе не был хром и болезнен, но если бы и так, какое это имеет отношение к оценке политического деятеля? Рузвельт вообще передвигался на коляске. Вернее, если человек болезненный, а страна под его руководством достигла таких небывалых успехов, то тем больше его слава. Но Илизаров уже просто спятил от ненависти и не соображает это. И опять: «Его империя – это кровь, вонь, миллионы лопат, океаны трупов». Ну, вонь, конечно, имела место – от таких профессоров, консистенцию коих точно определил в своё время ещё Ленин в известном письме Максиму Горькому.

Словом, Илизаров целиком согласен с Джиласом: «Сталин был монстром» (с. 68). Вот каких мыслителей выбрал себе этот Душенов в качестве авторитетов и поводырей. Ничего другого нельзя было и ожидать.

Но – минуточку! На левой стороне обложки книги – Сталин и какой-то лысый человек в чёрных очках, руки в брюки, похожий на Путина. Да, точно! Здесь и написано: «Новый Путин». А Сталин-то причём по соседству? Хоть и спиной стоит к страшноватому лысому очкарику, но всё же – причём? Ах, это к лозунгу «Путин – Сталин сегодня». Впрочем, есть и иные веяния. В одном роскошном журнальчике прочитал я статью «Святой царь и вождь-победитель». И тут же рядом два вопиющих красочных портрета: большой, почти на всю страницу – Николая Второго при сияющих звёздах, лентах и эполетах, почему-то прозванного современниками Кровавым, и небольшой – товарища Сталина, Генерального секретаря ЦК ВКП(б). До чего ж самовлюблённая и тупая уверенность в своём влиянии, авторитете, весе и в человеческом ничтожестве! В народе давно сложилось мнение о Николае как о бездарном убожестве, пешке на троне, доведшем страну до поражений в двух войнах и до двух кровавых революций, но он уверен: вот я скажу, что вовсе не так, что Николай – собрат Сталину, и все отрекутся от прежнего мнения, поверят мне, ещё и спасибо скажут. Как мне можно не верить! Да подумал хоть бы о том, как Сталин отнёсся бы к такому собратству. Оно же для него просто оскорбительно… А ему плевать на это. Ему лишь бы выпендриться, прокукарекать, а там хоть не рассветай.

А чего Путин за чёрными очками-то спрятался? Не потому ли, что боится, как бы ему в глаза не посмотрели матери Беслана или вдовы Саяно-Шушенской ГЭС, или сироты «Норд-Оста», или двадцать миллионов русских, оставшихся за рубежом в положении людей второго сорта? Или вдруг стыдно стало за то, как на ранчо Буша упал на колени перед его собакой, прижался к ней щекой, облобызал, а потом вычёсывал у неё блох, или – за то, как угодничал перед французским забулдыгой Депардье, примчавшись к нему на край света с российским паспортом в зубах?

И что же в нём нового? С каких пор? Придя к власти, он первым делом ликвидировал две советские военные базы – во Вьетнаме и на Кубе, позволявшие нам контролировать Америку; потом помог американцам устроить две базы в Киргизии и Узбекистане. 4:0 в пользу США. А теперь разрешил им создать базу уже на русской земле, в сердце России. 5:0. В чистую! И все пять голов забил в свои ворота свой. Это круче недавнего хоккейного проигрыша тем же американцам со счётом 3:8, который можно изобразить тоже как 0:5. Чего тут нового? Продуманная, последовательная, неизменная прямая линия геноцида.

Или: разве президент, действительно думающий о достоинстве и чести родины, о её духовном развитии, мог бы назначить министром культуры малограмотного злобного русофоба Швыдкова, эту «блядь рублёвую», как сказал поэт? А вслед за этим мог бы глава государства, озабоченный безопасностью страны, назначить министром обороны такое чучело огородное, как Сердюков, ничего не разумеющий в военном деле? Честному государственному человеку это не позволило бы сделать даже одно лишь созвучие Сердюков – Смердяков, тот самый у Достоевского, что досадовал, почему в 1812 году просвещённая нация не покорила отсталую. Назначил он его шесть лет тому назад. Тогда это был «старый Путин»? Допустим. Но он же его и теперь, когда вскрыли устроенный им развал армии да ещё чудовищное воровство в министерстве, как только может выгораживает, защищает, оправдывает – уж это-то новый, буквально сегодняшний Путин. Мало того, подключил и любимого местоблюстителя, родившегося из головы Илизарова: «К Смердякову нет никаких претензий. Он ни в чём не виноват. Это лучший министр обороны со времён Грачёва. А какая дебелая у него пассия! Ну, давайте наденем ей на левую ляжку колечко, и всё». Кому на пользу такие министры, как не Америке?

А Ливанов, сознательно назначенный министром образования и науки именно потому, что в голове – хоть шаром покати. Он только что добился решения правительства превратить 300-летнюю Академию Наук в воскресный клуб по интересам? Это уж такая тупоумная наглость, такое пособничество врагам родины, что учёные, академики, до сих пор молчавшие в надежде, что их не тронут, наконец, подняли бунт и выступили «с требованием отставки министра образования науки Ливанова и правительства в целом, как наносящих своими разрушительными действиями невосполнимый ущерб России» («Советская Россия». 29.7.13).

А кто заселяет исконные русские земли и города, включая столицу, чужеземцами? Путин. Кто с помощью «Протонов» швыряет в океан миллиарды? Кто приказал впарить в беззащитные головы школьников «ГУЛаг», самую лживую книгу, когда-либо написанную на русском языке? Кто недавно нахваливал Чубайса за «мужество» при разграблении и развале страны в содружестве с агентами ЦРУ? Кто распустил телевидение до того, что некая Дана Борисова просит какого-то колбасного короля: «Расскажите, когда, как, при каких обстоятельствах вы лишились невинности». И он рассказывает, а потом – она. Всё это – Путин. Ему и самому скоро скажут: «Вот вы недавно пошутили насчёт первой брачной ночи: можно, мол, по-разному себя вести, но итог должен быть один. А как вы лично провели свою первую ночь?» Кто не смеет слова сказать по поводу разнузданной наглости геев? Кто на днях по поводу великого героя Эдварда Сноудена лихо заявил: «Мы никогда никого не выдавали!» Лжец! А кто выдал Хоннекера – Турция? Персия? Монте-Карло? Мало того, что выдаёте, но вы ещё и отдаёте. Наша разведка когда-то схватила американского шпиона Эдмонда Поупа, который нанёс нашему флоту многомиллиардные убытки. Ему дали двадцать лет. Но не прошло и двадцати недель, как президент Путин помиловал его и отправил в Америку, дав на дорожку три баночки чёрной икры.

Это человек абсолютно аморальный. Таких русская земля ещё не рожала. Можно сказать и так: среди всех времён и всех народов не было таких предателей, как Горбачёв и Ельцин, Путин и Медведев. Им поставлена цель – истребить русский народ, уничтожить Россию. Первые два отработали своё, теперь Путин, как старый, так и новый, послушно выполняет задачу геноцида, прикрывая это речами о патриотизме и о военных ассигнованиях. Не видеть, не понимать предательства родины, мурлыкать о «новом Путине», лепетать «Путин – это Сталин сегодня!» могут только обиженные Богом тупицы, слепцы или такие же предатели своего народа, напялившие кресты.

Владимир БУШИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *