Времена устаканились

№ 2011 / 11, 23.02.2015

Здравствуйте, уважаемый редактор «Литературной России». Пишет вам журналист из Владивостока Анастасия Попова (на моём писательском счету только одна книжка – «Политэкстрим», которая вошла в лонг-лист премии «Дебют»).

Но это не значит, что надо строить новые догмы



Здравствуйте, уважаемый редактор «Литературной России». Пишет вам журналист из Владивостока Анастасия Попова (на моём писательском счету только одна книжка – «Политэкстрим», которая вошла в лонг-лист премии «Дебют»). Промониторила вашу газету и наткнулась на довольно спорную публикацию в № 09 от 04.03.2011 «Что убивает литературу?» (Юрий Серов, г. Орск, Оренбургская обл.).


Решила поспорить с автором.


Намедни задалась вопросом: чего это мы постоянно хороним литературу? Видимо, уважаемые члены союзов писателей воспринимают литературу только как толстую книжку в виде романа Шолохова или увесистый том стихов Цветаевой. Но литература – это ещё и тексты песен, сценарии фильмов и мультфильмов, театральные пьесы, интернет-поэзия с целым букетом жанров, беллетристика в виде Донцовой и т.д. А вы не думали, что именно сейчас, в ближайшие лет 10–20, зацветёт пышным цветом именно тонкая, философская или социально-политическая проза? Ведь к такому повороту есть целый ряд предпосылок.






1. Кризис поэзии


Когда я училась в университете, нам объясняли, что не может быть популярной сразу и поэзия, и проза. Нам так говорили: сначала была проза в виде жизнеописаний святых, потом целая плеяда поэтов – Сумароков… Державин… Пушкин, дальше снова проза – Тургенев, Достоевский, – дальше Серебряный век – стихи… Советский период брать не буду, там вырывается на первый план кинематограф. Возьмём наше время. Перестройка. Много было снято фильмов? Я кроме «Зала ожидания» вспомнить ничего не могу. А ведь фильмы по своей литературной основе ближе к прозе. А вот эстрадная песня и рок-музыка просто ежедневно выдавали шедевры. Заметьте, любая песня – это 50% музыки и 50% поэзии. Мы видим, как видоизменилась поэзия. Появилось очень много приёмов. Это и интуитивность (вспомните любую из песен Земфиры – их понимаешь не головой, а настроением), и лозунговость (культовое «Лох – это судьба»). На сегодня мы имеем совсем другую поэзию, нежели раньше. А теперь включите телевизор. Какие концерты мы видим? Новенького маловато. Перепевают то, что появилось от начала советского времени до нынешнего. Не потому ли, что поэзия себя исчерпала и наступило время прозы? Не потому ли, что времена устаканились, мир объяснён, и пришло время строить новые догмы?


2. Кризис журналистики


Вспомните, в 90-х – начале нулевых все знали, с кем изменяет жена Мясному королю и что значит «Вы самое слабое звено». Сейчас не всякий сможет назвать программу передач Первого канала. Я работаю в независимой газете Приморского края «Арсеньевские вести». В 90-х тиражи краевых газет подпрыгнули до 150 тысяч экземпляров, сейчас редко кому удаётся переплюнуть 20 тысяч. Ожидалось, что после того, как власть скупила часть краевых газет, взлетят тиражи независимых. Этого не произошло. Тиражи независимых газет немного подпрыгнули, но сейчас висят на уровне 10–20 тысяч. Общество наелось журналистикой. Она больше не будоражит.


3. Кризис синтетических жанров


Была на концерте Ларисы Долиной во Владивостоке – зал заполнен наполовину. На концерте Волочковой не просто аншлаг – народ стоял в проходах. В местных театрах аншлаги не только по премьерам. Когда на своём концерте Стас Пьеха стал читать свои стихи, они были восприняты не менее тепло, чем песни, на которые, собственно, и шли. Вспомните супермегапопулярный «Аватар». Что нового показали нам американцы? Ничего. Мы в очередной раз увидели американский фильм про то, как американец спасает мир, да, на этот раз от американцев. Но «Аватар» новый драматургический принцип не изобрёл. Такое ощущение, что и эстрада, и кино уже сказали всё, что могли сказать, и общественный интерес начал перетекать в альтернативные жанры. Но есть ещё одна причина, по которой едва ли стоит ждать скачка от кинематографа. Почти все федеральные каналы страны входят в холдинг, который контролирует администрация президента. Сможет кинематограф искренне и объективно отразить настроение страны, которая возмущена реформами президента? Нет. Кто-нибудь станет за свой счёт выпускать фильмы, в которых разносится политика власти, зная, что эти фильмы никто не купит? Едва ли. А вот в прозе отразить настроение общества очень реально, ведь чтобы написать роман, мне нужен всего лишь компьютер, а чтобы его продвинуть – свой блог и несколько пиар-фишек.


Потребность в художественном слове в обществе была, есть и будет всегда. За то время, когда у нас была советская власть, мировая проза накопила массу приёмов, развила ряд новых жанров, видоизменилась. Отечественные писатели эти приёмы освоить не успели, так как в стране было время поэзии.


Советские писатели (ни одного выдающегося имени назвать не могу, хотя перечитала массу советской литературы для подростков) писали абсолютно идеальные вещи. Жёсткий сюжет, прекрасный драматизм, хорошие характеры, конкретные идеи и никакого новаторства. Вы гордитесь тем, что страна массово читала книги? Ну да, а в 90-х и нулевых массово смотрела телевизор и читала газеты, а сейчас будет массово гулять по Интернету. Какая разница, прочитать Булгакова в виде книги, посмотреть в виде фильма или спектакля или прочесть с экрана компьютера? Итог один – граждане стали потребителями мыслей и эмоций Булгакова разными путями.


А тем, кто хоронит литературу, скажу так: та литература, которой зачитывались в советское время, не будет популярной, потому что это беллетристика времени, которое прошло. После Земфиры и Любаши поэзия в классическом стиле выглядит мёртвой, а после «Сауз парка», ценности которого вы не понимаете, писать как раньше уже невозможно. Вам кажется, что «Сауз парк», «Масяня», «Школа», «Наша Раша», «Клон», «Дикий ангел», наверняка, и «Парфюмер», «Алхимик»… Это всё мусор, которым забивает себе мозги народ вместо реальной литературы. Вам сложно осознать, что эти произведения выбрали другой язык и другие приёмы для того, чтобы передать окружающий мир. И этот язык ближе потребителю, чем тот, которым пользуетесь вы. Непопулярна не литература, которая жива, актуальна и вездесуща всегда. Непопулярен конкретный писатель, который не так гениален, чтобы его читали или на его произведения ставили фильмы, писали музыку…

Анастасия ПОПОВА,
г. ВЛАДИВОСТОК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *