Искал ли Штейниц шамбалу?

№ 2009 / 24, 23.02.2015

Алек­сандр Пе­т­ру­шин в ста­тье «Югор­ская Шам­ба­ла» («ЛР», 2009, № 16) пи­шет: «По­след­ней по­пыт­кой про­ник­нуть в Югор­скую Шам­ба­лу мож­но счи­тать пу­те­ше­ст­вие эт­но­гра­фа Вольф­ган­га Штей­ни­ца в 1935 го­ду по Оби и её при­то­кам».

РЕЗОНАНС



Александр Петрушин в статье «Югорская Шамбала» («ЛР», 2009, № 16) пишет: «Последней попыткой проникнуть в Югорскую Шамбалу можно считать путешествие этнографа Вольфганга Штейница в 1935 году по Оби и её притокам». Нетрудно проверить, есть ли основания для такой оригинальной идеи.


Труды В.Штейница, посвящённые одному из югорских народов – хантам (остякам), изданы его учениками в четырёх томах1. О самом исследователе написаны десятки статей, в Берлин-Бранденбургской академии наук хранится его архив. Нигде нет упоминаний об интересе В.Штейница к такому явлению, как Шамбала. Последние два года я работаю по гранту над проектом, посвящённым В.Штейницу. В рамках этого проекта я перевела с немецкого языка дневник его поездки по Оби в 1935 году (перевод находится в издательстве).


Именно на этот дневник ссылается А.Петрушин, сообщая, что в нём упомянуты «контакты Штейница с начальниками местных органов НКВД, однако их характер и содержание остаются неясными». Ясность в этот вопрос может внести уже тот факт, что Штейниц как иностранец вызывал к себе повышенное внимание и подозрение властей (Сибирь в эти годы была закрыта для иностранных учёных). Так, 20 августа он записывает в дневнике, что председатель райисполкома, которому командировка Штейница казалась странной, устроил ему долгий «допрос». Запись 21 августа в Берёзове: «Рано к начальнику НКВД, описываю ему своё положение. Он: «Работайте спокойно здесь». Записи от 7–10 октября. Руководитель туземных курсов Райшев запретил Штейницу собирать сведения по хантыйскому языку среди слушателей курсов, и он обратился за помощью к руководителю НКВД Чуткину. Тот поговорил с Райшевым, но не смог его убедить. Эти записи сделаны в Берёзове, и, вероятно, в архивах можно найти материалы о содержании бесед Штейница с начальниками органов НКВД. Упоминаний о других встречах с сотрудниками НКВД в дневнике Штейница нет.


Факт остаётся фактом: ни в дневнике, ни в научных трудах Штейница нет и намёка на то, что он искал Югорскую Шамбалу. Да и было ли что искать?


ШАМБАЛА – метафизической центр мира и место обитания царя мира; это таинственная страна, жители которой знают законы управления природой и человечеством (http://slovari.yandex.ru/). В огромном списке научной литературы, посвящённой мировоззрению югорских народов, не найдётся работы, где бы говорилось о подобных представлениях. Лично я провела двадцать этнографических экспедиций к хантам и ни разу не слышала от них о Шамбале или её подобии.


В статье А.Петрушина приводятся сведения о мерячении, о Золотой Бабе, об остяцких шаманах, которых привозили в Москву для укрепления гаснущей мужской силы чекистов, но вся эта эклектика из других сфер. Самый «серьёзный» аргумент автора – рассказ о поэме М.Плотникова «Янгал-Маа», сочинённой на основе вогульских эпических сказаний. Нужно отметить, что вогульский (мансийский) фольклор, в том числе эпос, начали записывать с середины XIX века. Опубликованы записи венгров Регули и Мункачи, финнов Алквиста и Каннисто, в России – записи Баландина, Чернецова, Ромбандеевой и др. Только эти аутентичные тексты могут служить источником информации о мифологических представлениях манси.


А.Петрушин же черпает информацию из поэмы «Янгал-Маа», где образы и сюжеты могут быть созданы воображением поэта. (Кстати, сами эпические произведения, на основе которых создана эта поэма, не известны исследователям, т.к. не опубликованы.) По его словам, в поэме присутствуют люди-боги, титаны и чародеи, «создавшие таинственную цивилизацию, чем-то смахивающую на исчезнувшую Атлантиду или недосягаемую Шамбалу». Вот этим – «смахивающую» – сам А.Патрушин и выказывает, насколько серьёзны основания для понятия, вынесенного в название статьи, – «Югорская Шамбала».



1 Steinitz W. Ostjakologische Erbeiten. 1975–1980. Bd. I–IV.



Надежда ЛУКИНА,
доктор исторических наук, этнограф,
ТОМСК – САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *