Изумляемся вместе с Романом Сенчиным

№ 2009 / 36, 23.02.2015, автор: Роман СЕНЧИН

РОССИЯ В МИРЕ НОВОГО ФОРМАТА

Не прекращающийся мировой экономический кризис стал поистине золотой жилой для книгоиздателей. С поразительной быстротой пишутся и выходят из печати и объёмистые работы по экономике, и методички вроде «Как заработать на кризисе», и разнообразные «антикризисные» романы.

Среди этого по большей части пустого потока выделяется написанная экономистом Михаилом Делягиным и бизнесменом Вячеславом Шеяновым книга «Мир наизнанку. Чем закончится экономический кризис для России?». Обращает на себя внимание и издательство, выпустившее книгу – ИД «Коммерсантъ» (при техническом участии «ЭКСМО»), – которое, как правило, к уровню своей продукции относится очень строго.

Книга «Мир наизнанку», действительно, и полезна, и своевременна. Сегодня, когда нас усиленно пугают близостью катастрофы, она способна не только внушить надежду, что не всё так ужасно, но и намечает некоторые пути выхода из кризиса, заглядывает в послекризисное будущее России.

На первых же страницах даётся определение того, что происходит сейчас в мировой экономике – «надо говорить не о кризисе, а о депрессии – длительном периоде нехватки коммерческого спроса для нормального развития хозяйства, что угнетающе действует на все без исключения сферы общественной жизни». Нынешняя депрессия, переросшая в системный кризис, повлечёт за собой коренное изменение не только экономической сферы, но и «всего внутреннего устройства современных человеческих обществ».

С этим трудно не согласиться – на Западе эти изменения уже начались. Россиян же по-прежнему пытаются убедить, что они находятся в «тихой гавани», и большие потрясения Россию обойдут стороной. Но это совсем не так – если ничего не предпринимать, кризис в России, по мнению авторов, будет более длительным и болезненным, чем в развитых странах. Причина этого в слабой экономике, разрушенной инфраструктуре, неэффективности управления, «деградации главного богатства всякого государства – человеческого капитала». По сути, «Мир наизнанку» и обращён к этому самому человеческому капиталу, тем его представителям, что чувствуют в себе силы действовать, бороться за достойную жизнь, за процветание страны.

Одной из действенных мер по преодолению кризиса, как полагают Михаил Делягин и Вячеслав Шеянов, должна стать авторитарная модернизация. Необходимо очистить госаппарат от коррупционной культуры, при которой «собственность порождается властью, а не наоборот»; чистка среди сотрудников государственного управления и поэтапная смена госаппарата, фактическое объединение постов президента и премьер-министра, которое устранит порочную практику разделения решений и ответственности. Но авторитарная власть без обратной связи с обществом обречена на поражение. Знать мнение граждан полезно и важно. Это поможет не только корректировать государственную политику, но и «выделить слой людей, интересующихся соответствующими вопросами и при этом демонстрирующих разумность и способность к сотрудничеству». Приток «свежей крови» в государственные структуры, создание кадрового резерва, необходимы.

Обратную связь с обществом в век Интернета создать не так уж сложно. Было бы желание у госаппарата.

Государство должно влиять на рыночные отношения, на бизнес. Получив в пользование национальные ресурсы, бизнес обязан работать на страну. В условиях глобальной депрессии государство не может не регулировать экономику, допустима и национализация, особенно когда речь идёт о стратегических и социально значимых предприятиях. Жизненно важен и контроль государства за природными ресурсами – нужно стараться избегать ввязывания в так называемые «транзитные войны», то есть в осознанно разжигаемые конфликты, целью которых является переориентация потоков энергоносителей.

Экономический кризис не должен повлиять на уровень жизни российских граждан. При разумной политике это вполне реалистично. Для этого, во-первых, нужно создать новую модель формирования прожиточного минимума – он не может являться единым для всех регионов страны. «Материальная составляющая прожиточного минимума должна быть дифференцирована по климатическим зонам, а его денежное выражение – ещё и по ценовым». Причём необходимо иметь в виду, что цены в крупных городах и на остальной территории области, республики, края существенно различаются.

Дифференцированный прожиточный минимум сделает федеральную помощь тому или иному региону более эффективной. А это, в свою очередь, повысит уровень жизни людей, увеличит рождаемость, среднюю продолжительность жизни, что приведёт к приросту человеческого капитала.

Россия должна отказаться от претензий на главенствующую роль в современном мире, стараться не быть вовлечённой в глобальные международные конфликты. «Чтобы стать сверхдержавой в будущем, в меняющихся условиях, понадобится последовательный и сознательный отказ от тех её атрибутов, которые по инерции всё ещё кажутся неотъемлемыми, в том числе и от пресловутого “величия”». В этой связи авторы не раз приводят в пример Малайзию, которая, не ввязываясь в конфликты, превратилась в одно из самых успешно развивающихся государств…

Модель по преодолению Россией кризиса, представленная Делягиным и Шеяновым, не бесспорна. Ведь человечество, в том числе и Россия, переходит в качественно новое состояние, и в какое именно – пока непонятно. Процесс этот может закончиться катастрофой, если опустить руки и положиться на волю судьбы. Нужно действовать, и нынешний кризис – шанс проявить себя способным, творческим людям. Правда, в России активность масс редко когда приветствуется теми, кто находится на вершине власти.


ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ЖЕНСКОЙ ДУШЕ

На мой взгляд, коллективные сборники сегодня нужны как никогда: при обилии авторов в развале книг сложно найти то, что тебе по душе, и собрание нескольких произведений разных писателей под одной обложкой вполне способно облегчить читателю поиск.

Сборник «Тринадцать фантазий о любви», выпущенный издательствами «Олимп» и «Астрель», думаю, будет интересен не только своим построением (повести и рассказы тринадцати писательниц в итоге создают практически единое произведение), но и с точки зрения знакомства с тем, что сегодня происходит в «женской прозе», какие новые авторы её пополняют.

Кстати сказать, Ольга Славникова, одна из участниц сборника и автор предисловия, ничего против этого термина – «женская проза» – не имеет: «В обыденной жизни женщина отличается от мужчины тем, что после краткой свободы в молодости обнаруживает себя в тупике быта. Надо ли напоминать, что обед готовится полдня, а съедается за полчаса? <…> Возможно, женщина именно через быт подходит очень близко к пониманию катастрофичности бытия. Есть и другая особенность. Злодейка-природа устроила так, что женщине на биологическом уровне вменена любовь: к ребёнку, к отцу ребёнка, к пожилой матери, в которой женщина видит себя в будущем. В жизни каждой женщины есть несколько человек, чьи болезнь и смерть ей страшнее собственных болезни и смерти. Эти люди далеко не всегда отвечают женщине взаимностью. Почти всякая женщина может вырабатывать любовь автономно – и это драма, достойная писательского пера. Через какое-то время выработка любви прекращается, источник пересыхает – и это трагедия, из которой может вырасти большая проза».

Среди авторов «Тринадцати фантазий…» писательницы как давно и хорошо известные – Светлана Василенко, Марина Палей, Ольга Татаринова, Валерия Нарбикова, так и те, кто дебютировал относительно недавно – Екатерина Донец, Наталья Ключарева, Наталья Рубанова, Майя Кучерская. Есть и те, кого я, например, открыл для себя благодаря этой книге – Алла Юрьева, Алиса Паникаровская, Ирина Горюнова. С удовольствием перечитал прекрасный, давний уже рассказ Маргариты Шараповой «Как крылья бабочки осенней».

Разнится не только возраст авторов, но и эмоциональная насыщенность повестей и рассказов. Причём агрессивность и лиричность нередко соединяются в одном тексте, что так характерно для «женской прозы». И ценно…

В чём ещё, на мой взгляд, плюс коллективных сборников: мне, признаться, непросто осилить книгу, к примеру, Натальи Рубановой или Валерии Нарбиковой, а когда читаешь один их рассказ, тем более в контексте рассказов других писательниц, таких разных, но и одновременно близких, рассказ этот воспринимается совсем иначе. Полнее, яснее и по-хорошему проще, что ли… Объяснение этому опять же нахожу в предисловии Ольги Славниковой: «Если вы мужчина <…> уверяю вас – поймёте про женщин больше, чем это возможно из личного житейского опыта».


ПО КРАЮ БЕЗДНЫ

По сравнению с большинством своих сверстников-писателей, которых принято называть «двадцатилетними», чьи имена давно на слуху, у кого стабильно выходят книги, о чьей прозе спорят, Данил Гурьянов шёл к своему читателю долго и непросто. Первые его рассказы я прочитал ещё в конце 90-х в саранском журнале «Странник», потом были публикации в «Литературной России», в альманахах «Пролог» и «Литрос», журналах «Урал», «Кольцо А», но особой реакции у критиков эти публикации не вызывали, – скорее всего, попросту были не замечены.

И вот, для меня долгожданно, но и внезапно (по-хорошему, прозу Гурьянова нужно было бы собрать ещё лет пять назад), появилась первая его книга – «Запах лёгкого загара» (издательство «ОЛМА Медиа Групп»), куда вошли повести и рассказы, а также пьеса, давшая название сборнику.

Наверняка благодаря этой пьесе и состоялось издание книги – «Запах лёгкого загара» поставил на сцене режиссёр Роман Виктюк, и спектакль стал событием театральной жизни; Гурьяновым заинтересовались, стали искать его произведения. «ОЛМА» откликнулась на этот интерес. (Не секрет, что нераскрученному автору, тем более работающему в «малой форме», увидеть книгу сегодня практически невозможно, – у издателей спрос на рассказы и повести почти нулевой.)

Сразу скажу, чем мне дорога проза и драматургия Гурьянова: тоской по какой-то настоящей, полнокровной жизни, которая никак не наступает. Герои Данила Гурьянова, на первый взгляд, люди состоявшиеся, благообразные, уравновешенные. (Помню, в давней уже статье о Гурьянове я назвал героя его самой, пожалуй, страшной повести «Глупая улитка» – лирическим; таков он внешне и есть, но за этой «лиричностью» скрывается чудовище.) Да, эти люди внешне не выделяются из общей массы, но в их душах происходит страшная смута, их истачивает тоска по настоящему, и порой это прорывается наружу. И тогда становится жутко.

Особенно показательны в этом отношении пьеса «Запах лёгкого загара» и повесть «Глупая улитка». Но если финал пьесы ещё с натяжкой можно назвать благополучным (одинокие герои влюбляются, точнее – обретают друг друга), то в «Глупой улитке» экзистенциальный кошмар нарастает, и в концовке превращается в настоящую трагедию.

Правда, события в «Глупой улитке» начинаются почти как игра. У главного героя повести, молодого врача, всё неплохо: жена-красавица Элеонора, уютная и просторная квартира, есть какой-никакой, но достаток. Но героя тяготит эта размеренная, спокойная жизнь: «Я умею неплохо готовить, люблю смотреть телевизор – сериалы, игры, фильмы о дикой природе или что попадётся. Элеоноре нравится читать – особенно «эльку» и «космо», она часто бережно перебирает свой шкаф и обожает стирать в «Индезите». Загрузив бельё и включив программу, она может минут двадцать сидеть около машины и глядеть, как тряпки вращаются за иллюминатором. Когда начинается первый слив, она зовёт меня, и мы вдвоём смотрим, насколько грязная вода идёт из шланга в ванную». Тошнотворная идиллия. Тошнит от неё и героя: «Я давно жду новой любви. Мне нужна буря. Мне нужна Клеопатра. Я хочу кардинальных перемен». И перемены на героя наваливаются, и в итоге его губят.

«Глупая улитка» – очень сильная повесть. Порой в достоверности происходящего в ней начинаешь сомневаться (слишком уж страшно), но вспоминаешь истории из жизни некоторых знакомых (уверен, что у каждого читателя имеется подобный герою повести опыт, слава богу, если не личный), сюжеты многих произведений Чехова, где герои как-то просто – со скуки, с досады – разрушают свою жизнь и жизнь ближних, и понимаешь, что происходящее в «Глупой улитке» – правда. Такая же страшная правда, в которую стараешься не поверить, – рассказ «Золушка».

Впрочем, я бы не назвал Данила Гурьянова певцом бездны. Скорее, он романтик, но романтик, видящий, куда может завести романтика в реальной жизни. Ведь всё на грани, всё зыбко, и всего один шаг до того, чтобы восторженная девочка стала бездушной порномашиной («Золушка»), всего один миг, чтобы прославленная актриса поняла, что она бездарь («Чужое место»). Иногда герои Гурьянова находят в себе силы бороться с обстоятельствами, с серостью повседневности, со старостью («Один раз на сто лет», «Фотосалон “Мирей”», «Женщина в “Полёте”», «Величайшие страдания космических посланниц»).

Есть в книге и по-настоящему светлая вещь – в общем-то, почти бессюжетная, но очень тонкая, очень психологически достоверная повесть «Туда и обратно». Герой её, Антон Разыграев, окончив школу и поступив в институт, по настоянию родителей едет в дом отдыха. Как большинство людей в 16 – 17 лет, Антон критичен к людям, замкнут, переполнен комплексами. Соседи по дому отдыха кажутся ему тупыми, пошлыми, сумасшедшими. Но постепенно он понимает, что они не такие, что каждый интересен и прекрасен; Антон влюбляется в них, и в финале прощается как с лучшими друзьями… Несколько недель вне дома, в окружении новых людей, расцвечивает для него мир по-новому.

Я рад, что эта книга увидела свет. Это та самая проза, отлично, ясно написанная, лаконичная и образная, которая предназначена не для филологов-специалистов, а для так называемого массового читателя – для людей.


Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *