Революционеры будущего

№ 2011 / 42, 23.02.2015

Да, имен­но так, не без не­ко­то­рой пре­тен­зии на па­ра­док­саль­ность, мож­но оп­ре­де­лить со­вре­мен­ных кон­сер­ва­то­ров. Дей­ст­ви­тель­но, нель­зя не ви­деть, что ны­неш­няя эпо­ха дви­жет­ся под зна­ме­нем кон­сер­ва­тиз­ма

Да, именно так, не без некоторой претензии на парадоксальность, можно определить современных консерваторов. Действительно, нельзя не видеть, что нынешняя эпоха движется под знаменем консерватизма (в самом широком смысле этого слова), более того, сам воздух сегодняшней общественно-политической жизни пропитан этим самым консерватизмом, как, к примеру, 100 лет назад всё было пропитано революцией. Это закономерное и необходимейшее духовное движение призвано возвратить человечество (разумеется, уже на другом культурном и научно-техническом уровне) к некоему равновесию человека и природы, человека и «второй природы», которое позволит продлить наше пребывание на Земле (в нынешнем состоянии человечество ускоренно, впрочем, не без комфорта, движется на кладбище).


При этом, конечно, нет никаких оснований рассматривать консерватизм как совершенное прекрасное будущее; нет, это будет будущее, вне всякого сомнения, вынужденное, грозящее большими жертвами и насилием. Тем не менее, необходимо понимать, что это единственный шанс выжить человеческому роду. И уже хотя бы поэтому все исследования в области консерватизма имеют большую важность и значение. Именно здесь острие и краеугольный камень современной общественной мысли (разумеется, не только российской).


В этой связи значительный интерес представляет собой изданная в «РОССПЭНе» энциклопедия «Русский консерватизм середины XVIII – начала XX века» под редакцией В.В. Шелохаева (отв. секретарь А.В. Репников). Пожалуй, это первая попытка представить в полном объёме и в объективном освещении дореволюционную консервативную мысль. Здесь помещены биографии консерваторов (более 170), статьи о консервативных партиях и общественных организациях, о ведущих изданиях и о ключевых понятиях консерватизма. При этом авторы энциклопедии особо оговорили, что дать окончательное определение понятию «консерватизм» едва ли возможно. В самом деле, «русский консерватизм» – понятие слишком «широкое»; оно шире, к примеру, таких понятий, как «славянофильство», «почвенничество» и уж тем более «монархизм». Поэтому можно представить, сколько сомнений и споров пришлось пережить составителям энциклопедии при утверждении списка персоналий. Кого считать настоящим, стопроцентным консерватором, а кого – нет? Проблема осложняется тем, что большинство консерваторов, как известно, начинало свою деятельность с либеральных позиций. Тем не менее, список консерваторов, представленный в энциклопедии, в общем и целом убедителен и объективен.


Хотя, конечно, по отдельным фигурам можно и спорить. Я, например, удивился, не найдя в энциклопедии биографий Достоевского, Менделеева, Розанова и Флоренского, чьи взгляды и деятельность, несомненно, носили консервативный характер. Также было бы, наверное, уместным присутствие таких «консерваторов на троне», как Николай I и Александр III. С другой стороны, в энциклопедии есть имена, которые кажутся случайными и которыми можно легко пожертвовать в пользу других, более серьёзных (в том числе вышеназванных). К примеру, я бы пожертвовал Ф.Булгариным и Н.Гречем, консерватизм которых являлся если не последним прибежищем негодяя, то уж точно верноподданнической позицией приспособленца, а также – не боясь быть обвинённым в женоненавистничестве – Р.Эдлинг и А.Орловой-Чесменской, чья принадлежность к консерватизму была весьма опосредованной (первую причислили к консерваторам, похоже, только на том основании, что она была сестрой «настоящего» консерватора А.Стурдзы, а вторую – как «духовную дочь» Фотия).


Вообще, надо заметить, что подлинных консерваторов не так уж и много; их гораздо меньше, чем, скажем, либералов. Это объясняется тем, что большинство молодых людей по объективным причинам начинают революционерами или либералами, но далеко не все в зрелости становятся консерваторами. (Какой-нибудь шутник, вспомня известное изречение: «Кто в юности не революционер – тот сухарь, а кто в зрелости не консерватор – тот дурак», мог бы тут сострить, что в мире дураков больше, чем сухарей.)


В связи с этим приведу один любопытный факт. Почти одновременно с данной энциклопедией в «РОССПЭНе» вышла другая, схожая по структуре, – «Российский либерализм середины XVIII – начала XX века», в которой список либералов-западников оказался в полтора раза длиннее списка консерваторов. Здесь можно усмотреть некое ущемление, или даже «дискриминацию» консерваторов. Но это не так, хотя бы потому, что редактором обеих энциклопедий является В.В. Шелохаев, которого трудно обвинить в тенденциозности. И вот это выявленное соотношение (1:1,5), на мой взгляд, отражает реальное соотношение консерваторов и либералов. Впрочем, очень вероятно, что в будущем количество консерваторов значительно возрастёт. Ведь человечество в целом стареет, а значит, неизбежно и «правеет»…

Илья КОЛОДЯЖНЫЙ,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *