Неизвестный Всеволод Иванов

№ 2011 / 50, 23.02.2015

Так на­зы­ва­ет­ся из­да­ние ИМ­ЛИ, по­свя­щён­ное од­но­му из стол­пов со­вет­ской ли­те­ра­ту­ры – Все­во­ло­ду Вя­че­сла­во­ви­чу Ива­но­ву (1895–1963). Это пер­вое на­уч­ное из­да­ние мно­го­чис­лен­ных не­о­пуб­ли­ко­ван­ных тек­с­тов пи­са­те­ля

Так называется издание ИМЛИ, посвящённое одному из столпов советской литературы – Всеволоду Вячеславовичу Иванову (1895–1963). Это первое научное издание многочисленных неопубликованных текстов писателя, судьба которого в литературе сложилась очень непросто. В.В. Огрызко во многом справедливо назвал Вс. Иванова «неудавшимся преемником Горького» («Литературная Россия», 2010, № 36 (2476), 3 сентября), так как подававший большие надежды при живейшей поддержке Горького, как известно, очень много сделавшего для молодого писателя из Сибири (Горький считал его очень талантливым и выделял среди других писателей, которые пришли в литературу в эту пору), Вс. Иванов прогремел своими «Партизанами», «Голубыми песками», «Цветными ветрами», «Возвращением Будды», «Похождениями факира», и особенно «Бронепоездом 14-69», ставшим классикой советской драматургии. Однако затем, в середине 1930-х годов издав не слишком удачный роман о гражданской войне «Пархоменко», вынужден был долгие десятилетия писать в основном «в стол», что доставляло ему немалые нравственные страдания. Печатали его впоследствии мало, хотя писал он всегда много. Не последнюю роль сыграло в этом и то, что Сталин держал его, что называется, «на коротком поводке». Кроме того, известно, что Вс. Иванов отличался очень большой щепетильностью и требовательностью к себе. Но помимо всего, не последнюю роль в этом сыграло и вполне объективное обстоятельство, что Вс. Иванов создавал отнюдь не всегда только одни шедевры.






П.П.КОНЧАЛОВСКИЙ. Портрет  Всеволода Вячеславовича ИВАНОВА
П.П.КОНЧАЛОВСКИЙ. Портрет
Всеволода Вячеславовича ИВАНОВА

700-страничный «имлийский том», подготовленный при ближайшем участии родственников писателя – сына, известного учёного-филолога академика Вяч. Вс. Иванова, и внучки, научного сотрудника ИМЛИ Е.А. Папковой, является фундаментальным изданием, восполняющим значительнейшие пробелы в научном изучении творческого наследия и биографии Вс. Иванова. Яркий, разноцветный художественный мир Иванова высвечивается здесь новыми гранями, а также приводятся различные, неизвестные факты его литературной биографии.


Прежде всего это огромный пласт затерянных в сибирской периодике многочисленных рассказов, стихотворений, вошедших в «самодельные» сборники «Зелёное пламя» и «Рогульки», статьи, рецензии, очерки, публиковавшиеся в Омске, в армейской газете адмирала А.В. Колчака «Вперёд» (за участие в белогвардейской прессе Вс. Иванову пришлось впоследствии оправдаться перед Сталиным). В том вошли также и рассказы (неопубликованные), написанные в период 1939–1940 годов, среди которых – «Московские ночи», «Колонка», «Врата ада», «Минерва и Нептун» и др.


Вяч. Вс. Иванов в статье-послесловии «Всеволод Иванов – неведомый, полузабытый и известный» определяет художественный метод писателя как «фантастический реализм», ибо в такой многоцветной выразительности слова, в таком «смешении цирка и богоискательства, карнавала и мистики, самых удивительных фантазий и описаний тогдашнего чуть ли не средневекового кочевого быта, – в этом слиянии противоположных черт российской жизни Всеволод Иванов показал себя как один из самых оригинальных писателей двадцатого века».


В значительной мере это может быть отнесено и к публикуемым впервые драматическим сочинениям Иванова 1920–1930-х годов – пьесам «Гордость Сибири Антон Сорокин», и особенно «Алфавит», «Синий в полоску» (вариант романа «У») – последних двух оказались отражены наиболее колоритные черты и детали эпохи 1920-х годов – как деревенской, колхозной, так и городской, московской жизни. В этом смысле драматургия Вс. Иванова даёт основания для сопоставления с пьесами, к примеру, М.А. Булгакова того же времени – «Зойкиной квартирой» прежде всего, или с пьесой Н.Эрдмана «Самоубийца». Равно как есть явные предпосылки для сопоставления Вс. Иванова с М.М. Зощенко. «У обоих писателей – и у Михаила Зощенко, и у Всеволода Иванова, – заметила по этому поводу в своей мемуарной книге «Мои современники, какими я их знала» жена писателя Тамара Владимировна Иванова, – общая цель – показать не осознающим себя людям, что именно таится в их душах, в их непознанном ими самими сознании».


Но особое, пожалуй, место среди опубликованных в данном издании произведений Вс. Иванова занимает повесть-сказка для детей «Тайна Голубой дачи» (1934–1936), где Вс. Иванов выступил в, казалось бы, не совсем свойственном ему жанре. В ней изображено детство сына писателя Комы (домашнее прозвище Вяч. Вс. Иванова). Наряду с реалиями жизни писательского городка Переделкино 1930-х годов в этом произведении действуют условно-сказочные персонажи, присутствуют все атрибуты волшебной сказки.


Публикации всех упомянутых текстов Вс. Иванова заключают статьи-послесловия, написанные научными сотрудниками ИМЛИ – Е.А. Папковой, Е.А. Тюриной, Т.А. Черняк, Л.В. Суматохиной, О.В. Быстровой, И.Н. Арзамасцевой и др., в которых творчество писателя, творческая и текстологическая история впервые публикуемых произведений вводятся в широкий контекст эпохи, литературных событий и коллизий времени, вводится в научный оборот множество архивных материалов, а после этого следуют почти исчерпывающие реальные комментарии.

Александр РУДНЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *