ЛИТИНФОРМАГЕНТСТВО

№ 2007 / 6, 23.02.2015

Книга – удача 
     ПАССИВНАЯ АГРЕССИЯ

      
     Российскому читателю хорошо знакома вышедшая в серии «Philosophy» издательства«АСТ» четырёхтомная апология американского общества, принадлежащая Фрэнсису Фукуяме. В новой книге из той же серии британским политологом Марком Леонардом предлагается остроумная, но написанная в том же ключе апология Европейского союза. В первую очередь это попытка возразить американкой точке зрения, согласно которой время Европы пришло и ушло, а причина этому – отсутствие перспектив развития, разногласия, фанатичная приверженность соблюдению законности, нежелание демонстрировать военную мощь и закосневшая экономика. 
     Леонард доказывает, что экономическое превосходство Америкой давно кануло в лету, но, самое главное, потерпела фиаско на международной арене американская модель общества. Если Соединённые Штаты представляют собой ярко выраженный символ правовой культуры и сосредоточенности на индивидуальном благосостоянии, то новые промышленные страны больше интересует идея «ответственности» и созидания общего блага. Посредством «Стокгольмского консенсуса» (так Леонард обозначает европейский сценарий разрешения социальных противоречий) Европа может предложить лучшую модель: синтез обеспечиваемой либерализмом динамичности со стабильностью и благосостоянием, которые даёт социальная демократия. Подтверждение своему взгляду автор видит в том, что во многих частях мира – от Китая до Бразилии – страны, пережившие периоды быстрого экономического роста, в настоящее время концентрируют свои усилия на том, чтобы обеспечить более высокий уровень жизни тем, кто находится у основания пирамиды. 
     Наибольший интерес представляет оправдание организационных особенностей Европейского союза. По мнению Леонарда, именно аморфная структура позволяет ЕС расширять свои границы, не рискуя распасться, и продолжать предоставлять своим членам преимущества, обеспечиваемые положением крупнейшего мирового рынка. Фанатичная приверженность Европы принципу соблюдения законности означает, что она может полностью трансформировать страны, в отношения с которыми вступает, а не просто оказывать поверхностное воздействие на них. Если США меняют политический режим в других странах, то Европа посредством нормативно-правового регулирования меняет всё общество, начиная с его экономической политики и законов о собственности до внутренних отношений с нацменьшинствами и набора продовольственных продуктов на столах граждан. Политолог сравнивает ЕС с децентрализованной банковской системой «Visa», дающей доступ к преимуществам крупномасштабной экономики, не устраняя конкуренции, стимулирующей использование инноваций. 
     Наконец, Леонард указывает на неоспоримые успехи европейской внешней политики. Стратегию неуклонного расширения Еврозоны он называет «пассивной агрессией», что обозначает политику влияния на сопредельные страны, посредством угрозы непринятия их в состав Евросоюза. 
     Тщательное, предметное и интеллектуально изысканное исследование, необходимое каждому, кто хочет составить представление о современном европейском политологическом ландшафте. 
      
     Марк Леонард. XXI век – век Европы. – М.: АСТ, 2006. – 250 с. 
      
      
     Михаил БОЙКО

      
      
      
      
     
     Книга – провал 
     ШПАРГАЛКА ДЛЯ АБИТУРИЕНТОВ

      
     Из этой книги российский читатель узнает мало нового о царствовании Софии Августы Фредерики Ангальт-Цербской, более известной под именем Екатерины Второй. Возможно, роковую роль сыграла боязнь автора оступиться и перейти тонкую, как волос, линию, отделяющую историческое исследование от мифотворчества, повторить ошибки столько сделавших для мистификации российской истории российских и советских историков. На сорока страницах английской русистке, профессору Лондонского университета, приходится развеивать миф о том, что крестьяне, в первую очередь крепостные, подвергались в царствование Екатерины II всё более и более жестокой эксплуатации, так что «непонятно, как вообще хоть кто-то из них уцелел». Тогда как не составляет никакого труда с цифрами на руках показать, что уровень эксплуатации во второй половине достаточно благополучного царствования Екатерины неуклонно уменьшался. 
     Нужно отметить и специфическое сопротивление исторического материала выбранному автором позитивистскому, «объективистскому» методу исторического исследования. Чего стоит, например, следующая ремарка: «В современных демократических обществах мы так привыкли к концепции власти и оппозиции, что нам трудно представить себе режимы, при которых бы не существовало оппозиции в виде систематической критики формы правления (будь то абсолютная монархия, олигархия, республика или «король в Парламенте» как в Соединенном королевстве) или всех без исключения шагов любого правительства просто потому, что оно – правительство (в сфере международных альянсов, войн, налогов, экспортных и импортных тарифов, социального обеспечения)». Посочувствуем англичанам. С таким историческим инструментарием они никогда не разберутся в хитросплетениях российской истории. Но, слава Богу, типология российской власти не сильно изменилась за последние столетия, так что у российского читателя не возникнет непреодолимых трудностей в понимании событий екатерининского времени. 
     Зачем было переводить на русский язык заурядную шпаргалку для английских абитуриентов по российской истории? Чтоб познакомить россиян с английским взглядом на «золотой век» Российской империи? Но, в таком случае, следовало остановиться на более экспрессивных и характерных работах английских историков. Не секрет же, что в английской, шире – европейской, историографии по сей день господствует антироссийский подход… 
      
     Исабель де Мадариага. Екатерина Великая и её эпоха. – М.: Омега, 2006. – 448 с.
      
      
     Макс НИТЧЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *