И ИХ ОСТАЛОСЬ ЛИШЬ 12

№ 2018 / 16, 27.04.2018

Азартные люди ищут любой повод чтобы побаловать себя адреналином: спорт, бега, казино, карты. Не всем известно, что ставки принимаются и на Нобелевскую премию. Проблема в том, что наряду с лауреатами может появится ещё одна строчка – будет ли вообще присуждаться Нобелевская премия по литературе в 2018 году.

Шведская королевская академия с 1901 года присуждает Нобелевскую премию в области литературы. Не успела академия оправиться от шквала критики 2016 года за премию Бобу Дилану, как в этом году её потрясли новые скандалы. 

2 Dylan

Несколько последних месяцев, крупнейшая шведская газета Dagens Nyheter (Сегодняшняя новость) проводила собственные расследования в отношении некоего «шведского авторитета в области культуры», обвиняя его в сексуальных домогательствах. Вначале имя не разглашалось, хотя большинство шведов с лёгкостью узнали Жан-Клода Арно – фотографа и режиссёра французского происхождения. Он обвиняется в сексуальных домогательствах, и это уже подтвердили 18 девушек.

Вслед за обвинениями в харрасменте, камни полетели не только в Жан-Клода Арно, но и во всю академию. Журналистам стало известно, что Арно, будучи мужем шведской поэтессы Катарины Фростенсон, которая является членом академии, досрочно разглашал имена победителей Нобелевской премии в области литературы.

Arno Frostenson

Жан-Клоде АРНО и Катарина ФРОСТЕНСОН

 

Но и на этом проблемы супругов не закончились. Казалось бы, куда хуже!? Обвинение в сексуальных домогательствах, разглашение тайны… а в итоге ниточки привели к коррупционной схеме. Арно использовал помещение академии в личных целях. А также Шведская академия финансировала стокгольмский центр Forum, которым владеют супруги. Простыми словами: Катарина Фростенсон выделяла деньги сама себе, что, в общем-то, не новость для наших реалий.

Шведская Академия решила не доверять журналистам и обратилась к независимым юристам для проверки данных. По итогам проверки сотрудники юридической фирмы Hammarskild & Co вынесли вердикт: академии необходимо обратиться в полицию в отношении Жан-Клода Арно и поставить вопрос об исключении Катарины Фростенсон.

5 апреля оба вопроса были на повестке дня. Но члены академии не поддержали выводов независимой компании, ссылаясь на то, что при расследовании использовались анонимные источники, которые не внушают доверия. В знак протеста против столь нерешительных действий трое членов академии тут же покинули свои места. А 12 апреля свой пост покинула Сара Даниус – глава академии.

В итоге, на сегодняшний день из 18 постоянных членов осталось всего 12 (два других члена покинули свои посты ранее). Этого вполне достаточно для назначения Нобелевского лауреата при условии, что решение будет единогласным. По правилам, необходимо именно 12 голосов, то есть минимальный барьер академия преодолевает. Пока преодолевает.

Проблема заключается ещё и в том, что членство в академии является пожизненным. То есть нельзя занимать пустующие кресла, пока постоянные члены живут в здравии и благополучии, хоть и совсем не принимают участие в обсуждениях.

В дело пришлось вмешаться действующему монарху Карлу XVI Густаву, являющемуся «опекуном» академии. 11 апреля он заявил, что рассматривает упрощённый устав о назначении и отстранении действующих членов академии, чтобы в дальнейшем исключить подобные проблемы.

Ситуация достигла пика. Если кто-либо ещё не выдержит и покинет пост, то по правилам академия не сможет выбрать будущего владельца Нобелевской премии.

NobelСам Альфред Нобель так сформулировал условия получения премии по литературе: «Наиболее выдающееся литературное произведение идеалистической направленности». Стоит отметить, что Шведская академия уже давно не придерживается этого правила. Основная волна критики обрушила из-за присуждения премии Бобу Дилану в 2016 года. Возможно, Шведская академия умышленно сыграла на этом, рассчитывая, что небольшой скандал им не повредит. А вместе со скандалом мир вновь вспомнит и заинтересуется премией в области литературы. Но теперь-то академия с удовольствием согласилась бы на то, чтобы о них вообще не писали в прессе.

На данный момент мнения разнятся. Для кого-то Нобелевская премия давно потеряла свой престиж. Перестала существовать как ориентир в области качественной литературы. Как эталон, на который стоит равняться всему миру. Не единожды была слышна критика, что премию присуждают не за выдающийся вклад, а за политические предпочтения номинантов. Да и тот факт, что большинство премий оседает в США и Европе не может оставаться незамеченным.

Но даже со всеми этими минусами, Нобелевская премия остаётся влиятельной и престижной. Пока что в мире нет альтернативы, которая бы затмила или хотя бы сместила Нобеля на второй план. Что говорить, если продажи авторов, которые попали в списки премии, мгновенно взлетают в топы. Книги переводят на другие языки, а пресса обсуждает правильность решения.

Скорее всего, Нобелевская премия устоит. Слишком прочный у неё фундамент, чтобы вот так, легко и непринуждённо, разрушилась вековая история. Правительство Швеции, да и сам монарх понимают всю важность премии для страны. Легче изменить правила. Легче где-то прогнуться под общественность и СМИ, но премию сохранить.

 

Егор КУЛИКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *