Гламурное счастье

Рубрика в газете: Большая чис(т)ка, № 2019 / 32, 05.09.2019, автор: Александр БАЛТИН

Время, искажённое гламуром, разъедаемое кислотой социальной несправедливости, сделавшейся нормой, раздираемое мильонами мелких денежных амбиций, порой приводящих к созданию крупных состояний, не могло не породить своих литературных «звёзд», лучи которых едва ли связаны с некогда столь очевидным сиянием большой литературы…


Оксана Робски с её кукольно-рублёвским миром – одна из таких…
Жизнь – полудетектив-полусчастье; жизнь, закрученная вокруг потребления, чья избыточность, точно страхует от страха смерти – от мыслей вообще; жизнь, лишённая высоты как измерения: таковы тексты Робски, стилистически варьирующиеся от стандартного, стёртого языка детективов до гламурно-неестественно-слащавого стиля дамских романов.


Очевидно: сочинения эти не входят в пределы литературы: слишком за бортом ценностей, организующих подлинное литературное пространство: от эстетического ряда до лепки образов, от сострадания, всегда присущего русской музе, до экзистенциальной напряжённости мысли…
Очевидно: писательница знаменита – деньги ли вложены в раскрутку (об этом широкой публике незачем знать), слишком ли почувствовала флюиды, испускаемые данностью?
И то, и то вероятно – но сам факт, что подобное псевдолитературное варево делается известным, свидетельствует о времени: не в его пользу.
Время всегда оставляет желать лучшего; но откровенная низость нынешнего слишком бьёт в глаза.
В подобные периоды понятие «дух» – к сожалению, и так не слишком определённое – воспринимается в социуме как пёстрый фантик былого, ничего не значащий рядом с роскошью внешнего, избыточного – и сколько всего можно получить, вырвать, сделать своим из этого блещущего, плещущего изобилия!
Явление Минаева, как писателя, и логично, и знаково в подобном месиве страстей.
«Дуxless» и декларируется, как «Повесть о ненастоящем человеке», а все перипетии романа настолько пронизаны субстанцией потребления, что становится непонятным, как вообще можно в реальности говорить о духе как о миротворящей субстанции, или о вселенной как о едином живом организме.


Мы увидим сладкую жизнь топ-менеджера, основу которой составляют большие деньги, пройдём по ряду тусовок, где, разумеется, льётся элитный алкоголь и употребляются наркотики; мы даже столкнёмся, читая, с подобием катарсиса, испытанным героем, бредущим вдоль железнодорожного полотна к реке с огромным мостом над нею…
Но мы не увидим подлинности: ибо всё отдаёт дешёвой игрою: и пластиковый, не живой язык, и сумма ситуаций, вырванных из реальности, но противоречащих чему-то корневому в оной…
Сложно объяснить, почему для человека, знакомого с русской литературой хотя бы в пределах от Пушкина и Гоголя до Распутина и Олега Чухонцева, приемлемо увидеть литературу в сочинениях Робски и Минаева…
Ощущение кукольности, духовной размагниченности (причём не только персонажей, но и авторов, их очерчивающих), ложности всего давит во время прочтения.
Но есть нечто, оставляющее и странное послевкусие – нечто, заставляющее считать тексты подобного рода своеобразным диагнозом – и литературы, и общества; а если диагноз поставлен, возможно, будет найдено и лекарство.
Может быть, именно в этом оправдание сочинений модных гламурных авторов…

 

6 комментариев на «“Гламурное счастье”»

  1. И зачем такую заумь писать о какой-то моральной уродке, зачем её показывать читателям этой газетки?
    Странный ты критик, Балтин, со своей «духовной размагниченностью».

  2. Автор статьи правильно всё пишет: диагноз поставлен.
    А если какому-нибудь Ливану не понятно — то кто ему доктор?

  3. всё течет всё меняется вот и офисов скоро в помине не будет а больше на дому онлайнить начнут дистанционно даже чтоб и шефа в глаза не того и гламур облезет в камуфляжное сукно и весь лоск и парфюм станет одним потом надсаженного тоской организма ну разве что где-то за кулисой ещё останутся следы разорённого бала на ярмарке тщславия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *