Летняя страда Коляда-театра

№ 2014 / 40, 23.02.2015

Лето для екатеринбургского Коляда-театра и его главы, Николая Коляды, не бывает периодом покоя. И прошедшее лето не исключение.

Лето для екатеринбургского Коляда-театра и его главы, Николая Коляды, не бывает периодом покоя. И прошедшее лето не исключение. В июне состоялся VIII Международный театральный фестиваль современной драматургии «Коляда-Plays» – одно из самых ярких театральных российских событий. Десять дней в Екатеринбурге тридцать театральных коллективов из разных уголков мира на семи театральных площадках показывали самые любопытные, интересные, новаторские постановки. Среди участников фестиваля были театры Москвы, Йошкар-Олы, Казани, Барнаула, Вологды, Рязани, Тюмени, городов Урала. В фестивале традиционно были представлены спектакли по пьесам уральских драматургов и победителей конкурса «Евразия»: Олега Богаева, Александра Архипова, Василия Сигарева, Ярославы Пулинович, Екатерины Васильевой, Анны Богачёвой, Владимира Зуева, Светланы Баженовой, Валерия Шергина. Познакомиться с творческой жизнью современного театра мог любой желающий: с фестивальных показов была организована прямая Интернет-трансляция, а некоторые спектакли и сейчас можно посмотреть в записи, благодаря творческому объединению «Телепорт».

Коляда-театр давно и не только для Екатеринбурга является центром новаторской, дерзкой, бурлящей драматургической, литературной, театральной жизни. Он также стал эпицентром значимых культурных событий, организуя фестивали, конкурсы для молодых драматургов, представляя читки и постановки новых пьес, щедро делясь посредством новых технологий со зрителями своими новостями, будь то юбилей Тамары Зиминой, награды Олега Ягодина, новые роли в кино Ирины Ермоловой или готовящиеся премьеры. Ученики Николая Коляды представили в старом здании театра Центр современной драматургии, где с успехом идут необычные и уже нашумевшие постановки, назовём лишь некоторые: «Концлагеристы» по пьесе Валерия Шергина, спектакль «Башлачёв. Свердловск-Ленинград и назад» о легендарном рок-барде и поэте Александре Башлачёве, чья юность прошла в Свердловске, спектакль по пьесе Светланы Баженовой «Моя любимая Муха», поставленный в рамках проекта «Драматурги ставят драматургов» Ринатом Ташимовым. Наверное, на данный момент нет более открытого театра: здесь каждое событие становится ярким информационным поводом, а зритель через возможность откликнуться становится сопричастен происходящему, здесь любой актер не только поздоровается с каждым встреченным в театре человеком, но и запросто может выдать вам в гардеробе пальто, здесь главный режиссёр, он же директор, перед спектаклем обязательно скажет вам несколько добрых слов и расскажет о пьесе, которую предстоит посмотреть. Всё это в совокупности с другими мелочами и традициями и, разумеется, неповторимым репертуаром, сценографией и актёрской игрой, создаёт ту самую особую атмосферу, окунувшись в которую, многие потом не желают «выныривать» и возвращаются в Коляда-театр вновь и вновь, чтобы ею надышаться. Этот эффект Коляда-театра неоднократно описан: им словно «заражаются», его любят, им воодушевляются, а главное, он будит, по словам самого драматурга, «будоражит» и не дает застыть ни себе, ни окружающим. Каждый спектакль – это необыкновенный драйв, даже если вы видите его не первый раз.

Ещё один новый спектакль Николай Коляда вместе с актёрами подготовили в течение лета – это «Скрипка, бубен и утюг». Действие разворачивается в легендарном, уже известном по другим пьесам автора, городке Дощатове, ставшем собирательным образом современной русской провинции, той самой России, которая не всегда «видна из столичного окна» и которая в самых разных ликах и личинах явлена в обширном драматургическом творчестве Николая Коляды. Центральным событием пьесы становится свадьба – шумная, многолюдная, с песнями, танцами и, конечно же, дракою, а иначе какая же это свадьба?

Кроме того, летом драматургом написаны две новых пьесы, одна получила название «Дыроватый камень». Кто-то из первых читателей в комментариях сразу вспомнил похожую достопримечательность в окрестностях Екатеринбурга, однако в пьесе точность местоположения камня, а также места действия не имеет особого значения. Как и излюбленный городок Дощатов, дачный поселок, в котором разворачивается действие, может находиться повсюду, в любой точке нашего необъятного российского пространства. Как и всегда, в лице персонажей Коляды приоткрывается «вся Россия» и не просто в провинциальном ли, столичном ли её изводе, – но прежде всего в глубинно человеческом.

Предельная психологическая насыщенность на фоне заурядных бытовых событий или даже при кажущемся отсутствии таковых – это одна из отличительных особенностей произведений Николая Коляды. Новая пьеса подобна наиболее известным пьесам драматурга – «Старой зайчихе», «Всеобъемлюще», где динамичная смена персонажных масок задаёт нарастающий темп эмоционального воздействия на читателя, зрителя таким образом, чтобы в финале прямо-таки оглушить совершенно невероятным душем эмоций и душевным всплеском. Светлое «послевкусие» колядовских текстов и спектаклей заложены в них добрым и проникновенным отношением к герою, обыкновенному человеку, тому самому, что сидит в зале, порою смешному и неловкому, когда речь идёт о самом главном, о том, от чего за варкой варенья, поливкой огорода и прочей суетой сует, многие стремятся бежать, о чём предпочитают не задумываться, а оно вдруг берёт и настигает. Как всегда у Николая Коляды, растворённые в тексте, проявляются в сознании читающего мысли о том, для чего мы всё-таки живём, зачем и почему мы такие, какие есть, не слишком счастливые порою, несмотря на отсутствие к тому явных причин.

Так о чём же новая пьеса? – Возможно, о том, как всем хочется любви, о том, как желание быть любимым, нужным, как и тоска по теплу, нежности, с годами не проходят, а лишь усиливаются. Она подобна грустной и светлой мелодии известной песни: «Осень жизни, как и осень года, надо благодарно принимать!» Автор обозначил жанр как «комедию», но скорее это трагикомедия в духе чеховского «Вишнёвого сада», недаром в пьесе не раз цитатно упомянут Антон Павлович, и хозяйка дачи варит именно вишнёвое варенье. А вот дыроватый камень, существуя лишь в рассказе героя, освящает и освещает пространство пьесы символическим светом несбывшихся надежд и незагаданных желаний. Этот таинственный камень, как и положено архетипическим пространственным «центрам», организует хаотическое метание участников действа вокруг объединяющей всех мысли о жизни, о её ценности в наших глазах, об умении понять ближнего и не бояться собственных желаний. А почему же он всё-таки «дыроватый»? – для того, чтобы ответить на этот вопрос, пьесу придётся или прочесть, или дождаться её постановки в Коляда-театре и обязательно пойти посмотреть! Тем более, что читку новой пьесы в театре предлагают увидеть уже в сентябре. А поскольку театр получил грантовую поддержку, то в следующем году он побывает с гастролями в Москве и в Польше. Словно пчёлы, что выступают обычно образцом истинного трудолюбия, артисты театра во главе с Николаем Колядой, приготовили за лето нам много удивительного, предоставляя возможность оценить плоды своих трудов в новом, начавшемся для самого театра ещё в августе сезоне.

Наталья НЕПОМНЯЩИХ
г. НОВОСИБИРСК

фото Дмитрия НЕУСТРОЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *