БЫЛО ВРЕМЯ, КОГДА Я РИСОВАЛ НА НЕВСКОМ

№ 2008 / 5, 23.02.2015


Поэзия Кайсына Кулиева настолько зрима, образна и красочна, что порой кажется, будто стихи писал не поэт, а художник. И, наверное, совсем не случайно один из сыновей поэта, Азамат, стал заниматься живописью – гены взяли своё.

– Азамат, как отец относился к вашему увлечению живописью?
– Он не очень хотел, чтобы его дети занимались искусством. Потому что знал на собственном опыте, как это трудно. Но потом отец, конечно, согласился с моим выбором. При жизни отца я нарисовал несколько его портретов, которые ему понравились, – он оставил на них свои автографы. Хотя лично мне они кажутся не совсем удачными.
– В творческом плане он сильно повлиял на вас?
– Я никогда не брал отцовские стихи как сюжеты для своих картин, но внутреннее содержание, дух его поэзии, естественно, повлияли на моё творчество. Кроме того, большое воздействие оказала на меня общая атмосфера, царившая в семье. Я с детства видел много интересных, талантливых людей.
– Вам предлагали иллюстрировать произведения отца?
– Предложения были. Но я боюсь за это браться, так как пока не чувствую себя способным по-настоящему воплотить в красках поэзию отца.
– Когда вы осознали своё призвание?
– Сколько себя помню, всегда ощущал себя художником. Что касается профессионального образования, сначала я окончил среднюю художественную школу имени Иогансона при Академии художеств в Ленинграде, а потом саму академию.
Так получилось, что годы учёбы – а они совпали с началом 90-х – были для меня самыми трудными. У меня была семья, больная мать. Несколько лет я зарабатывал на жизнь тем, что рисовал портреты на Невском проспекте.
– А как вы оказались в Турции?
– Десять лет назад я приехал в Анкару на празднование юбилея моего отца. В тот приезд меня попросили оставить свои картины. А через год, в 98-м году, мне предложили снова приехать туда, чтобы я нарисовал портрет тогдашнего президента Дюмереля. Через полтора месяца я вручил ему картину. Портрет всем понравился. Так я остался в Турции.
– Трудно было вписаться в тамошнюю художественную жизнь?
– Я бы так не сказал. Дело в том, что в турецкой живописи практически отсутствует реалистическое направление. Поэтому мне, прошедшему серьёзную школу реализма, сравнительно легко было утвердиться и занять своё место.
В основном я работаю на заказ. Вот уже несколько лет сотрудничаю со старейшей турецкой галереей Яхши Бараза. Свои композиции создаю по фотографиям, так как модель в Турции – дело очень дорогое.
– Каким образом турецкая публика относится к вашим ню? Не было ли для вас на этой почве каких-нибудь затруднений?
– Если и возникают здесь какие-то проблемы, то их решает мой галерейщик. Собственно, наша совместная работа началась после того, как он увидел мои ню. Бараз – известный в Турции пропагандист европейско-американского искусства, его эстетики.
– Не тянет вернуться на родину?
– В моральном плане, конечно, дома лучше, но вот в материальном плане в России художнику пока очень трудно.
– О чём мечтаете?
– Забыть про то, что существуют деньги. А ещё хочу сделать в Москве выставку и выпустить альбом.
Задавал вопросы
Илья КОЛОДЯЖНЫЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *