ПРОШУ, ЕСЛИ ВОЗМОЖНО, РЕШИТЬ С ЭТИМИ СТИХАМИ СЕГОДНЯ (Евгений ЕВТУШЕНКО)

№ 2018 / 13, 06.04.2018

Первая полученная от Евгения Евтушенко рукопись была зарегистрирована в редакции газеты «Литература и жизнь» 28 июля 1958 года за номером 4256. Молодой поэт предложил новой газете «Вальс на палубе».

Стихи были написаны во время океанского перехода из Владивостока в Петропавловск-Камчатский на борту парохода «Советский Союз». Стихотворец обращался к своей тогдашней музе – Белле Ахмадулиной. Кто-то из сотрудников редакции (судя по автографу, скорей всего это был поэт Юрий Мельников) написал на рукописи: «Перепечатать на собаке 2 экз.». Однако до публикации дело почему-то не дошло.

Впервые имя Евтушенко появилось в «Литературе и жизни» лишь 11 февраля 1959 года. Тогда были напечатаны два его стихотворения: «Хозяйки» и «Помню…». Но потом отношение руководства газета к поэту стало меняться в худшую сторону.

В 1960 году Евтушенко занёс в редакцию ещё одну свою рукопись с короткой припиской к главреду В.Полторацкому:

«Дорогой Виктор Васильевич! – писал поэт. – Завтра я уезжаю в Болгарию и Румынию, и поэтому прошу, если возможно, решить с этими стихами сегодня. Ваш Евг. Евтушенко» (РГАЛИ, ф. 1572, оп. 1, д. 219, л. 74).

Полторацкий дал указание:

«Взять 2 стихотв<орения>

1) Русские таланты

2) Поздравляю Вас, мама.

Остальные стихи вернуть автору».

Выполняя волю шефа, Юрий Мельников передал в машбюро отобранные два стихотворения. Но и они почему-то на газетные полосы так и не попали.

А потом на Евтушенко публично набросился новый заместитель главного редактора «Литературы и жизни» Константин Поздняев. Мир газетный начальник и поэт заключили, кажется, лишь в 1964 году.

 

Вячеслав ОГРЫЗКО

 


 

Евгений ЕВТУШЕНКО

6 evtushenko na Kube 1962

 

ВАЛЬС НА ПАЛУБЕ

 

Спят на борту грузовики,

спят

краны.

На палубе танцуют вальс

бахиллы, кеды.

Все на Камчатку едут здесь –

в край

крайний. –

Никто не спросит: «Вы куда?»

Лишь

«Кем вы?»

Вот пожилой мерзлотовед.

Вот

парни,

Торговый флот – танцует лихо –

есть

опыт!

На их рубашках Сингапур:

пляж,

пальмы,

а въелись в кожу их металл,

соль,

копоть.

От музыки и от воды –

плеск,

звоны.

Танцуют музыка и ночь

друг с другом.

И тихо кружится корабль,

мы,

звёзды,

и кружится весь океан

круг

за кругом.

Туманен вальс, туманна ночь.

Путь

дымчат.

С зубным врачом танцует вальс

как Вася,

и Надя с Мартой из буфета

чуть

дышат –

и очень хочется, как всем,

им

вальса.

Я тоже, тоже человек,

и мне

надо,

что надо всем. Быть одному

мне

мало,

но не сердитесь на меня,

вы,

Надя,

и не сердитесь на меня,

вы,

Марта.

Да, я стою, но я танцую!

Я

в роли

довольно странной. Правда, я

в ней

часто.

И на плече моём руки

нет

вроде

и на плече моём рука

есть

чья-то.

Ты далеко, но разве это

так

важно?

Девчата смотрят – улыбнусь

им

бегло.

Стою, а всё-таки иду

под плеск

вальска,

с тобой иду!

И каждый вальс

мой,

Белла!

С тобой я мало танцевал,

и лишь,

выпив,

и получалось-то у нас

так,

слабо.

Но лишь тебя, на этот вальс

я

выбрал.

Как горько танцевать с тобой!

Как

сладко!

Курилы за бортом видны…

В их складках

снег

вечный…

А там, в Москве, зелёный парк,

пруд,

лодка.

С тобой катается мой друг,

друг

верный.

Он заикается умело,

он

молит.

Он так богато врёт тебе

и так

бедно,

и ты не знаешь, что сейчас

там

в море

с тобой танцую я один

вальс,

Белла…

 

Борт парохода «Советский Союз»

Владивосток – Камчатка

evtushenko 002

РГАЛИ, ф. 1572, оп. 1, д. 32, лл. 47-50.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *