15/01/2016 Назад

Какое будущее ждёт Институт мировой литературы и Российский государственный гуманитарный университет

Исторически один из важнейших научных центров отечественной филологии – Институт мировой литературы РАН – в новый год вступает с новым руководителем. Директором утверждён специалист по Серебряному веку Вадим Полонский.

В прошлом году мы опубликовали несколько проблемных материалов об ИМЛИ. Напомним часть претензий.

– За последние десятилетия под грифом института не появилось ни одной работы по настоящему высокого уровня, о которой бы все говорили в научном сообществе. Такой, какими в своё время стали, например, трёхтомник «Теории литературы в историческом освещении» (1962–1965), первые тома академической «Истории всемирной литературы» или классические работы М.Л. Гаспарова, А.В. Михайлова. Не говоря уже о создании новых научных школ.

– ИМЛИ утратил все печатные площадки. Из его рук давно уплыл журнал «Вопросы литературы», совсем заглох некогда авторитетный «Контекст». При этом не создано ни одного издания, где могли бы печататься сотрудники и аспиранты.

– Непомерно затянута подготовка академических собраний сочинений многих классиков.

– Сотрудники давно перестали следить за профильной литературной периодикой, так что оказались не в курсе публикаций про свой собственный институт в нашей газете.

– Да что говорить, если институт провалил даже своё 80-летие, не создав к дате ни очерка истории ИМЛИ, ни биографического словаря сотрудников славного когда-то института. По сути руководство института не воспользовалось прекрасной возможностью для привлечения внимания общественности к решению своих проблем и для того, чтобы заинтересовать молодых талантливых учёных, выпускников филологических факультетов к сотрудничеству (это при кадровом-то дефиците молодёжи!).

И не надо говорить, что все проблемы ИМЛИ упирались только в плохое финансирование. Пушкинский Дом тоже все эти годы получал от государства гроши, но этот академический институт сумел сохранить ежегодник «Труды Отдела древнерусской литературы», журнал «Русская литература» и другие свои авторитетные издания. Пушкинский Дом сделал, может быть не самый удачный, но всё-таки реально изданный трёхтомник «Русские писатели XX века» и многое другое.

Возможно, в полемическом задоре мы излишне заострили проблемы ИМЛИ РАН, так что даже высказывались сомнения, нужен ли вовсе этот институт в нынешнем виде…

Но что поразительно: из самого ИМЛИ никто публично вступить в дискуссию на эту тему не захотел. Всё свелось, видимо, к кулуарным обсуждениям. Только один сотрудник принёс в редакцию статью, но, как оказалось, его волновали не интересы дела, а то, как бы прищучить своего недруга, сведя всё на уровень, условно говоря, «кто с кем спит».

Одним из немногих исключений стал А.С. Курилов, который, правда, сразу оговорился, что по разным причинам не станет критиковать никого из руководителей института. Однако этот учёный дал немало дельных предложений, как можно было бы перестроить работу института и какими научными проблемами стоило бы в первую очередь заняться. Но никто его не услышал (а, может, не захотел слушать). От других сотрудников ИМЛИ мы слышали только устные отговорки: можно было бы, дескать, и больше рассказать о проблемах, но вы, мол, не знаете особенностей научного мира; об этом я не могу сказать, потому что он руководитель моего ученика, другого не задену, потому что тогда он заставит меня каждый день ходить на работу и т.п.

Неудивительно, что при таком подходе эффективность ИМЛИ в какой-то момент приблизилась к нулю. Стало очевидно, что спасти институт можно было только после кадровой революции и резкого обновления руководства.

Похоже, газету услышали, и здравый смысл возобладал. Академик А.Б. Куделин, который почти ничего не сделал для развития института, наконец смещён с должности директора (возраст, мол, уже не соответствует регламенту). Правда, чтобы не обидеть, его перевели на почётную должность научного руководителя ИМЛИ. Понятно, что его влияние теперь сильно уменьшится, но синекуру он для себя таки выбил.

Однако встал другой вопрос. Кто мог бы возглавить бедовый институт? По слухам, в нынешних условиях, когда чиновников из ФАНО (Федеральное агентство научных организаций) заботит только статистика, но никак не наука, мало кто захотел подставляться под удар и разгребать все проблемы на посту директора. Дошло до того, что выбирать новое руководство было по сути не из кого. Ни Феликс Кузнецов, ни Куделин в своё время не позаботились о подготовке достойных преемников и эффективных организаторов науки. При этом выбирать им хотелось только из своих.

Помнится, при Феликсе Кузнецове какое-то время ставка делалась на Виктора Гуминского. Сразу отметим, что это очень хороший компанейский человек, с которым приятно посидеть, поразглагольствовать о судьбах России, но дела делать очень трудно. Однако Феликсу Кузнецову как раз это и было удобно. Во-первых, он знал, что Гуминский по своей лени и безынициативности его никогда не подсидит, а, во-вторых, будет на всех заседаниях голосовать так, как нужно Кузнецову.

При Куделине ставка, похоже, делалась на Чагина. Но и от него что-то не заметно было энергичных и самостоятельных действий.

Короче, вышло так, что к выборам в ИМЛИ подошли всего с двумя кандидатами: Вадим Полонский и Дарья Московская. Впрочем, и тут всё сразу было ясно. Московская, видимо, выполняла роль технического кандидата, что и показали итоги голосования. Ведь она долгое время руководит отделом рукописей, который как был одним из самых слабых звеньев в ИМЛИ, так и остался. О чём можно говорить, если множество фондов в нём на протяжении нескольких десятилетий даже не описывались.

Итак, реальным кандидатом стал Полонский. Специалист по русской литературе рубежа 19–20 веков, религиозно-философским проблемам отечественного модернизма (к слову, интерес будущего директора ИМЛИ к модернизму и «мифопоэтикам», говорят, вызвал на обсуждении его кандидатуры неудовольствие у аксакала института, защитника русской классики Петра Палиевского).

Что будет дальше? Хочется думать, что в любом случае хуже не будет. Замаячили некоторые иллюзии, что в жизни ИМЛИ сейчас начнутся позитивные перемены. Во всяком случае, появятся условия для формирования новых научных школ и здоровой творческой конкуренции между разными направлениями.

Напомним, с чего начался кризис ИМЛИ. Когда Феликс Кузнецов в 1988 году стал директором института, он решил любыми путями выжать все группы, которые не отвечали его представлениям о жизни и науке. По сути из ИМЛИ были выдавлены все инакомыслящие. Ставка была сделана на одних «охранителей». Целый ряд авторитетных учёных уровня Е.Мелетинского, Г.Белой и других известных филологов ушли в созданный на базе Историко-архивного института РГГУ. И кто от этого выиграл? ИМЛИ? Ничего подобного. В институте осталась, если так можно сказать об учёных, однородная масса, которая решила, что она окончательно победила, и после этого все успокоились. А как иначе? Остались же одни приятели. Никакой творческой и мировоззренческой конкуренции как не бывало. Соответственно, потерялся и научный тонус.

Но ведь та же болезнь самоуспокоенности поразила и РГГУ. В отсутствие научных оппонентов там тоже всё застыло. Сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, в РГГУ собралась плеяда учёных с мировыми именами. С другой стороны, до студентов они смогли донести только одно видение. Иные точки зрения на художественную литературу для большинства студентов по сути оказались недоступными. И к чему это привело? Не только к узости кругозора у студентов, но и, как следствие, к ослаблению научного иммунитета и падению конкурентоспособности. Так что большинство выпускников после защиты дипломов так и не смогло никуда устроиться по специальности. И это не случайно. Ведь студентам вместо широты навязывалась нетерпимость к чужим мнениям. Вся эта злоба, между прочим, вылилась несколько месяцев назад в то, что при подстрекательстве кукловодов в РГГУ были сорваны лекции приглашённых исследователей, стоящих на отличной от агрессивных либералов позиции.

Похоже, эту ущербность РГГУ сейчас все заметили. Там тоже грядут серьёзные кадровые перестановки. Во всяком случае дни руководства нынешнего ректора Ефима Пивовара в РГГУ сочтены. В прошлом году он отработал второй (и последний по регламенту) срок и дал понять, что на 3-й срок претендовать не будет. Видимо, в РГГУ в качестве ректора будет найдена компромиссная фигура, которая сможет учесть интересы как либералов, так и консерваторов. И с этого момента, можно надеяться, начнётся реальная конвергенция культур. Похоже, аналогичный подход станет приоритетным и для Полонского (который, между прочим, помимо работы в ИМЛИ является профессором кафедры истории русской классической литературы в РГГУ). Тогда и в ИМЛИ вернётся дух здоровой творческой конкуренции разных научных школ. Во всяком случае в это хочется верить.

 

В. ОГРЫЗКО

 

Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий

     

Комментарии  

# Садовский 15.01.2016 14:32
Увы, в ИМЛИ все все ещё может стать и хуже:засилье модернизма и поцъмодернизма на подходе.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать