Изумляемся вместе с Арсланом Хасавовым

№ 2011 / 41, 23.02.2015

Кни­га ис­то­ри­ка, жур­на­ли­с­та и по­ли­ти­ка на­ци­о­нал-де­мо­кра­ти­че­с­ко­го на­прав­ле­ния Рос­ти­сла­ва Ан­то­но­ва, как, на­вер­ное, мож­но до­га­дать­ся по на­зва­нию, по­ве­ст­ву­ет о судь­бе «При­мор­ских пар­ти­зан»

История современных партизан



Книга историка, журналиста и политика национал-демократического направления Ростислава Антонова, как, наверное, можно догадаться по названию, повествует о судьбе «Приморских партизан» – нескольких пацанов, летом прошлого года решившихся на вооружённое восстание, всколыхнувшее без преувеличения всю Россию.


Основной задачей книги, по словам автора, «является реконструкция реальных событий мая-июня 2010 года» и «попытка анализа причин сложившейся в Приморье ситуации».





С первых страниц приятно удивляет структура книги, принцип, по которому она построена – это не банальный пересказ уже известных событий с опорой на многочисленные источники в СМИ, а работа на месте, общение с представителями правоохранительных органов Приморья, друзьями и родственниками партизан, их собственная прямая речь.


Из книги мы подробнее узнаем о географии событий, биографиях участников «приморской герильи», их характерах, мечтах и подробностях тех нескольких дней отчаянного противостояния Системе, сделавшего их широко известными.


Книга Ростислава Антонова пропитана если не симпатией к партизанам, то искренним желанием понять мотивы и психологию их поступков. Вместе с тем отрадно, что автор опирается на общечеловеческие ценности, осознаёт важность жизни каждого отдельного человека.


«Убивая невиновного человека, партизаны, без сомнения, совершили преступление, – пишет он об убийстве повстанцами сотрудника милиции Алексея Карася в посёлке Ракитное, – но в лице сотрудника милиции они видели не живого человека, у которого есть жена и дети, а видели конкретное выражение системы, войну которой они объявили. Системы, убивавшей и калечившей судьбы ни в чём не повинных людей».


Как выясняется, ребята всегда мечтали быть военными, служить России, но, столкнувшись с безнаказанным беспределом представителей властей, очень быстро разочаровались в своей мечте.


«Александр Сладких, Владимир Илютиков, Роман Савченко и Александр Ковтун мечтали стать офицерами. Эти ребята были патриотами России и хотели служить Родине. Только Родина это поняла как-то по-своему».


Отдельная глава «Фашисты? Ваххабиты? Скинхеды?» посвящена идеологическим воззрениям участников «приморской герильи». Подводя итог собранным данным, автор приходит к выводу, что «в голове у него (Александра Ковтуна – Прим. А.Х.) произошёл некий синтез идей патриотизма, национализма и исламизма».


Любопытно узнать и то, что при обыске у членов группы были обнаружены записи песен чеченского барда Тимура Муцураева, но при этом участников группы «часто видели в храме, куда ребята приходили в трудные минуты жизни».


Приводится и комментарий двоюродной сестры Андрея Сухорады, покончившего с собой при штурме группы в съемной квартире в Уссурийске. Так, говоря о фотографиях ребят с поднятыми вверх указательными пальцами (знак того, что нет Бога, кроме Аллаха), она в частности говорит: «Тем самым они выражали солидарность с теми, кто борется против коррупционной власти и несправедливости, например, в Дагестане», но при этом отмечает, что «никакой исламской составляющей не было. Речь шла лишь о поддержке тех, кто набрался смелости и восстал против произвола и коррупции властей».


Небезынтересно и высказывание одного из лидеров группы Андрея Ковтуна о мотивах своего поступка: «Не было у нас идеи мщения. Недовольны мы были, конечно, но тут любой недоволен будет. Тем более мужчина, когда его пытаются унизить».


Эта книга опасна. Она, без сомнения, обожжёт руки сотрудников центра по борьбе с экстремизмом, и, возможно, вскоре будет внесена в соответствующий список. Опасна она тем, что это не пустая болтовня «о судьбах России» в интеллектуальных кругах за бокалом вина, а является сгустком энергии – энергии протестной, яркой и реальной, которая может вдохновить повсеместно сталкивающуюся с беспределом и несправедливостью молодёжь, на попытку взять, наконец, судьбу страны в свои руки.


Об этом говорит и автор книги: «Утрачен не только авторитет следствия. Через некомпетентность, своекорыстие и жестокость современной российской правоохранительной системы теряется вера в саму Россию. Еще раз повторюсь, все молодые люди хотели свою жизнь посвятить служению Родине, с оружием в руках защищая её от врагов. И не их вина, что основным врагом России они определили сотрудников правоохранительных органов, ведущих себя порой как оккупанты на чужой земле».


К безусловным плюсам книги можно отнести и обилие иллюстраций, органично вплетённых в ткань текста. Здесь и подтянутый А.Ковтун в тайге, он же с друзьями на сборе кедровой шишки, являвшемся основным заработком у местных школьников, другие партизаны в окружении друзей и подруг.


Вряд ли следствие будет столь же дотошно разбираться в мотивах поступка ребят, как это сделал автор книги. Нет сомнений, что соответствующие органы постараются загнать ситуацию в рамки сухих формулировок УК, а сам суд сделают закрытым, с тем, чтобы не дать возможности выжившим партизанам публично заявить свою позицию.


В негероическое время эти ребята попытались стать героями. Скорее всего, они получат огромные, несоизмеримые их возрасту сроки, но поступок их, без сомнений, ляжет в основу ещё не одного сюжета.



Ростислав Антонов. Приморские партизаны. -М.: Фонд РОД, 2011.




Фантастический реализм Аслана Шатаева



В «Издательстве Рунета» скромным тиражом в пятьсот экземпляров вышла дебютная книга тридцатилетнего прозаика из Чечни Аслана Шатаева.


Текст этот определён автором как «фантастическая повесть», что, на мой взгляд, несмотря на несомненное наличие фантастических эпизодов, не совсем верно. Скорее, стоило бы отнести её к жанру «фантастического реализма», то есть реализма с лёгкой примесью фантастики, которая не играет определяющей роли в нити повествования.





Действие повести развивается на фоне двух чеченских кампаний, с естественными отсылками к ещё более далёкому прошлому – детским воспоминаниям лирического героя по имени Беслан. Со временем тут, к слову, не всё просто. Об этом кричит и название повести, да и эпиграфом вынесено известное изречение Аристотеля о том, что «никто не знает, что такое время и как им управлять».


Однако, вопреки этому утверждению, лирическому герою Шатаева удалось не просто узнать, что такое время, но и сначала случайно, а потом уже и намеренно манипулировать им, искажать, и, конечно же, путешествовать, то «отматывая» плёнку уже прожитых дней назад, то, наоборот, удаляясь в пусть недалёкое, но всё же будущее…


Я бы разделил книгу на две условные части. Первая, безусловно ценная – автобиографический опыт автора о жизни на войне, со всеми её сложностями и недомолвками. Здесь тёплое, радушное описание ещё мирного Грозного с открытыми кафе и игрой в пинг-понг мгновенно сменяется историями о зачистках, бомбоубежищах и бесконечных переездах беженцев в соседние регионы.


Конечно, описывая известные события, автору не удалось (или не захотелось) обойти стороной важные для чеченского общества исторические события и фигуры.


Достаётся, в общем-то, всем.


«За один день город словно пропустили через мясорубку, – пишет Шатаев о начале боевых действий, а через абзац переходит к газетному стилю, – я не мог понять, почему в российских СМИ это называли наведением конституционного порядка? Это была даже не война, а самое настоящее искоренение чеченского народа. Мирные жители разве террористы?» – и так далее.


«Немало было случаев, когда выпившие военные творили беспредел, а когда на них пытались пожаловаться, они просто-напросто устраняли проблемного человека. Если же каким-то образом кому-то удавалось докричаться до суда, военного оправдывали и даже награждали орденом героя. Вот так-то! Справедливость российских законов не знает границ!» – с горечью отмечает автор.


Не оглядываясь на текущие политические реалии, Шатаев находит в себе смелость так написать о гибели Дудаева: «Это был настоящий траур для нас. Да что уж скрывать – почти для всей Чечни. Пусть он и развязал войну, но это был самый смелый и отважный человек. Удивительно, как один человек может вселять в целый народ уверенность, а после его смерти люди начинают терять всякую надежду».


Вторая условная часть книги – это фантастическая составляющая. Главный герой находит в себе способность к путешествиям во времени. На фоне описанных скитаний он возвращается в прошлое, чтобы исправить некоторые из своих ошибок. Основным мотивом к подобным «путешествиям», кроме естественного любопытства, было желание построить-таки отношения с девушкой по имени Седа, которая в отправной точке путешествий уже была замужем.


Вся эта затея описана довольно сумбурно – какая-то тропа, течение воды, временные помутнения рассудка. Здорово сбивает и не совсем удавшееся решение касательно переселения души – «меня-из-настоящего», «в меня-из-прошлого». Если возвращаться к этим словам спустя какое-то время и размышлять об этом, то, конечно, можно понять, о чём была речь, но по ходу чтения этот фантастический замес не срабатывает – понятно, что человек путешествует, а каким конкретным способом он этого добивается, представить оказывается проблематичным.


Естественно, что обнаружив подобные способности и возможность изменять прошлое, герой берётся за благородную цель избавления Чечни от всяких войн.


Тут и находит своё объяснение название повести. Лирический герой, вернувшись в прошлое, пишет письмо, письмо из будущего, сперва Джохару Дудаеву, затем, когда первый план проваливается, то Зелимхану Яндарбиеву, где подробно описывает трагедию, которая должна постигнуть в зависимости от их политических решений эту республику. Для того, чтобы заставить поверить в правдивость написанного, он «предсказывает» некоторые исторические события, свидетелем которых он стал в будущем.


В общем, задумка серьёзная, идеей своего сюжета напоминающая голливудский фильм, перенесённый в отечественные, уже – республиканские реалии. Там много всего ещё происходит – лирический герой становится вдруг боевиком и попадает в плен (эту главу, к слову, можно отнести к удаче автора), затем в дело «путешествий во времени» вмешиваются таинственные спецслужбы, занимающиеся «торговлей временем», Чечня разделяется на Северную Чечению и Южную, но в конечном итоге всё возвращается на круги своя.


Сложно сказать, справился ли Аслан с сверхзадачей произведения, похоже, что не совсем, но сам факт выхода в свет подобной повести вселяет уверенность в возможности большого литературного будущего автора.



Шатаев Аслан. Письмо из будущего: Фантастическая повесть. М.: «Издательство Рунета», 2011.













Арслан ХАСАВОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *