Демография прошлогодней русской поэзии

№ 2013 / 43, 23.02.2015

Прошлогодняя? Значит обнародованная в прошлом году. Не вся, конечно, а только в толстых журналах. Которые тоже берём не все – несколько старых центровых брендов

обзор в границах журнального зала

Прошлогодняя? Значит обнародованная в прошлом году. Не вся, конечно, а только в толстых журналах. Которые тоже берём не все – несколько старых центровых брендов, традицией ориентированных на территорию компактного проживания носителей языка. Задачу ставим куда скромнее, чем критический анализ произведений. Нам достаточно того, что сама идея журнала предполагает опцию строгого отбора. Так вот, поэтов, чьи стихи отобрали, обобщаем в некий условный социум и смотрим, какие в прямом смысле демографические особенности ему свойственны. Данная возможность обеспечивается интернет-феноменом Журнального зала. Ну, и обычными для мониторинга СМИ технологиями.

Итак, листаем номера за 2012 год: «Волга», «Дружба народов», «Знамя», «Нева», «Новый мир», «Октябрь», «Сибирские огни», «Урал». В течение 2012 года в этих журналах были опубликованы стихи, принадлежащие 282 ныне живущим авторам.

Раз, два, три, четыре, пять

Предварительно выясним, у кого какое было количество публикаций. Прозу и переводы, понятно, не учитываем – только оригинальные стихотворные тексты и под соответствующей рубрикой. Однако, если список авторов был задан из вышеназванного перечня журналов, то количество публикаций каждого автора смотрим во всех размещённых в ЖЗ изданиях. Так вот, рекордсменов обнаружено два. У Бахыта Кенжеева были подборки в журналах: «Дружба народов» № 5, «Октябрь» № 2, «Сибирские огни» № 4, «Новый Мир» № 1 и № 12, «Знамя» № 1 и № 8. Кроме того, его стихи включает не вошедший в наш перечень «Новый журнал» № 267. Также восемь публикаций было у Андрея Грицмана. Из наших его стихи публиковали «Дружба народов» № 8 и «Сибирские огни» № 12. Из прочих – «Арион» № 3, «Новая Юность» № 5 (110), «Дети Ра» № 10 (96), «Студия» № 16, «Вестник Европы» № 34–35, «Новый журнал» № 267.

Вкратце приведём находящиеся в свободном доступе биографические сведения о поэтах. А.Грицман: родился в 1947 году в Москве; окончил 1-й Московский медицинский институт им. И.М Сеченова; кандидат медицинских наук; с 1981 года живёт в США, в 1998-м получил дипломом магистра искусств по литературе; редактор сетевого журнала «Интерпоэзия». Б.Кенжеев: родился в 1950 году в Казахстане; окончил химический факультет МГУ; в 1974–1975 годах входил в поэтическую группу «Московское время», эмигрировал в 1982 году, живёт в Нью-Йорке и Москве.

187 авторов, то есть больше половины списка, выступили с одной публикацией. От двух до четырёх публикаций – у 85 авторов. У 10 авторов, включая Б. Кенжеева и А. Грицмана, не меньше, чем по пять публикаций. В этом десятке, заметим, три женщины.

Первая – Ганна Шевченко (Анна Кистерева). Родилась в 1975 году на Украине. Окончила вуз в Киеве, по образованию – финансист. В настоящее время живёт в Подмосковье. Кроме стихов, пишет прозу и пьесы. Активный представитель своего поколения: Волошинский конкурс (2007 г.), совещание молодых писателей Москвы в ЦДЛ (2009 г.); Форумы в Липках (2008, 2009, 2010 гг.) и так далее. В 2012 году у неё было шесть публикаций в ЖЗ: «Октябрь» № 12, «Дружба народов» № 7, «Сибирские огни» № 2, «Арион» № 1, «Дети Ра» № 6 (92) и № 12 (98.).

Вторая – Лилия Газизова из Казани («Сибирские огни» № 1, «Дружба народов» № 4, «Дети Ра» № 6 (92), «Арион» № 4, «Крещатик» № 2). Образование: Казанский медицинский институт (1990 г.), Литературный институт им. А.М. Горького (1996 г.). Пишет и стихи, и прозу. Вместе с тем упоминается в Сети как организатор проводимых в родной республике международных поэтических фестивалей – имени Н. Лобачевского и Хлебниковского «Ладомира». Руководит секцией русской литературы и художественного перевода Союза писателей Татарстана.

Третью поэтессу назовём чуть позднее.

Не остались бы в джазе только девушки

В целом исследуемый контингент разграничивается по гендерному принципу в соотношении: 85 женщин на 197 мужчин. Ну, никто и не сомневался, что русская поэзия есть преимущественно мужской вид деятельности. Однако в динамике ситуация резко противоположна. Среди шести самых молодых наших авторов, тех, что родились не ранее 1990 года, пять – девушки. Хочется списать на случайность, но та же диспропорция наблюдается ныне и в аудиториях Литинститута…

Даты рождения авторов прослеживаются с 1928 по 1995 год. Звание старейшины поэтического племени присваиваем Инне Лиснянской. Славное имя, непростая судьба, завидное творческое долголетие. Это у неё в прошлом году было пять стихотворных публикаций в ЖЗ: «Дружба народов» № 8, «Знамя» № 11 и № 4, «Новый мир» № 3, «Иерусалимский журнал» № 41. Последний сообщает, что Инна Львовна сейчас живёт в Хайфе. В свой черёд, самый юный автор из списка, 1995 года рождения – Екатерина Тупицына из Новосибирска, новобранец «Сибирских огней» № 5.

Между названными экстремумами система изредка буксовала – когда в препятствие грядущим исследованиям по истории литературы деликатно умалчивалось о возрасте дам. Всё равно искомая информация обнаруживается и помимо ЖЗ. Если не в Википедии, то на страницах «Дебюта» или где-нибудь ещё…

Авторов, которые родились в 1960–1969 годах, выявлено 74 человека. Среди старших поколений: родившихся в пятидесятых годах – 58 человек, в сороковых – 36, в тридцатых – 17. В связи со скорбными утратами прошлого года поколение 1920–1929 годов Инна Лиснянская представляет одна. Прошлогодние – последние прижизненные – стихотворные публикации Александра Ревича в «Дружбе народов» № 7 и Константина Ваншенкина в «Знамени» № 11 – это факт уже истории литературы, но никак не социологии…

Печально, что редеют ряды ветеранов. Однако и вправо от шестидесятых годов наблюдается спад, причём симметричный: в семидесятых годах насчитывается 54 автора, в восьмидесятых – 36. О том, что среди молодёжи не старше 1990 года рождения всего 6 авторов, уже говорилось. Наверно, в массе пока не доросли до толстых журналов. С другой стороны, с учётом общероссийских демографических обстоятельств, сколько их было в девяностых – не родившихся?! А вот почему сорокалетних меньше, чем пятидесятилетних? Может эта тенденция – на сокращение процента поэтов в населении – имеет более глубинные причины?

Добавлю, что для двух авторов из группы самых молодых публикация 2012 года была на пространстве ЖЗ отнюдь не первой. Похоже, их пора принимать всерьёз. Это Александр Костарев из Екатеринбурга: год рождения 1990; учёба на философском факультете Уральского федерального университета; лонг-лист премии «ЛитературРентген» 2010 года; публикации – «Волга» № 1–2 за 2011 и «Урал» № 8 за 2012 год. И Калерия Соколова из Санкт-Петербурга: родилась в 1992 году; лауреат премии журнала «Звезда» 2011 года; публикаций у неё на текущий момент три – «Звезда» № 8 за 2011, «Нева» № 1 за 2012, «Зензивер» № 3 (47) за 2013 год.

С этим словом мы повсюду дома

В сведениях об авторе журналы обычно сообщают: «Живёт в…». Отсюда выясняется география исследуемого контингента. С первого взгляда заметна представительность зарубежья. Однако все наши авторы, которые родились до распада СССР, а таковых 278 человек, все родились в СССР. Правда, потом складывалось по-разному.

10 человек эмигрировали ещё в советские времена. Раньше всех, по-видимому, уехала Наталья Горбаневская («Новый мир» № 3), в 1975 году.

Кто-то покидал непосредственно Россию – после 1991 года. 25 человек, вероятно, никуда не уезжали, но сегодня это жители ближнего зарубежья. Но позвольте, разве информационно-коммуникативное развитие мира по факту не проблематизирует духовную изолированность русскоязычных диаспор от этнокультурной метрополии? Обеспечен выход на читательскую аудиторию. Ничто не препятствует – и он-, и офлайн – общению с российскими братьями по разуму. Тогда согласно какому – в литературоведческом смысле – классификационному признаку этот легион следует считать иностранным?

Отделять тех от этих по паспорту, то есть на основании гражданства – мысль привлекательная, но непродуктивная. Как – по отношению к национальному литературному процессу – отличить натурализованного, скажем, канадца, месяцами живущего в Москве, от не выезжающего месяцами, например, из Канады россиянина? В прецедент второму представим поэта, стихи которого опубликовало «Знамя» №7. Алексей Кокотов: родился в 1965 году в Ленинграде; доктор физико-математических наук; преподаёт в столичном канадском университете; свои стихи, эссе и переводы публикует как в центральных российских, так и в зарубежных изданиях; живёт в Монреале и Санкт-Петербурге.

Ну, мы-то ограничены исключительно социологическим ракурсом и опираемся на сведения, исходящие как бы от самих авторов. Поэтому предлагаю совокупно учитывать: тех, кто наверняка живёт не в России, и тех, кто живёт на два дома под разными флагами – например, в Москве и Коктебеле. Всего в эту группу входит 56 человек. Из них большее количество с Украины – 19. В США живёт 13 авторов. В Израиле – 8. Далее, в численности от одного до трёх авторов, русскоязычная поэтическая экспансия распространяется на Белоруссию, Болгарию, Великобританию, Германию, Испанию, Канаду, Латвию, Литву, Нидерланды, Таджикистан, Узбекистан, Францию.

Разобравшись с географией зарубежной, разберёмся с родной. Из 226 авторов, оставшихся за вычетом поэзии без границ, 91 – это Москва. Далее по убывающей: Санкт-Петербург (33 автора); Свердловская область (30); Новосибирская область (10); Московская область (9); Саратовская область и Татарстан (по 4 автора). Плюс ещё 27 регионов, на которые чохом приходится 44 автора. Итого из 83 субъектов РФ представлено 34.

Тут надо обеспокоиться за окраины, но у двух других групп просматривается совсем неблагоприятная перспектива. Их доля стремительно сокращается, начиная с семидесятых годов, а в поколении девяностых заграницы нет вовсе. Тем ни менее география лидирующей десятки – это те, кто опубликовался не менее пяти раз – выглядит следующим образом: шесть представителей поэзии без границ и по одному автору из Москвы, Санкт-Петербурга, Казани и Подмосковья. Ну, а единственная, кто из наших авторов представляет столицу в поколении девяностых, это дебютантка «Волги» №7-8 Маргарита Голубева (родилась в 1993 году в Москве, учится на филфаке МГУ).

Призывник умеет читать и писать

Теперь приглядимся к образовательной специфике исследуемого контингента. Об окончании вуза сообщает 231 респондент. Но поскольку состав мышления много интересней, чем факт наличия диплома, примем во внимание и 22 случая, когда автор ещё студент или по разным причинам не доучился – раз человек об этом вспоминает, значит это важно. Вместе с тем исключим случаи, не позволяющие определить, в рамках какой области знания шло обучение (факультет не указан). Итого 233 человека.

Так вот, среди названного количества авторов есть, по крайней мере, один физкультурник, то есть выпускник физкультурного вуза. Далее обнаружены: физики-математики (7 авторов), юристы (7), финансисты-экономисты-управленцы (8), историки (9), журналисты (9), философы (11), переводчики и преподаватели иностранного языка (12), медики (14). Затем поэты с естественнонаучной базой (химики, биологи, один зоолог, географы, геологи и т.п.) общим количеством 15 человек. Режиссёры, актёры, сценаристы, здесь же искусствоведы и культурологи образуют группу в 23 человека. 40 авторов – это технари и пара компьютерщиков.

28 представителей названных групп имеют дополнительно филологическое образование. С их учётом количество филологов достигает в нашем списке 105 человека, из которых 43 – питомцы Литинститута.

Попутно выявлено 34 случая учёных степеней в 13 научных областях. Причём 16 человек – это доктора наук. Когда попадается особо авторитетное имя, неволей задумываешься. Может, это настоящий поэт, который честно проявляет себя и на поприще, всего лишь обеспечивающем его физическое существование? Или истинный учёный, параллельно продвинувшийся в занятии, составляющем отдохновение от серьёзных трудов?

Вывод: поэзию создают разносторонне и высокообразованные люди. Однако, чтобы специфика и вообще наличие высшего образования, а также учёной степени сколько-нибудь убедительно коррелировали с количеством публикаций, выявить не удалось. По крайней мере, у одного из десяти наших лидеров точно нет диплома об окончании вуза. В тоже время пять человек из этой группы имеют филологическое образование, причём в двух случаях это второе высшее и также в двух случаях – это Литинститут.

Кстати, наш самый молодой автор Е.Тупицына только заканчивает в этом году одиннадцать классов, однако её научно-филологическая направленность уже проявилась – имя значится среди призёров и победителей Всероссийской олимпиады школьников по литературе 2013 года.

К вопросу о воспроизводстве кадров

Для 53 наших авторов прошлогодняя публикация была дебютом – не столько в определённом журнале, сколько собственно в ЖЗ. Плюс три автора, вошедшие в анналы ЖЗ до 2012 года, но с прозаическими вещами, а теперь представляемые в ином качестве. Итого 56 человек. Похоже, в редакционной политике ряда журналов поиск новых имён фигурирует-таки отдельной строкой. «Нева», по нашим подсчётам, в прошлом году открыла 13 поэтов, «Сибирские огни» – 14, «Урал» – 9, «Знамя» – 8, «Волга» – 7.

Несколько новичков до включения в интернет-ресурс ЖЗ прошли реальные механизмы отбора. Самими журналами в связи с дебютантами-2012 упоминаются: поэтический семинар журнала «Знамя» на Форуме в Липках в 2011 году (участник Владимир Жбанков из Москвы, «Знамя» № 6); премия «ЛитературРентген-2011 года (шорт-листер Вячеслав Савин из Ульяновска, «Волга», № 3–4); премия «ЛитературРентген» 2009 года (лонг-листер Антон Помелов из Нижнего Новгорода, «Волга» № 7–8).

По собственному почину назову шорт-листера премии «Дебют» 2011 года Екатерину Перченкову (родилась в 1982 году в Подмосковье, живёт в Москве). В 2012 году её стихи напечатали сразу два журнала («Урал» № 8 и «Новый берег» № 36), и она уже успела подтвердить прошлогодний дебют новой публикацией («Урал» № 3, 2013).

«Сибирские огни» в 2011 году учреждали собственную номинацию на Волошинском конкурсе и в течение 2012 года публиковали стихи его участников, расширяя географию новых имён – когда печатали подборки Светланы Арро из Франкфурта-на-Майне (№ 7), Тима Скоренко из Москвы (№ 9), Вадима Жукова из Люберец (№ 12).

Ну и, насколько я сама знаю, Е.Тупицина – призёр, в своей возрастной группе, организованного в Новосибирске городского конкурса им. П.Васильева.

В процентном выражении география новых имён ненамного отличается от общей ситуации, зато в пользу регионов: столицу представляют 11 новых авторов (20 процентов), зарубежье – 10 (18), регионы – 35 (62). Для нестоличных журналов логичней, наверно, уделять первоочередное внимание родным палестинам: среди дебютантов «Невы» 6 жителей Санкт-Петербурга, «Сибирских огней» – 6 новосибирцев, «Урала» – 5 жителей Екатеринбурга.

Разграничение по возрасту имеет следующий вид. Среди тех, кто родился в 1949 году и ранее, обнаружено 6 новых авторов. В поколении 50-х годов – 7. В поколении 60-х – 11. У подавляющего большинства за душой далеко не одна книга и не одна публикация в тех же самых журналах. Но для ЖЗ, возникшего на рубеже 1995–1996 годов, все они новые авторы. Так что их дебют в ЖЗ трактуется и как включение в определённый интернет-ресурс, и как возвращение в текущее историческое время.

Между тем количественный пик возрастной дифференциации в группе дебютантов сдвигается на поколения 70-х и 80-х годов, в каждом из которых насчитывается по 14 авторов. Выходит, есть надежда, что сорокалетние, а тем паче тридцатилетние поэты рано или поздно распишутся… Кстати, средний возраст в лидирующей группе авторов – тех, у которых было не меньше пяти публикаций – 58 лет. Похоже, личность именно тогда и достигает максимума своего поэтического потенциала…

Социологический срез – как фотография. Птичка вылетела, а через мгновение одни движущиеся объекты из кадра вышли, другие – зашли… Одна поступила в столичный вуз. Другой отправился на стажировку куда-нибудь в Оксфорд и стал ощущать себя гражданином планеты. Третий вышел на пенсию и вернулся с северов в среднюю полосу. В итоге ситуация на уровне персоналий уже изменилась. А вот количественные величины изменяются медленно. Отношения между количествами – ещё медленней. Для верности можно сопоставить хотя бы две темпоральные точки – 2012 год и, например, 2013. Правда, сама-то поэзия статистически плохо предсказуема, но она же не появляется на пустом месте, вне определённым образом упорядоченного литературного пространства?

Наталья АХПАШЕВА,
г. АБАКАН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *