Счастливое тринадцатое число

№ 2010 / 9, 23.02.2015

Лидия Скобликова – легенда конькобежного спорта. На её счету только олимпийских медалей целых шесть штук. Правда, свой путь в большой спорт она начинала не с коньков, а с лёгкой атлетики.

Лидия Скобликова – легенда конькобежного спорта. На её счету только олимпийских медалей целых шесть штук. Правда, свой путь в большой спорт она начинала не с коньков, а с лёгкой атлетики. Лидия Павловна признаётся:






Лидия СКОБЛИКОВА
Лидия СКОБЛИКОВА

– Я ведь едва не стала военным человеком. Как-то в Свердловске, куда приезжала на соревнования, увидела объявление о наборе в военное училище и потеряла покой. Мысленно уже представляла себя в военной форме. Но, к великому моему сожалению, в училище мне дали от ворот поворот – девушек туда не принимали. Поэтому после десятого класса поступила в Челябинский педагогический институт на факультет физического воспитания. Во время вступительных экзаменов тогда приметила симпатичного парня. Подружки мне сказали, что он из Тюмени и зовут его Александр Полозков. Сначала на занятия он ходил от случая к случаю, потому что не горел учёбой. Александр серьёзно занимался спортом, показывал высокие результаты в спортивной ходьбе, бегал на лыжах. И его часто приглашали на учебно-тренировочные сборы. Затем меня выбрали старостой группы и поручили следить за посещаемостью. Саша часто уходил из института после первой пары. Мне это так надоело, что я стала «давить» на него своей хотя и маленькой, но властью. В ответ он лишь окидывал меня презрительным взглядом. Я ведь не знала, что он совмещает учёбу с тренировками.


– Знакомство с будущим мужем не заставило себя долго ждать?


– Помог случай. В группе было решено взять шефство над теми, кто по какому-то предмету отставал. Ахиллесовой пятой в образовании Саши был иностранный язык. Вот я и взяла над ним шефство, да так, что уже через три занятия он спросил, глядя мне прямо в глаза: «Как сказать по-немецки – я тебя люблю?». Тогда я всё обратила в шутку, но в глубине души поняла, что он ко мне неровно дышит. После этого он стал провожать меня домой, заходить в гости. Мы с ним быстро подружились, но нередко и ссорились. Однажды наша ссора принесла мне первую победу, на первом курсе мы с ним уже не помню из-за чего «поцапались». На завтра намечались соревнования за первенство Челябинской области по конькам. Я знала, что на каток он не придёт, уж больно гордый был Полозков. Весь вечер ревела в общежитии. Одной из подруг сгоряча сказала, что если Саша придёт на стадион, то выиграю это первенство. Она взяла и передала мои слова однокурснику. Я тогда ещё была перворазрядницей, а в тех соревнованиях участвовали мастера спорта, члены сборной страны. Перед самым забегом увидела Сашу, и это мне придало столько сил, что я выиграла эти состязания. К финишу неслась на крыльях любви.


– Что за человек был Полозков?


– Его отец погиб на фронте. А мать одна воспитала троих детей, хотя сама была неграмотной. Вот почему Саше приходилось по вечерам подрабатывать, ведь на одну стипендию прожить было невозможно. Он как-то устроился и танцевал в массовках в Челябинском театре оперы и балета. Нередко и меня брал с собой. С той поры полюбила театр на всю жизнь.


– Вам, видимо, в жизни очень везло на Борисов. Сначала первым наставником стал Борис Михайлович Лукин, который в первый же год тренировок помог вам стать чемпионкой города по конькам среди девушек. Затем в институте жизнь свела вас с Борисом Алексеевичем Кочкиным. Под руководством последнего в 1959 году вас и пригласили в сборную…


– В те годы мне удалось под присмотром опытных наставников выигрывать забеги у таких мастеров ледовой дорожки, какими были Инга Артамонова, Татьяна Рылова и другие. По жизни я всегда была бойцом. До сих пор считаю, что лучшая защита – нападение! Меня многому в жизни научила улица. В детстве с девчонками играла редко, предпочитала общаться с мальчишками. Видимо, у них и научилась бороться за лидерство. Иногда приходилось даже драться. Порой бывало очень больно, нелегко было отстаивать свою правоту. Но и многим мальчишкам от меня доставалось. Нередко их родители даже жаловались моей маме.


– Говорят, вы и режим спортивный нарушали?


– Нарушала, только ради дела. Как-то у нас сборы проходили в Домбае. И пробежать в гору пять километров считалось тогда у конькобежцев «смертельным трюком». Может, поэтому и бегала в одиночестве. После каждой такой пробежки в изнеможении падала на кровать и долго приходила в себя. Закончилось тем, что меня вызвали на тренерский совет и запретили бегать на Алибек. Тренеры опасались за моё здоровье. А я всё равно туда бегала тайком. Убегала по тропинке вроде в лес, а потом выбиралась на свою горную дорогу. Так что была не без греха по отношению к тренерам.


– Вы всегда крепко стояли на льду? Не было ли обидных падений, после которых на коньки смотреть не хотелось?


– В этом плане запомнился чемпионат мира в шведском Эстерсунде. Сюрприз меня ждал уже в забеге на 500 метров. Обошла саму Тамару Рылову! На 1500 метров показываю второй результат. По сумме многоборья лидирую с отрывом больше, чем пол-очка. В мыслях уже видела себя увенчанной лавровым венком победителя. На следующий день бегу 100 метров и падаю. В результате завоёвываю малую золотую медаль и поднимаюсь на третью ступеньку пьедестала почёта по сумме многоборья. От досады даже расплакалась. Так упустила первую в жизни золотую медаль и звание абсолютной чемпионки мира. А первое золото на Олимпиаде завоевала в американском Скво-Вэлли на высокогорном катке. Помню, что лёд тогда был скользкий, накатистый. Ужасно мешал порывистый ветер. Трибуны ахнули, когда на последнем повороте у меня произошёл сбой. Только пересекла линию финиша, и стадион взревел. Взглянула на табло – победа! Да ещё с мировым рекордом. Вторую золотую медаль мне вручили на дистанции 300 метров.


– А свадьбу свою помните?


– Мы с Сашей готовились к очередному экзамену. Мне был 21 год. Вдруг он говорит, мол, давай распишемся! От этих слов у меня даже голова закружилась. И мы пошли в загс, а по дороге встретили нашего декана Анну Матвеевну Майорову. Мы и ей сказали, что идём расписываться. Она возразила – там нужны свидетели. Мы засмеялись, а мы – без свидетелей! К свадьбе сшила сиреневое платье с шарфом. Моя старшая сестра Тамара, которая вышла замуж полгода назад, надела своё белое свадебное платье. Из-за этого произошла путаница. Мы пришли в кафе, и собравшиеся у входа все подумали, что невеста – моя сестра! На нас же даже никто внимания не обратил. В новую квартиру мы въехали с двумя чемоданами вещей. Мы были на небесах от счастья, когда родня подарила диван. Для нас это был царский подарок.


– А почему разошлись с тренером Борисом Кочкиным?


– По-моему, тренер – это не только учитель, но и нянька, мамка, врач, психолог. Он должен знать всё: какое у тебя настроение и почему у тебя сегодня не получается то, что выходило вчера. Расстались мы из-за того, что Бориса Алексеевича это перестало интересовать. И тогда моим тренером стал Юрий Николаевич Ивашкин. Огромную помощь мне также оказывал муж, который к тому времени имел большой опыт работы тренером в лёгкой атлетике. Он научил меня некоторым маленьким хитростям перед выходом на старт. Перед выходом на лёд обычно мы находились в одной раздевалке. Каждый делал разминку и всем своим видом старался убедить соперниц, что перед стартом совсем не волнуется, что готов обыграть любого. Это своеобразная психологическая атака. Всегда эмоционально себя вела Инга Артамонова. Она то прыгала, то танцевала, то делала растяжки. Я же после разминки уходила в соседний кабинет директора. Включала там телевизор и смотрела иногда даже детские передачи. Или сидела закрыв глаза. Мне необходимо было сосредоточиться в тишине. Это очень сильно всегда озадачивало моих подруг-соперниц. Они просто терялись в догадках от моего отсутствия в раздевалке перед стартом.


– На Олимпиаде в Инсбруке-64 вам предстояло бежать в 13-й паре. Когда узнали об этом, сердце не ёкнуло?


– От радости! Цифра 13 для меня по жизни счастливая. Под этим номером не раз удачно стартовала. Когда летели на Олимпиаду в Скво-Вэлли, хоккеисты уступили мне «спальное» место в 13-м ряду. В Каруидзаве, где завоевала «всё золото» чемпионата мира, жила в комнате, номер которой заканчивался на 13! Так что чёртовой дюжины совсем не испугалась. А вот перед стартом я обычно не находила себе места. Казалось, что задень случайно кто-то мои коньки в раздевалке, и тогда я всю спортивную злость, всю предстартовую лавину чувств обрушила бы на него! Вот почему все это понимают и стараются в эти минуты просто не попадаться спортсмену на глаза.


К сожалению, в Ванкувере новой Лидии Скобликовой мы не увидели. Наши конькобежки всё провалили.

Беседу вела Анастасия ЗУЕВА,
Фото Николая ЗУЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *