В РГАЛИ, ПОХОЖЕ, УМЕЮТ ЛИШЬ УСТРАИВАТЬ ПОДЛЫЕ ПРОВОКАЦИИ ПРОТИВ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ

Почему руководство Росархива уводит от ответственности директора РГАЛИ г-жу Горяеву

Рубрика в газете: Беспредел, № 2018 / 30, 10.08.2018, автор: В. ОГРЫЗКО

Сколько раз наша газета писала о том беспределе, который творится в РГАЛИ. А воз и ныне там. Директор архива Горяева считает, что ей всё сойдёт с рук.

 

Горяевой вообще некогда заниматься проблемами архива. Для неё, судя по всему, самое главное – чтобы в её распоряжении всегда были машина да водитель. Дело дошло до того, что в последнее время в архиве, которым она руководит, исследователям выдают квитанции на очень и очень дорогостоящие платные услуги (цена одной странички ксерокопии там колеблется от 48 до 144 рублей, а одного скана – от ста с лишним до четырёхсот рублей) на оборотке разных актов. А что за акты? Да на оказание услуг механиков и водителей.

 

На оборотке этого акта – выписанная в РГАЛИ 4 мая 2018 года квитанция на платные услуги. Вопрос к дирекции РГАЛИ: какая бухгалтерия примет такой документ к отчёту?

 

Сколько раз исследователи требовали от Горяевой заключать письменные договора на оказание платных услуг с указанием, как это подчёркнуто в утверждённом ей же прейскуранте, точного срока исполнения заказов. Но бесполезно. Горяевой и её сотрудникам некогда этим заниматься – видимо, всё время уходит на обслуживание машины.

 

А потом – Горяевой даже выгодно не заключать письменные договора с исследователями. Ведь без наличия договоров исследователям очень трудно доказать в судах, что Горяева – самодур, которая сегодня хочет и берёт с заказчиков по пять и более тысяч рублей за платные услуги, а завтра она передумывает и уже отказывается выполнять оплаченные заказы.

 

В последнее время у заместителя Горяевой – г-жи Злобиной появилась новая фишка. Мол, архив не обязан предоставлять платные услуги. Это якобы всего лишь добрая воля. Но тогда оповестите исследователей, что РГАЛИ не в состоянии выполнять те работы, которые предусмотрены утверждённым Горяевой прейскурантом, и укажите причины (в частности, низкую квалификацию сотрудников архива).

 

Сейчас же та же Горяева вынуждает исследователей быть помимо их воли инвесторами архива. А как иначе воспринимать действия подчинённого ей главного хранителя Натальи Штевниной?! Люди заказывают за свои деньги ксерокопии с подлинников, а она сначала даёт команду сделать для архива за счёт исследователей оцифровку этих подлинников и только потом браться за ксерокопирование. Завчитзалом Екатерина Гунашвили растерянно разводит руками, признаваясь, что она ничего не может. Мол, когда она принесла Штевниной на подпись заказы на ксерокопирование, Штевнина умилилась увиденными подлинниками и сказала, что это очень интересно и надо воспользоваться ситуацией и всё для начала оцифровать за счёт исследователя.

 

Вот так в РГАЛИ проводится цифровизация! Не по заранее утверждённому плану, а хаотично, по принципу «что попадётся под руку». Не случайно исследователи до сих пор не могут получить информацию, есть ли в РГАЛИ электронный каталог оцифрованных документов. Похоже, в архиве всё делается абы как.

 

Люди заказывают по описям архивные дела, ждут несколько дней, когда получат материалы, а им потом говорят: зря вы работали с описями и трудились, вы ничего всё равно не получите, ждите теперь, когда оцифрованные в полуподпольных условиях документы кто-то загрузит в единственный на весь читальный зал компьютер, на котором можно посмотреть отсканированные кадры.

 

Вообще в РГАЛИ любят издеваться над исследователями. То лично Горяева распоряжается не выдавать историкам дела с библиографией писателя Залыгина (а вдруг там окажется информация о чьей-то интимной жизни). То завчитзалом Гунашвили не выдаёт единицу хранения из фонда Чагина, мол, днём ранее эту единичку затребовала Штевнина. Но Штевнина вскоре ушла в отпуск. Так покажите эту единичку исследователям. Нет же! Г-жа Гунашвили горячо уверяет, будто Штевнина, уходя в отпуск, не сдала эту единичку в хранилище и поэтому историки ничего не получат. Но г-жу Гунашвили письменно опровергает Злобина, которая уверяет, что нет, Штевнина всё сдала. И кому верить?

 

Это, кстати, не единственный случай лжи. Совсем недавно Гунашвили не выдала исследователям одно из дел о Солженицыне. Она сослалась на то, что якобы ещё в прошлом году это дело было отдано на микрофильмирование. Но, во-первых, кто бы объяснил: у нас теперь что, бюджетные деньги идут одновременно и на микрофильмирование, и на оцифровку архивных материалов? Не слишком ли это расточительно в условиях скудного финансирования архивов? А во-вторых, неясно, какие сроки установлены для микрофильмирования: месяц, год, десятилетие?.. Но стоило народу публично озвучить эти вопросы, Злобина письменно сообщила, что документы на микрофильмирование уходили не в конце 2016 года, а 21 марта этого года и были возвращены в архив 26 июня. Вновь получается нестыковочка: кто-то – или Гунашвили, или Злобина – соврал. И потом, если 26 июня всё вернулось в архив, когда же сами дела – в подлинниках или в плёнках – должны начать выдаваться исследователям? Или никогда?

 

Такое впечатление, что в дирекции РГАЛИ всё построено на лжи и шантаже. Но, видимо, руководителя Федерального архивного агентства Андрея Артизова это устраивает. Во всяком случае он с конца 2017 года не может разобраться, когда была Горяева права: когда выдавала исследователям дела из описей 39, 40, 41 фонда 631, позволяя за деньги ксерокопировать все без исключения материалы В.Шаламова и А.Солженицына, или когда, потерпев неудачу с шантажом, прекратила эти дела выдавать. А потом мы удивляемся, что РГАЛИ начинает в свои провокации против исследователей втягивать Росгвардию и полицию.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *