Уроки труда возвращаются в школу

№ 2024 / 6, 16.02.2024, автор: Владимир СЕМЕНИХИН

Минпрос сообщил, что с первого сентября 2024 года в школы возвращается трудовое обучение. Очень мудрое решение! Теперь в школах будут развивать трудовые способности детей, а трудоспособность – главное качество человека. Хочу подчеркнуть очень важную сторону трудового обучения мальчиков. Для мужчины очень важно развивать силу и умелость рук. Это усиливает мужское начало. В наш век, когда в городах физической работы почти нет, занятия в школьных мастерских особенно важны. Как бывший учитель труда (преподавать начал в 1959 году), радуюсь за детей и желаю нашей школе успеха! Минпрос намерен утвердить программу к июню, поэтому хочу высказать несколько пожеланий.

 

 

Трудовое обучение – предмет особенный, так как надо оборудовать специальные кабинеты для практической работы. Раньше в каждой школе были столярная и слесарная мастерские, кабинет кулинарии и пошивочная мастерская. Теперь Минпрос предлагает каждой школе выбрать для изучения один из восьми модулей. Их содержание понятно из названий:

 

  1. Производство и технологии.

  2. Технологии обработки материалов и пищевых продуктов.

  3. Робототехника.

  4. Автоматизированные системы.

  5. 3Д – моделирование, прототипирование и макетирование.

  6. Компьютерная графика, черчение.

  7. Растениеводство.

  8. Животноводство.

 

Вопрос: в школах, которые выберут животноводство, построят молочные фермы на несколько коров или овчарни?

Каждый модуль требует подготовки учителей по узкой специальности, оснащения кабинетов специальной техникой и наглядными пособиями, а ведь речь идёт о многих тысячах школ. Модули от третьего номера по восьмой – сложные профессии, которые подросткам 10-15-ти лет изучать рано. Эти профессии для студентов колледжей и ВУЗов.

Два первых модуля могут стать базой трудового обучения, если наполнить их практическим содержанием по развитию основных трудовых умений и технических знаний. Важно исходить из сути трудового развития, а она – в развитии умений работать ручными инструментами и на станках. Проделайте простой опыт. Возьмите две дощечки, сосновую и берёзовую, и несколько гвоздей длиной 30 мм и толщиной 1,5 мм. Забейте по два-три гвоздя в каждую дощечку на две трети длины. В сосновую доску гвозди войдут легко, а в берёзовую с трудом или вообще согнутся. Вытащите гвозди клещами. Выпрямите согнутые гвозди и снова забейте. Получилось? Эта простая операция доказывает, что даже забивание гвоздей требует знаний и умений. Правильные удары молотком наносятся кистью, а человек, не имеющий опыта, бьёт предплечьем. У него кисть не развита и потому не действует. Умение работать этим древнейшим инструментом без боязни ушибить палец – основа трудовых умений.

Все мужчины должны уметь работать зубилом, стамеской, пилить пилой, сверлить, нарезать резьбу. Умелый человек при работе быстро выбирает удобную стойку, правильный темп рабочих движений, работает без лишнего напряжения. В процессе работы, решая технические задачи, подросток развивает ум, а успех в работе вырабатывает у подростков уверенность в своих силах.

Принято решение обучать труду девочек и мальчиков, не разделяя. Такого опыта не знаю. Был период в шестидесятые годы, когда девочки одно полугодие работали в мастерских. В пятом классе изучали работу с деревом, а в шестом – работу с металлом. Прекрасно работали и им нравилось. Через несколько лет работу девочек в мастерских отменили. Они полностью перешли изучать домоводство.

Совместное обучение мальчиков и девочек в пятом классе проводить можно. Одно полугодие они будут учиться в столярной мастерской. Работать лобзиком, пилить древесину мелкозубой пилой и строгать рубанком. Другое полугодие будут вместе учиться готовить простые блюда в кабинете кулинарии. Но с шестого класса мальчикам и девочкам нужны разные программы. Мальчики должны осваивать работу с деревом и металлом, а девочки изучать шитьё и кулинарию. Такое разделение по видам труда сложилось и в семье, и на производстве. С этим надо считаться.

Удивило сокращение времени на уроки труда в начальных классах. На этот важный предмет раньше отводилось два часа в неделю, теперь – час. Труд в начальных классах самый любимый детьми предмет. Он соединяет рисование, арифметику и даже геометрию. Делая аппликацию домика, ребёнок вырезает квадрат или прямоугольник, затем треугольник на крышу. Для изображения солнца циркулем чертит окружность, а потом вырезает круг. Все действия обговаривает и пополняет геометрическими терминами свой словарный запас. Определяя размеры, пользуется линейкой, отсчитывая сантиметры. Продумывает цветовое оформление и пропорции. Изучает свойства многих материалов, учится работать многими инструментами. Если перерыв в обучении будет в неделю, то навыки работы инструментами не сформируются. Это один из примеров, почему должно быть не менее двух уроков в неделю. Чтобы рассказать, как многому ребёнок учится и узнаёт на уроках труда, потребуется написать не одну книгу. Да они уже написаны учёными диссертациями. Минпросу и Академии Образования надо постараться и выделить на труд в начальных классах два часа в неделю.

Вернёмся к учащимся второй ступени. В трудовом обучении материальным свидетельством уровня подготовки служит изготовленный предмет. Чтобы его изготовить надо выполнить определённые операции специальными инструментами, что и составляет суть учебной программы. У девочек это было хорошо отработано шитьём одежды. У мальчиков по разным причинам не было определённых изделий. Подобрать такие изделия не сложно для каждого класса. Например, ученики седьмых классов как зачётное изделие могут изготовить столярные молотки весом 200 грамм. Изготавливая этот предмет, надо уметь пилить слесарной ножовкой, опиливать напильником, выполнить разметку, сверление, термическую обработку-закалку. Молоток они возьмут на память. Закончив школу, у ребят сохранятся предметы, по которым они будут видеть рост своих умений от класса к классу. Отделы народного образования будут знать, какие материалы и в каком количестве заказать.

Жаль, что в восьмом и девятом классах пока не запланированы полноценные уроки труда. На труд в них выделен только один час в неделю, а занятие требует два часа. Если все часы, отведённые на год, перевести в одно полугодие, то занятия можно проводить. Восьмиклассники – физически сильные подростки, имея знания и опыт предыдущих трёх лет, они могут делать серьёзные, трудоёмкие вещи, требующие точности и больших усилий. Например, рубанки из стального уголка или ножницы для резания листового металла толщиной до 1,5 мм. Постепенно рабочие места мальчишки оснастят самодельными инструментами. Через несколько лет, когда трудовое обучение наберёт опыт, вопрос обучения подростков восьмых и девятых классов, конечно, будет решён лучшим образом.

Восстановление учебной базы для уроков труда потребует два-три года. К первому сентября кабинеты технологии будут дооборудованы для практических работ. К следующему учебному году оборудуются другие мастерские для девочек и мальчиков. Главное, уверенно идти к намеченной цели.

Успех трудового обучения зависит от качества инструментов, которыми работают дети и от конструкции оборудования. В методическом пособии «Изготовление инструментов и приспособлений в школьных мастерских», вышедшем в 1987 году (издательство «Просвещение»), есть чертежи инструментов, которые рассчитаны на подростков 11-15 лет. Надеюсь, Министерство просвещения уделит этому вопросу должное внимание.

 

3 комментария на «“Уроки труда возвращаются в школу”»

  1. Обрисую реальную картину; я трудился и в сельских и в городских школах.
    Сельские; как правило, малокомплектные, в старых деревянных зданиях, мастерские отсутствуют, физвоспитание- или не проводится или прямо в школьном коридоре/ вспоминаю энтузиаста Евгения Карповича/, педагоги- почти все женщины, после обеда направляются в дома-у всех свои хозяйства/ живность- с ней большая возня/.Вот вам и труд…
    В городах, конечно, материально- техническая база лучше.
    Модули модулями,но главное “зажечь” ребят;вспопним “Педагогическую поэму” Макаренко,- колонисты выпускали “ФЭД”ы-довольно сложные фотоаппараты и не отлынивли от труда, даже,видимо, денежки зарабатывали-не лишние для учебного заведения; опыт Макаренко-по-моему-нуждается в возрождении.

  2. В советский период была создана и активно развивалась сеть внешкольных учреждений технической направленности. Республиканские “Станции юных техников” -СЮТы, областные “СЮТы”, городские и районные “СЮТы” Они относились к Министерству просвещения СССР и его подразделениям в республиках, областях, городах и районах. Крупные предприятия и их профкомы создавали свои КЮТы (клубы юных техников). Все эти учреждения (и минпросовские, и предприятий) организовывали кружки и секции технической направленности. У них были свои сметы и штатные расписания. В 1973 году я стал работать директором небольшого КЮТа в Саратове. В пединституте на филфаке не учили быть директором КЮТа, но я был молодой, энергичный и сам быстро освоил эту науку. Вскоре меня пригласили организовать и возглавить новый КЮТ. Руководство саратовского подшипникового завода были умные и порядочные люди, я быстро нашёл с ними общий язык. КЮТ “Спутник” буквально через год стал лучшим в регионе. Слагаемые успеха: я набрал отличных специалистов, завод создал им отличную материально-техническую базу, нам никто не мотал нервы и не досаждал идиотскими требованиями. В 1992 году Егор Гайдар сказал, что соцсфера предприятий мешает этим предприятиям развивать промышленность, нужно этот “балласт” с предприятий снять. Я и, конечно, не только я, поняли, что скоро наступит разгром всяких КЮТов и ДК заводов, стадионов и пионерских лагерей. Вспомнив, что спасение утопающих зависит от рук самих утопающих, я стал искать вариант спасения. И нашёл! Гайдар в своих речах не упоминал муниципальные учреждения, и я понял, что нужно “прицепиться”, допустим, к Дому пионеров (уже переименованному в “Муниципальное Учреждение Дополнительного Образования Дом детского творчества”, сокращённо “МУДО ДДТ”). Как видно из самого названия, воспитание было “оптимизировано”, главным стало загадочное “дополнительное образование”. О такой чепухе, как материалы, инструменты, приборы, детали и т.п., велено было не заикаться, дабы лишний раз не нервировать Надежду Петровну, директора МУДО. Здравый смысл не поощрялся, поощрялись скаченные из интернета чужие дополнительные программы выдаваемые за свои. Москва рассылала по регионам циркуляры о внесении новых или замене старых на новые требований к программам педагогов. Относительно недавно был совершён поворот к проблемам воспитания. Оказывается, это “дело пользительное”. Но я не стану сейчас рассуждать и анализировать на эту тему. С техническим творчеством разобраться бы!

  3. Уважаемый Михаил Александрович! Я решил ответить Вам под другим вашим текстом, и надеюсь, что Вы меня поймёте. Оторвёмся на мгновение от “горячих писательских тем”: хто такой, энтот писателль? В какую графу его заносить? Поговорим о важном: Проблема трудового воспитания – привития трудовых навыков, с приложением физических усилий ребёнка, заставляющего ребёнка повторить и освоить “развитие цивилизационного процесса” – одна из основных задач формирования личности. (не говоря о профессиональной ориентации). Современная школа с этой задачей не справляется. Это факт. Автор статьи, г-н Семенихин, рассуждает о “целях”, но, не совсем точно определяет методологию процесса. Желать хорошего – не значит указать путь к хорошему. Перейду к конкретике: В СССР было очень хорошее музыкальное образование, поэтапное: музшкола – училище – консерватория. Но, основой была “музыкальная школа” ( в любом районном городе и большом посёлке), и отдельная специальность – педагог музыкальных дисциплин. Эта система и позволила СССР быть “великой музыкальной державой”, несмотря на все шероховатости. Система стоила дорого, но, деньги на неё находили, хотя на преподавателях сильно экономили. (преподаватели репетиторствовали). Также была система “Дворцов пионеров” и “Станций юных техников”, но, по уровню организации процесса обучения и снабжения (о чём вы и пишите), она сильно отставала от “Музыкальных школ”. Сегодняшняя “свежая идея” вернуть “уроки труда” в школу актуальна для начальной школы. (бумага, клей, ножницы). Все “технические кружки” должны быть организованы в виде отдельного вида образования в “Домах технического творчества” (никто не спрашивает у директора школы, почему он не выращивает Олимпийских чемпионов по фигурному катанию?), которые должны быть отдельными образовательными учреждениями, с самостоятельным бюджетом, с профессиональными преподавателями. (Вы эту тему знаете глубже, чем я ). Тогда можно рассуждать о техническом развитии, о новых технологиях. А полумеры приводят к полурезультатам. Я уже не говорю о проблеме “попадания пальца учащегося в шпиндель”, о которой г-н Семенихин забыл. Имея “5 разряд монтажника металлоконструкций”, я знаю, о чём говорю. Никакой “работы без травм”, не бывает. А кто будет отвечать за случаи травматизма учащихся, мне не понятно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.