ДА, СПАСЕНИЕ В КРАСОТЕ!

№ 2007 / 23, 23.02.2015

Моя литературная жизнь, судьба литературная, складывалась так в Москве, что с большинством писателей столицы и писателей России, да и писателей СССР мне часто приходилось встречаться, беседовать и работать вместе. Издательское и журнальное дело – общее и родное наше дело. Государство оберегало и гордилось успехами своих творцов…
И что я увидел и запомнил? А запомнил и благодарно берегу вот что: талантливый прозаик, талантливый поэт – всегда, как правило, добрый, честный, доверчивый и красивый человек. Главная его забота – правда и красота. Правда – о себе и о родном народе. Правда – о государстве и о времени. Радость и горе, счастье и потеря – лишают его равнодушия, и сердце его то ликует, то плачет, воюя за доблесть и красоту.
На плечах у весны отдыхают печальные птицы,
Молчаливые птицы, забывшие песенный лад.
Улетайте, родные, из бывшей имперской столицы.
Улетайте скорее! Дай Бог вам вернуться назад.
Время какое… Ведь не вчера ли мы глаза поднимали тяжко на расстрельную копоть над Москвою?.. Поэт Максим Замшев никогда не декларирует, никогда не трибунит. Нет, Максим Замшев – передаёт тебе, как бы из ладони в ладонь, из памяти в память, передаёт уже не ощущение, а веское чувство беды, и ты это чувство принимаешь. Оно – теперь твоё.
А время движется с опаской
Вокруг обманутой земли.
И бьют часы на башне Спасской
И молят, чтобы их спасли.
Но ведь не политика же – душа, человек, поэт здесь, тоскующий по благородному облику времени и жизни. В книге Максима Замшева щедро представлены подобные исповедальные стихи. И сама книга названа умно – «Любовь даётся людям свыше». Согласен: талант и благородство – есть любовь, а любовь – мир красоты. Достоевский прав…
Мы губим красоту природы, красоту жизни, а чем заменяем собственную жестокость? Но талантливые писатели – талантливы в благородстве и в благодарности. Василий Фёдоров, Иван Акулов, Александр Твардовский, Борис Можаев, Валентин Пикуль, Пётр Проскурин, Людмила Татьяничева, Григорий Коновалов – даже за малое твоё участие в их труде они осыпали тебя сияющими словами старшего друга, старшего брата…
Давно я и отрадно заметил, что, отвергая дрязговые литбитвы, талантливые поэты присягают – уважать шагающих впереди, беречь верность истине, хранить вдохновение – красоту любви и отваги.
Небольшое письмо напиши мне, любовь!
Целой жизни длинней, некролога короче.
Передай то письмо почтальонше любой,
Лишь бы только она принесла его к ночи.
Я прочитал две книги. Книгу Максима Замшева – «Любовь даётся людям свыше» и книгу Анатолия Жукова – «В летаргическом сне». Книга Замшева – стихи. Книга Жукова – проза. Замшев – ещё молодой. Жуков – уже старый. Две книги. Два автора. Два жанра. А впечатление у меня – единое, очень светлое, родное, моё, о котором я часто тоскую. Эх, сколько мы потеряли красоты истины, даже красоты горя, не говоря уже о потерях красоты слова и творческого достоинства!.. Братство творцов, помощь друг другу, радость успеху товарища нам жестоко рекомендуют променять на вражду.
Русская серебристая проза, исповедь русская Анатолия Жукова меня пригласила вспомнить тех, кто старше нас, меня и Жукова, тех, кого я назвал выше. Книга Анатолия Жукова – моё поколение, страдание военного детства, раны и смерть отцов наших, братьев старших наших на фронтах Великой Отечественной войны. Книга Анатолия Жукова – осиротелые семьи, одинокие ребятишки и вдовы. Книга Анатолия Жукова – разорённые хутора и сёла России, обнищание русской земли, брошенные избы и кладбища.
В рассказе «Душа и тело Ивана» – вчерашний крестьянский сын, лётчик, уничтожает фашистский танковый муравейник, осевший в его родной деревне передохнуть. А позже – инвалид, Иван, руководит крестьянским коллективом, восстанавливая хозяйство. В повести «Одни» – наш офицер выводит из фашистского окружения израненного цыгана и старика с дочерью, евреев, бегущих из оккупированной Украины от палачей. Их настигает жуткая трагедия. Русский Прохоров, офицер, пытается их спасти. Читать повесть страшно. Невольно крутится в голове мысль Ивана Савельева: когда же мерзавцы прекратят искать в русском человеке немецкого фашиста?..

Роман Анатолия Жукова «В летаргическом сне» – картина разрушения СССР. Чёрные остовы приватизированных заводов и фабрик. Чёрные кресты брошенных сельских могил. Чёрные нищие, бомжи, и – роскошные джипы, припаркованные у офисов и ресторанов. Милиция. Омон. А на экранах – голые весельчаки с голыми гусынями на побережьях морей и океанов.
Но не потеряна совесть и гражданский лад в народе. Не потерян, он – лишь подорван, ранен, но он излечит рану волей предков, славой предков и русским авторитетом исторической державности. Зря гыгыкают недруги России. Россия – исторична. Россия – динамична. Россия – не вторична, а первична в своих страданиях, бедах и бессмертных победах!..
Соединяю светлое чувство от двух книг: книга поэта Максима Замшева и книга прозаика Анатолия Жукова убеждают меня в том, что истина и мужество, доброта и любовь, красота и надежда – золотые свечи действующих и грядущих поколений. Настоящее творчество – любовь и красота, отвага и верность! Читая Геннадия Старастенко, Веру Галактионову, Ивана Голубничего и Лидию Сычёву, Евгения Юшина и Марину Котову, я вновь и вновь благодарю тех, кто прошёл впереди нас, бережно и нежно прижимая к сердцу трепетное и грозное, ласковое и зовущее русское слово!..
Мы позволяем забывать Владимира Луговского и Александра Твардовского на сцене и на экране. Мы разрешаем усомниться циникам в раздольном и крылатом голосе Руслановой. Но ложь – временна, а красота – вечна.
Россия, нищая Россия,
Мне избы серые твои,
Твои мне песни ветровые –
Как слёзы первые любви!
Спасибо тебе, Александр Блок, поэт мой поднебесный. Спасибо тебе, моя ненаглядная Россия. Двадцать семь миллионов сыновей твоих широкоплечих лежат под братскими обелисками. Сколько же невест закручинилось? Сколько жён овдовело? Сколько матерей поседело? А сколько детей не родилось?!
И почему же ещё двадцать пять миллионов сыновей и дочерей России осталось за просторами России? Кто же такой преступный чертёж нам с вами организовал?.. Схему предательства. Спланированную демографию…
Измученная моя Россия, святая моя Россия, ты встаёшь над скифским простором попранным, и крылья твои колокольно звенят над живыми и мёртвыми, над мёртвыми и живыми!
Но не всюду отравлено поле.
Речка Волга не вся протекла.
А в Рязани красавица Оля
Коловрата опять родила.
Две книги и одна Россия. Миллионы нас и одна верность. Одна любовь. Одна красота. Не от собчачьих «бландинок в шоколаде», шелушащихся уголовным хамством, а от верности и подвига, любви и красоты родятся вихрастые Саши Матросовы и святоокие Зои Космодемьянские.

Валентин СОРОКИН
лауреат премии Ленинского Комсомола и Государственной премии РСФСР им. A.M. Горького

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *