ПРЕДЕЛ ПРОЧНОСТИ

№ 2018 / 12, 30.03.2018

Новый федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС) ассоциируются прежде всего с уродливо-наукообразной, но при этом содержательно-пустой терминологией. Это громоздкий, отупляющий, неблагозвучный «воляпюк» – очередная мертвечина, порождённая бюрократическим аппаратом. Основное нововведение – это то, что хорошо известные вещи называются непривычным образом. Появилась ориентация на «компетенции» («способность применять знания и умения в определённой области») и «компетентностный подход» («умение работать с информацией и готовность к реальным жизненным ситуациям»). А раньше, позвольте, этого не было? Или прежние стандарты не предполагали способности применять знания и умения в определённых областях? Я вижу в этом только свидетельство вопиющей «лингвистической некомпетентности» чиновников от образования, бездумно заимствовавших или самостоятельно наплодивших целый выводок терминов-монстров. Удивительно, например, как раньше мы обходились без термина «метапредметный»? Но ведь обходились же!

Чтобы лучше представить, к чему приводит внедрение нового ФГОСа на практике, мысленно перенесёмся в какой-нибудь провинциальный город (провинция это всё-таки 90% России). Раз или два в месяц всех учителей по каждому предмету собирают в Департаменте образования на изнурительные многочасовые методические собрания, посвящённые внедрению ФГОС. Это хорошая возможность присмотреться к лицам тех людей, на плечи которых ляжет основная тяжесть работы – рядовых педагогов.

Социальный портрет современного учителя хорошо известен: в основном это женщины, которым далеко за пятьдесят. Апатичные, усталые, выцветшие лица, что неудивительно: средняя зарплата педагога (пусть первой категории), работающего на одну ставку, составляет примерно 12–13 тысяч рублей. Этих денег едва хватает на биологическое выживание одного человека (вообще-то не хватает, но учителя поднаторели в «затягивании поясов»). А у многих есть дети, семьи, иждивенцы. Кстати, люди, далёкие от школы, имеют совершенно превратное представление о реальных зарплатах учителей в провинции и, услышав эти цифры, недоумевают: «Так вам же подняли зарплаты?». Надо признать, что СМИ удалось внедрить в массовое сознание миф, что зарплата учителя в России составляет порядка 30–40 тысяч рублей (что верно только для столичного региона, крупных городов и некоторых образовательных организаций).

Uchitel

Чтобы хоть как-то поддержать семью, учителя работают, как правило, на две ставки или по совместительству сразу в двух школах, очень часто ведут по несколько предметов: например, физику и информатику, географию и ОБЖ, биологию и химию. Набрав уроков на две ставки (это чудовищная нагрузка – 6 уроков в день при шестидневной неделе), учитель может довести свои доходы примерно до 25 тыс. рублей. Это ценой тяжелейшего безостановочного труда на школьном конвейере. А ведь существует ещё дополнительная школьная нагрузка (классные часы, родительские собрания и т.д.) и тетради надо проверять. О каком качестве образования, о каком профессиональном росте педагогов, о каких новых образовательных технологиях может идти речь в таких условиях?

Педагог вообще лишён свободного времени – и на изучение методической литературы, и на углубление знаний по предмету, даже просто для того, чтобы привести в порядок нервы, расстроенные от бесконечного стресса и непомерных нагрузок. Вышел новый задачник по физике, когда учителю физики прорешать его? Школьники обсуждают новый роман, когда учителю русского языка и литературы прочесть его (и, кстати, на какие деньги приобрести)? Современный учитель, годами работающий на пределе своих сил, – это «загнанная лошадь», из которой уже выжато всё, что возможно. А человеку, стоящему на конвейере не до технологических нововведений, – ему бы продержаться до окончания рабочего дня.

И вот новые ФГОС. Что они означают на практике? Только огромное количество неоплачиваемых часов по переписыванию документов, заполнению всевозможных форм, переделыванию рабочих программ. Такое ощущение, что кому-то хочется взвалить на изнурённые плечи учителей дополнительную ношу, чтобы окончательно превратить их в послушных зомби – в тупые биомеханизмы без рефлексии, воли, воображения, вдохновения. И самый эффективный способ лишить их времени на расширение кругозора, усовершенствование уроков, самообразование, работу с одарёнными школьниками – это посадить их за бессмысленное переписывание бумаг, перевод с одного наукообразного канцелярита на другой, ещё более тошнотворный канцелярит.

Повторю, основная проблема современного образования не имеет отношения к образовательным стандартам, а связана со статусом и социальным положением современного учителя – забитого, бесправного, ведущего полунищенское существование. Для учеников современный учитель – это наглядная иллюстрация бессмысленности образования: доказательство того, что образование приводит почти на социальное дно. Пока школьное образование спасает только пассивное сопротивление учителей, которые штудируют новые ФГОСы, засоряют свой язык и мышление отупляющей терминологией, но ничего не меняют по существу в процессе образования и учат так, как их самих учили в нормальные времена. Но если целенаправленно добивать учителей и школьное образование, это рано или поздно удастся. Как рассказываем мы на уроках физики, у всякой системы есть предел прочности.

 

Михаил БОЙКО,

учитель физики

Нижегородская обл.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *