НЕОБЫЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Рубрика в газете: Изумляемся вместе с Александром Трапезниковым, № 2019 / 16, 26.04.2019, автор: Александр ТРАПЕЗНИКОВ

Последний руководитель разведки в СССР (1-е главное управление КГБ) Леонид Владимирович Шебаршин в своей итоговой книге-воспоминаний писал: «Надо отдать должное руководящей команде Горбачёва. Придя к власти, она была полна решимости строить новое общество так, как это принято во всём мире, то есть с экономического фундамента. Очень скоро выяснилось однако, что это трудная и неблагодарная задача, требующая не только интеллектуального потенциала, но и последовательности, упорства и, главное, здравого смысла. Руководство вынуждено было махнуть рукой на фундамент и решило начинать стройку с крыши. На месте экономики образовалась огромная дыра, именуемая рынком. Так в своё время на месте Храма Спасителя в Москве был «создан» плавательный бассейн. Фарс повторился в виде трагедии». Его глубина ума и цепкость мысли, присущие профессиональному разведчику-аналитику, соответствовали сложной работе, а также выражались в блестящих афоризмах, которые он записывал всю жизнь. Например, такой: «Запад превращает Советский Союз из мирового страшилища в мировое посмешище. И то и другое экономически губительно». А сама книга называется «Рука Москвы. Записки начальника внешней разведки» (издательство «Центрполиграф»).

Есть в ней и дополнительная часть – «Реквием по Родине» (о событиях 1990-92 гг.). Автор досконально знал, о чём пишет. Наверное, мало было в СССР людей, обладающих такой информацией, видящих, как говорится, «за горизонт». Хотя в планы ГКЧП посвящён, судя по всему, не был. Пишет и об этом. Крючков заваривал ту кашу в узком кругу заговорщиков. Опасался своих замов. Ведь они присягали не ему, а СССР. Военные исполняют приказы, а какой приказ могли отдать предатель Горбачёв или тот же Крючков? Сложное, смутное время, напоминающее и начало семнадцатого века и двадцатого, когда Россия висела на волоске. Менялись костюмы, декорации, а в последнем акте должен был произойти полный крах и пожар в театре. Он и был, но как-то умудрялись потушить. И строить заново. Возможно, мы (или, скорее, наши потомки) не скоро узнаем о том, что творилось в закулисье во времена этой последней «Перестройки». Какие силы были задействованы и противодействовали друг другу. Нам доступна лишь обозримая часть айсберга. А секреты иной раз хранятся вечно. По крайней мере, даже Горбачёв, возвращённый из Фороса, обмолвился: «Об этом вы не узнаете никогда».
Окончив восточный факультет МГИМО, Шебаршин начинал свой путь референтом посольства СССР в Пакистане. Службы в разведке ещё не было. Но он зарекомендовал себя с лучшей стороны и ему последовало приглашение в КГБ (а туда по традиции звали только самых достойных; нечистоплотных, с червоточинкой не брали). Пройдя годичное обучение в разведшколе, он вновь вернулся в Пакистан под дипломатическим прикрытием и уже в новом качестве. Автор описывает это время: индо-пакистанская война, вербовочная работа, резидентура, оценочные характеристики. Хотелось бы узнать обо всей этой деятельности побольше, о методах и способах изнутри, о тонкостях специфики разведки, конкретики, деталях, но профессионал Шебаршин словно бы играет с читателем – никогда не расскажет то, что не положено знать. Где-то в нужный момент останавливается, уводит в сторону, переходит на лирические отступления. Это и понятно: многие детали и сейчас представляют государственные секреты, а разведка не терпит длинных языков. Даже формы и методы работы обозначены лишь пунктирно. Оттого иной раз кажется, что книга написана несколько суховато. Но это не так. Правдивость и подлинная боль всё равно чувствуется, особенно в части рассказа об августовском путче и последующем развале страны. А вся книга стала как бы итогом длительного, вдумчивого размышления об особенностях профессии разведчика вообще и советского человека в частности. О сути разведки как таковой, не сегодня и не вчера. Ведь она писалась автором всю жизнь. И в ней нашли место дневниковые записи, зарисовки из путевых блокнотов, личные переживания, мысли, наблюдения, представления о тех местах, где ему приходилось работать, а это, в основном – Азия. А ряд глав рассказывает о взаимодействии советской разведки с аналогичными службами бывших братских республик: ГДР, Болгария, Куба.
Описывает Шебаршин и некоторые провалы разведки. Предательство и бегство на Запад сотрудников КГБ. И опять же уклончиво, не называя фамилий. И опять читатель ждёт чего-то большего, каких-то драматических остросюжетных коллизий, погонь, но это ведь не беллетристика, не шпионский роман, а жизнь. Обычная жизнь необычного человека. Скажите спасибо хотя бы за то, что он оставил свои воспоминания. Одно это многого стоит… В сентябре 1991 года Леонид Владимирович не сошёлся во взглядах с новым руководством КГБ и подал рапорт об отставке. В конце того же года вместе со своими товарищами учредил «Российскую национальную службу экономической безопасности». Но это было уже не то. Не тот масштаб деятельности. А сил было ещё много. И сил, и опыта, и знаний. Но они уже были не востребованы новой ельцинской властью, которая стремилась ровно к противоположному тому, чем занимался Шебаршин всю свою сознательную жизнь. Не к сохранению и приумножению, а к разбазариванию и уничтожению государственных интересов. Может быть, именно поэтому у Леонида Владимировича обострились проблемы со здоровьем. И скорее всего тяжёлая болезнь стала причиной трагической развязки. В роковой день 30 марта 2012 года в своей квартире Леонид Шебаршин застрелился из наградного пистолета, сведя счёты с жизнью. Добавлю: по основной версии следствия.
Постскриптум. «Разведчику нужна хорошая память. Отставному разведчику нужно умение выборочно забывать. Не замалчивать, а именно накрепко забывать всё то, что так или иначе может нанести вред людям живым или бросить тень на память умерших. Прошлое всегда с нами. Неосторожное слово о событии, которое, казалось бы, принадлежит истории, вдруг осязаемо вмешивается в людские судьбы. Вот одно из правил, которым я руководствовался, берясь за перо».

7 комментариев на «“НЕОБЫЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК”»

  1. «Зарекомендовав себя с лучшей стороны, ему последовало приглашение в КГБ…» Вечно будет слетать с головы шляпа, глядя на природу в окне и проезжая мимо станции?

  2. Еще исправьте в материале о Коротиче, где «чуйка, как у собаки». Чуйка это длинный кафтан в старину. Видимо, имелось в виду чутье. В спешке не заметили, похоже.

  3. Хотел купить, прочитать, но, оказывается, это пустышка, простая болтавня ни о чем. Не за чем тратить свое время. Спасибо за рецензию!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *