ВПОРУ ВСПОМНИТЬ О ДРУЖБЕ НАРОДОВ (Мы — один мир)

№ 2017 / 44, 15.12.2017

Московский историко-этнографический театр поработал экскурсоводом-фольклористом

 
Нам чужая душа – не потёмки

Юрий Кузнецов

 

Московский историко-этнографический театр готовится отметить свой 30-летний юбилей, что для труппы, созданной в своё время из выпуска Щепкинского театрального училища, уже удивительное в наши дни достижение. Созданный в разгаре перестройки, в 1988-м на пустом месте, театр уже долгие годы знаменит не только в РФ, но и за её пределами. Это обстоятельство, кстати, и легло отчасти в основу «Музыкального путешествия», которое коснулось фольклора и танцев именно тех стран, в которых с гастролями побывал МГИЭТ. Последовательно на сцене разворачиваются не только песни и пляски (что, кстати, не профиль театра: театр-то драматический) Грузии, Испании, Польши, Германии, Голландии, Франции, Болгарии, Южной Кореи. Перемежают эпизоды этого путешествия видеосъёмки, которые делались ещё на «хэндикам» и ВХС – на стильных примитивистских декорациях, как на экране проходят чередой страны, спасавшие театр в 90-х, когда он ещё не был государственным, приглашениями на гастроли.

Уже зная актёров театра и по драматическим спектаклям и по явно жанрово предшествующей «Терской истории» (где тоже никакого текста, только песни), не мог не восхититься моментальным перевоплощением Николая Антропова. Он был и натуральным французом в мизансценах песенных и предпесенных (почти таким же, каким удачным рыжучим бородатым поляком был Д.Колыго), и вполне себе болгарином, а уж каким корейским ползучим посетителем гейш в бородатой маске! Вот кого бы видеть на телеэкране вместо пластилиновых лиц сериальных, проходящих параллельно ролям и характерам. До мурашек запомнившаяся «девушка-смерть» из спектакля «Звездопад», Светлана Американцева была на этот раз самой радушностью и народностью, а уж пела таким натурально-сельским «бабьим» голосом (как и потрясающе похожая на Джулию Робертс Т.Шарабарина, В.Отраднова, А.Соловьёва, С.Щеголькова) в болгарской части, что я сперва её, румяную, и не признал…

IMG 7141

В кадрах путешествий отразилось искреннее восхищение труппы МГИЭТа «заграницей», соборами, рынками, фольклором стран, где они оказались – это и стало стартом поиска для главрежа Михаила Мизюкова всех тех танцев, песен, костюмов, которые приходилось выкапывать даже на «ютубных» каналах. Итог – увлекательная экскурсия, где каждая следующая серия непредсказуема, а поиск души народа никогда не завершён. Скажем, если коллективизм в болгарском, голландском, особенно немецком «танце с пощёчинами» так и выступает, то вот корейские индивидуальные номера в духе театра масок смотрятся весьма «отдельно». Танец с палкам голландский (халахуп), кстати, вполне вписался бы в постановки Мейерхольда – ведь в итоге венчающая номер женщина выносится пятью парнями на сложенной из древков пятиконечной звезде… В общем, классный вышел даже не спектакль, а именно экскурс – причём ещё и во времени, на видеозаписях гастролей актёры – прежние, «девяносто-нулевые», на сцене – нынешние, уже умудрённые наслоившимися на них годами ролей.

IMG 7381

Из ассоциаций, явно не просчитанных постановщиком, на спектакле всё мелькала передо мной песня-клип Ramones в духе «пластилиновой вороны» – We Touring. Именно духом туров, гастролей пронизано это действо. А финал, затмевающий взятый парафразом из кинофильма «Цирк» эпизод пения колыбельной, так и называется – «Международная колыбельная». Берут «делегатки» каждого выступавшего народа из колыбельки единое дитя и поют ему, каждая свою, колыбельную. И мягко переплетаются языки, не имея противоречий, и русский там не отличишь от болгарского, и нежность, перерастающая в «материнствующий интернационализм» захлёстывает зрителей своевременным катарсисом.

 

Дмитрий ЧЁРНЫЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *