Я за смерть автора обеими руками

Комментарии камчатского критика

Рубрика в газете: Книжная революция, № 2020 / 22, 11.06.2020, автор: Василий ШИРЯЕВ (г. ПЕТРОПАВЛОВСК-КАМЧАТСКИЙ)

Коля, всё это прекрасно, но:
1) Денег никто не даст.
2) Та ситуация, когда писатель пописывает, критик покрикивает, читатель почитывает – эта ситуёвина всех устраивает.
3) Объясню почему. Чтоб получать больше денег, писатель должен больше писать, а читатель, соответственно, больше читать. Перечитывать, вдумываться, изучать, – на это нет времени. Мы, старые филологи, знаем, что: «Читать вредно – перечитывать полезно». А сейчас, если люди станут внимательно читать и перечитывать – разрушится книгопродавство. А оно и сейчас грозит рухнуть под короной.
4) Более того, эта ситуёвина в духе стихов Гаспарова: «Раб дождался свободы чаемой, и надела на него Судьба, вместо ошейника с именем хозяина, ошейник с именем раба». Я тут не иронизирую, так устроен мир, и с точки зрения эрго- и экономики так можно сделать счастливыми возможно большее (в духе Великого инквизитора) количество людей. А если все будут критически настроены, то это будет хаос и анархия. Будет то, что называется Polska stoi nierządem.
5) Когда человек спрашивает: «Что почитать?» (и если это не скрытое утверждение «читать нечего»), то это то же самое, когда Армстронга спросили: «Что такое джаз?», а он ответил: «Если вы спрашиваете, то вам никогда не понять». Если человек bona fide не знает, что ему почитать, пусть перечитывает Толстого. Человек, который действительно хочет и умеет читать, сам знает, что ему читать. Его мозг укреплён чтением, а не закрепощён потоками текстуального дерьма.
6) Многие обсуждатели попадают в диалектическую ловушку «чтение – удовольствие или труд». Так вот, человек, умеющий читать, успешно балансирует между. Скажем, я не буду читать Канта, но я с трудом – и удовольствием – прочту Пруста, да, в общем, и Бальзака читать не так легко, как кажется. В чём я расхожусь с Юзефович и критиками-рецензентами: нельзя сводить чтение к удовольствию (даже водку пить – удовольствия не так много, хотя казалось бы), чтение – это учение, наука, труд и опыт а la Michel Montaigne (он же Миша Мутный). И, кстати сказать, изучение иностранного языка – это в первую очередь для обогащения языка родного, а не за-ради торговаться с ларёшником у Понт-Нёф. Чтение в этом смысле похоже на изучение иностранного языка.
7) «Наше время не назовёшь веком критики. Это эпоха причастности, а не отстранённости, и поэтому стало так трудно признать литературные достоинства за книгой, содержащей мысли, с которыми вы не согласны» (Джордж Оруэлл «Литература и тоталитаризм»).
8) Критика умерла и хрен с ней. Она выродилась в завывалки-зазавылки и лансирование слоганами. Критика обществу не нужна, обществу нужно, как там сказано у Бальзака, «весь Париж – это 20 салонов». Вот это обществу нужно. И насколько возможна критика, кроме как личное дело каждого – это большой вопрос. Скажем, я живу на Камчатке и для меня современные авторы – это такие же выдуманные персонажи как и литературные герои.
9) Критика совершила самоубийство через поиск авторского замысла и единственно верного толкования. Я немного юрист и прекрасно понимаю, насколько сложно сделать текст совершенно однозначным, распутать все эти «казнить нельзя помиловать» и «не более двух сроков подряд». А критики попадают в эту ловушку. Не понимают, что превратные толкования обогащают текст. То есть вот этот подход по выуживанию в книгах каких-то ублюдочных идей (мыслей) – это немного однобоко, подростково. Чтение не только это. Чтение должно быть сложным, многоплановым. Чтение – это наука. Чтение – это «коран».

10) Я бы вообще отменил именование «критик», т.е. «судия», а заменил бы на «толкователь», «толковник», «толмач». Кстати, кажется Гаспаров, писал, что слово «толк» полностью этимологически соответствует греческому λογος.
11) Как ты понимаешь, я за смерть автора обеими руками. Это такой персонаж, который только под ногами путается и работать мешает. Kill the author, kill him now.
12) Нorribile dictu, я обеими руками за смерть литературы. Литературы понаписано уже достаточно – одного Бальзака перечитать масса эмоций. Так ли уж нужна современная литература на фоне рок-н-ролла, повального дагерротипирования, компигр и сплетен-слухов расцвётших соцсетями? Так ли уж нужна литература?.. Приведу пример. Я с увлечением расшифровываю обстановку в романах Бальзака – это такое упражнение на воображение. А кто-то скажет – дайте рисунок. Дайте игрушку. По «Божественной комедии» уже сотворили какое-то ублюдочное рубилово. По «Человеческой комедии» следует ожидать стратегию. И она может оказаться удивительно неплохой. Хотя и ненужной лично мне.

13) Конкуренция со стороны медиа очень сильна: «в ютюб за носками полезешь – и день потерян», я это знаю по себе. Но. Но! Сама литература, даже если отбросить 90% хлама по Старджону, невероятно богата. Вот смотри, я вчера читал Бальзака, сегодня Кавафиса, послезавтра буду читать Ремарка и опять Бальзака. И это авторы, которых я читаю не первый раз. И дай Бог не последний. А кто-то читает совсем другое, не менее хорошее, не менее качественное, но что я не прочту никогда. И вот если человек читает действительно с интересом, то логично например после Бальзака начать обчитывать всё о Бальзаке, об эпохе Бальзака, его современников: Гюго, Флобер, Шатобриан. Логично учить французский и читать старика по-французски. Тут уже понятно, что если попадёт мне случайная книжка, я и её буду воспринимать через Бальзака. Хотя большинству, наверное, хочется воспринимать всё в духе последних решений фэйсбука. Так что, ситуация, когда выходил «толстяк», все читали и обсуждали, а потом кто-то писал обзорную критическую статью – это невозможно и ненужно.
14) Меня спрашивают, как монтируются Ремарк, Бальзак и Кавафис. Ну, Ремарк будет «Триумфальная арка», это Париж, и вообще у Бальзака хорошо разработана тема всяких там refugie polonais. А что касается Кавафиса, то Бальзак – это же очень византийский по духу автор, и двор Короля-Солнце ориентировался на византийский ритуал. (Отметим passim, что гос-ва Византия никогда не существовало, это была собственно Римская Империя tout court.) И женщины Бальзака и Кавафиса – это один-в-один.
15) Я высказал уже идею школ чтения. Нам в массе подменяли чтение поиском там замысла (задней мысли). Это обессмысливало чтение, так же как подгонка под ответ обессмысливает учебную задачу. Как школу чтения можно институционализировать или, по-русски, учредить?.. Бог весть. Ну вот у нас есть два книжных клуба: «Читаем вместе» и «Больше книг». Это не много. Но и немало.
16) Нужно ли какое-либо позиционирование, положительный образ чтения? Наверное, нужно. Эта идея уже спародирована в «Hysterical literature». Можно делать съедобные книги. Можно сокращать литературу до футболок и фантиков. Можно расписывать стихами стены домов и улицы. Устная литература, хотя и кажется сперва оксимироном, но может (имею ввиду стэндапствующих) дать толчок к более точной передаче пауз и интонаций, к усложнению и уточнению пунктуации.
17) Я думаю, следует выпускать книги (классиков и современников) с комментариями, заметками и маргиналиями наших крупнейших критиков. Будет сложность со смежными правами, но. Но! Насколько это упростит чтение для начинающих и создаст разнообразия! Одна и та же книжка, очередной роман Романа Сенчина может выйти и с разметкой от Галины Юзефович, и с острыми маргиналиями Максима Алпатова, и с проницательными заметками Валерии Пустовой. Это будет уже пожалуй три разные романа Романа Сенчина. Вобщем тут море простора для дизайна.
18) А ещё по книжке можно гадать.

 

 

4 комментария на «“Я за смерть автора обеими руками”»

  1. Здесь Василий Михайлович перебивает палку, хорошо с разгона в выразители мнений, а раньше учёба, совещания, дома отдыха, дачи в Переделкино давали школу, пищу творить, только тридцать лет России, все прибавится, пожилые передадут опыт, пусть без денег, а через сто лет будем и поужинать плоды.

  2. 1. Наконец-то бытовой термин «ситуёвина» дошёл до Камчатки.
    2. По В.Ш., цитирую: «А если все будут критически настроены, то это будет… Polska stoi nierządem». Или по-нашему Saustall.
    3. От В.Ш. «Если человек bona fide…(или gut-пока-mensch — от Ю.К.)… пусть перечитывает Толстого»
    4. От В.Ш. : «чтение – это учение, наука, труд и опыт а la Michel Montaigne..» (oder Marks)
    5. От В.Ш.: » Меня спрашивают, как монтируются Р., Б. и К. Ну, Р. будет «Т. а.», это Париж, … у Бальзака хорошо разработана тема всяких там refugie polonais»» По нашему: Flüchtling deutsch.
    6. От В.Ш.: «Критика умерла и хрен с ней». Она выродилась …». -Чья?
    7. От В.Ш.: Чтение – это наука. Чтение – это «коран»». А также Wissenschaft.
    8. От В.Ш.: «Кстати,… слово «толк»… этимологически соответствует греческому λογος». А также — Wort.
    9. От В.Ш.: «Как ты понимаешь, я за смерть автора обеими руками. Это такой персонаж, который только под ногами путается и работать мешает. Kill the author, kill him now»». -Т.е «Mord durch Motiv»
    10. От В.Ш.: «Нorribile dictu (перевод см. в яндексе, прим. Ю.К.), я обеими руками за смерть литературы. … – одного Бальзака перечитать масса эмоций». — Wozu?
    11. Нужно ли какое-либо позиционирование, положительный образ чтения? Наверное, нужно. Эта идея уже спародирована в «Hysterical literature». (перевод — Buchsgescht -прим. Ю.К.).
    12. От В.Ш.: «Можно делать съедобные книги». Это идея, особенно для детей .
    13. От В.Ш.: «Устная литература, хотя и кажется…может (имею ввиду стэндапствующих) дать толчок…» . — Wohin? Wozu?
    14. От В.Ш.: «Я думаю, следует выпускать книги (классиков и современников) с комментариями, заметками и маргиналиями наших крупнейших критиков»
    Вот оно второе рождение критиков!…
    15. От В.Ш.: «… с разметкой от Галины Юзефович, и с острыми маргиналиями Максима Алпатова, и с проницательными заметками Валерии Пустовой. ..Вобщем тут море простора для дизайна». — Es lebe Alles !
    16. От В.Ш. и Ю.К.: «А ещё по (…Bucher-ам…) можно гадать.

  3. «Критика умерла и хрен с ней. Она выродилась в завывалки-зазавылки и лансирование слоганами!» О, критика умерла, а критик В. Ширяев жив! После долгого перерыва он вновь осчастливил читателей «Литературной России» незабываемым, уникальным «стилем» ! Это нечто среднее между сленгом полуграмотных инетчиков и рыночных манагеров. Но какие включения! Какое знание ин. языков! Тут тебе и Польша, которая должна стать nierządem — не рискую опубликовать перевод. Тут и греческое λογος, и латынь — Нorribile dictu! А какая скромность «старого филолога» : » Я немного юрист…» И при этом «немного юрист» не только «обеими руками за смерть литературы», но и… О ужас! «Немного юрист » ещё и «за смерть автора обеими руками». Лет десять назад одну из полемик с В. Ширяевым я закончила словами: » Камчатских критиков — в Урал! Но в настоящий — не в журнал». На мой взгляд, это предложение не потеряло актуальности.

  4. С легкой руки Татьяны Лестевой, в современной русской литературе появилось устойчивое словосочетание «камчатский критик». Под ним подразумевается недоучка с амбициями, беззастенчиво вываливающий на головы читателей эклектичный хлам своих безграмотных суждений о творчестве собратьев по перу.
    РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ СЛОВАРЬ, 2030

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *