ЗОЛОТАЯ КУРОЧКА С БЛУДОВА БОЛОТА

№ 2008 / 2, 23.02.2015


В Ярославской области, под древним Переславлем-Залесским, есть места, хранящие память о певце русской природы Михаиле Михайловиче Пришвине. Да что там места, в селе Усолье до сих пор живёт Софья Павловна Корягина, ставшая прототипом пришвинской Настеньки из «Кладовой солнца».

С Переславской землёй Михаил Михайлович Пришвин был связан около двух десятилетий. Весной 1925 года ему предложили должность заведующего биостанцией юных натуралистов – пятидесятилетний писатель с супругой Ефросиньей Павловной живёт в пустовавшем в то время музее Петра I «Ботик». Вскоре в журнале «Красная новь» появляются его очерки «Родники Берендея» с подзаголовком «Из записок фенолога с биостанции «Ботик». В 1926 году «Родники Берендея» выходят в Госиздате отдельной книгой, которую высоко оценил Максим Горький. «Я думаю, что такого природолюба, такого проницательного знатока природы и чистейшего поэта, как вы, М.М., в нашей литературе – не было», – напишет он Пришвину.
14 мая 1925 года Михаил Михайлович впервые побывал в Усолье, куда припыл на лодке по реке Вексе. «В Усолье приплываешь, как будто не в село, а в какое-то жительство лесных существ, не нарушающих общий пейзаж: так всё вокруг лес лесисто, болотно, так много природы», – сделает он в запись в своём дневнике.
Второй, более продолжительный переславский период в жизни Пришвина приходится на годы войны. Когда начались бои под Москвой, видным советским писателям предложили эвакуироваться. Пришвин, которому в то время уже было под семьдесят, выбрал Усолье.
Вместе со своей второй молодой супругой Валерией Дмитриевной и тёщей Натальей Аркадьевной они поселились в доме Евдокии Ивановны Назаровой, где снимали две комнаты. Позднее на нём была установлена мемориальная доска: «В этом доме жил и творил писатель Пришвин Михаил Михайлович, певец русской природы (с июля 1941 по декабрь 1943 года)».
Тахтой Пришвину служили ящики, вместо стульев стояли пни, какой-то уют жилью придавали домотканые половики и занавески из марли на окнах. Писал Пришвин с керосиновой лампой, а рано утром шёл по тропке к Блудову болоту – эту тропку и сегодня зовут – Пришвинской.
А в доме наискосок, построенном в 20-х годах прошлого века, живёт Софья Павловна Корягина – Настенька из «Кладовой солнца».
Открываем сказку-быль и читаем: «В одном селе, возле Блудова болота, в районе города Переславль-Залесского, осиротели двое детей. Их мать умерла от болезни, отец погиб на Отечественной войне»…
«Настя была как золотая курочка на высоких ногах, – рисует Пришвин портрет своей героини. – Волосы у неё, ни темные, ни светлые, отливали золотом, веснушки по всему лицу были крупные, как золотые монетки, и частые, и тесно им было, и лезли они во все стороны. Только носик был чистенький и глядел вверх попугайчиком».
«Митраша был моложе сестры на два года. Ему было всего только десять лет с хвостиком, – это уже портрет второго главного героя, брата Насти. – Он был коротенький, но очень плотный, лобастый, затылок широкий. Это был мальчик упрямый и сильный. «Мужичок в мешочке», улыбаясь, называли его между собой учителя в школе. Мужичок в мешочке, как и Настя, был весь в золотых веснушках, а носик его чистенький тоже, как у сестры, глядел вверх попугайчиком».
– С Пришвиным я познакомилась через его шофёра Сергея Ивановича Кононова, – вспоминает Софья Павловна Корягина. – У Сергея Ивановича была жена Вера Павловна, и две девочки: Люся и Майя. Я стала к ним бегать, они ко мне приходили. Вера Павловна Пришвину и говорит: «Вот, Михаил Михайлович, семья живёт – двое несовершеннолетних и корову держат».
В 1943 году старшего брата забрали на войну, никто за него даже не похлопотал. Мы остались вдвоём с Борисом, так и держались вдвоём. В лес ходили за грибами, за ягодами. За дровами тоже в лес ходили. Огород копали.
Пришвин заинтересовался, сфотографировал нас вместе с братом, стал брать в лес. Они всё время ездили на хутор в десяти километрах отсюда.
Мать у ребят умерла в апреле 1941 года. Отец остался с тремя детьми, а в декабре 1942 умер и он. Как только старшему брату Саше исполнилось 18 лет – его забрали на фронт. И остались младшие одни – одинёшеньки.
«Соне лет десять, Боре одиннадцать, – сделает Пришвин запись в дневнике 7 апреля 1943 года. – Два года тому назад у них мать умерла, а вскоре затем и отец. Всё крестьянское хозяйство, изба, огород, корова и мелкие домашние животные остались на детей. Поневоле они крепко взялись за дело и теперь живут двое, мальчик и девочка, и справляются».
В своей сказке-были Пришвин отправляет Настю с Митрашей поздней осенью за клюквой на Блудово болото. Правда, его литературная героиня в отличие от реальных ребятишек старше брата. Перед походом в лес Настя задала корм всем животным, положила в корзину чугунок варёной картошки. Митраша взял отцовское двуствольное ружьё, топор, сумку с компасом. И пошли они на Блудово болото, на Высокую гриву, через Звонкую Борину искать самое клюквенное место. А дальше, как и подобает в сказках, брат с сестрой заспорили, как лучше идти, и разбрелись в разные стороны. Золотая Курочка пошла по проторённой тропинке, а упрямый Мужичок в мешочке по компасу полез к Слепой елани – самому топкому месту на Блудовом болоте. Настя набрала целую корзину клюквы и вместе с собакой Травкой отправилась искать братца, который к тому времени увяз в болоте. Выбравшись с помощью собаки из трясины, Митраше удалось подстрелить из ружья матёрого волка. Дети радостно встретились, развели костёр и стали готовиться на ночлег.
– В болоте мы не блудились, это уж Михаил Михайлович маленько прикрасил, – вспоминает Софья Павловна. – Мы бывало грибы, ягоды собираем, а он ходит по лесу с собачкой и палочкой. До войны я только три класса кончила, Борис – пять, а у Саши было восемь, он в городе учился. Пришвины очень бедно жили, покупали у нас молоко. У них машина была, так всё время ломалась, шофёр её постоянно ремонтировал.
Когда стало разрабатываться торфопредприятие на Талицах, Софья Павловна нашла там работу. Потом трудилась поваром в детском садике, в лесничестве, в Купанском ОРСе продавцом. Брат Борис уехал в Москву, устроился водителем и остался в столице.
Михаил Михайлович Пришвин прожил долгую жизнь – он умер на восемьдесят первом году жизни. Сын разорившегося купца, в двадцатилетнем возрасте он был арестован за участие в марксистских кружках, год провёл в тюрьме, после чего был выслан в Елец. Окончил философский факультет Лейпцигского университета, вернулся в Россию, женился. После революции его, известного писателя, с больной женой и маленькими детьми большевики выгнали из родительского дома в Елецком уезде… Только удивительная любовь к родной природе, к простому народу и литературное творчество стали его спасением и смыслом жизни. В дневнике 1919 года Пришвин запишет: «…А нам, писателям, нужно опять к народу, надо опять подслушивать его стоны, собирать кровь, и слёзы, и новые думы, взращённые страданием…»
Оказавшись в Усолье, невозможно не отправиться пришвинской тропкой к Блудову болоту, тому самому, куда пошли придуманные писателем Настенька с Митрашей. Олег ГОНОЗОВ
г. ЯРОСЛАВЛЬ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *