Всё врут календари

№ 2012 / 1, 23.02.2015

Важ­ней­шим из ис­кусств для нас сей­час яв­ля­ет­ся не ки­но и тем бо­лее не цирк, важ­ней­шим из ис­кусств сей­час яв­ля­ет­ся ка­лен­дарь. Ка­лен­дарь – это боль­ше чем по­лу­ми­фо­ло­ги­че­с­кие зве­руш­ки или от­но­си­тель­но оде­тые де­ви­цы

Поэтический календарь на 2012-й год



Важнейшим из искусств для нас сейчас является не кино и тем более не цирк, важнейшим из искусств сейчас является календарь. Календарь – это больше чем полумифологические зверушки или относительно одетые девицы, а для православных «чудотворные» или не очень чудотворные иконы на куске бумаги. Календарь – он, как часы, вопреки приведённому в заглавии афоризму, врать не должен, и потому так соблазнительно использовать именно его в целях агитации – за Путина, против Путина. На календаре происходят политические сражения больших и малых масштабов. В общем, мимо такой площадки, как календарь, современная литература не могла пройти. Не современная давно и успешно календарных дел мастерами используется, но это другая история. Худо-бедно литераторы таки принялись осваивать календари.





Течение прошедшего года можно было отслеживать по календарю с фотосессией критической шоу-группы ПоПуГан – фотографировал критикесс для календаря Анатолий Степаненко. Однако от обычных календарей литературно-критический календарь не отличался ничем, кроме того, что каждая из участниц ПоПуГана держала в руках частично подведомственное ей литературное издание. Алиса Ганиева – «НГ-ExLibris», Валерия Пустовая – журнал «Октябрь», а Елена Погорелая – «Вопросы литературы». К сожалению, снабдить календарь своими высказываниями о литературе или фрагментами из произведений ПоПуГанки или не захотели, или не догадались. Мне лично это кажется существенным упущением. Как бы смотрелись рядом с фотографией Алисы Ганиевой строки из её «Шайтанов».


Но это в прошлом, пора было задуматься о годе следующем, 2012-м. Писатели и издатели задумались. Совершенно внезапно, и непонятно, надолго ли, возродилось, или, вернее, вышло из состояния летаргического сна издательство «Ракета» и выпустило литературный календарь. В общем-то, человеку, в книгах не разбирающемуся, «Ракета» – название ничего особо не говорящее, разбирающемуся говорит, но тоже немного. Между тем, это издательство пусть с небольшой, но славной историей: помимо различного рода и качества печатной макулатуры, выходили в нём и книги знаковые. Задолго до того, как Дмитрия Данилова стало модно читать и обсуждать, именно в «Ракете» вышла его вторая книга «Дом десять», на мой вкус, и до сих пор она остаётся лучше всего изданной книгой Данилова. Там было какое-то идеальное сочетание текстов Данилова и подобранного к ним оформления, и это идеальное сочетание позже повторить так и не удалось. Помимо Данилова, «Ракета» выпускала книги поэтов: Всеволода Емелина, Андрея Родионова и других авторов.


Собственно, поэты, группировавшиеся вокруг «Ракеты» и входившие в творческое товарищество «Осумбез», и стали соавторами календаря. Стали не в том смысле, что вот взяли и написали 12 новых текстов о 12-ти месяцах года, нет – тексты были написаны уже давно, и ко временам года они относятся опосредованно, как опосредованно относятся к ним и чёрно-белые фотографии Александра Иванова. Авторы календаря стремились передать скорее настроение, атмосферу сменяющих друг друга месяцев и дат. Так, уныние и апатию декабря (не характерную, правда, для этого года) передают летняя фотография разрушенной статуи Чебурашки и стихотворение Юлии Беломлинской «Душенька»: «Я и жить устал, я и петь охрип/ И в дому моём порушено». Оптимистичному настрою марта – первого месяца весны, времени возрождения природы, соответствует фрагмент из стихотворения Всеволода Емелина «Слобода и посад» – «…Но чуть пепел рассеется/ И отхлынет Номад/ Воскресал вроде Феникса/ Разорённый посад».


Есть место и хулиганству, даже несколько скабрёзному. На фотографии, символически изображающей пасхальный апрель, крашеные пасхальные яйца и пасхальный же, слегка покосившийся, кулич образуют весьма узнаваемый фаллический символ. Иллюстрация здесь несколько грубовата, но, в целом, вкус фотографу не изменяет, да и странно было бы, если бы поэтов, мягко говоря, не стесняющихся называть вещи своими именами, иллюстрировал застенчивый и краснеющий при всяком обращении к великому и могучему русскому матерному. Помимо Юлии Беломлинской, Всеволода Емелина и Андрея Родионова, над календарём поработали также Владимир Богомяков, Евгений Лесин и Владимир Нескажу. Так как авторов было несколько меньше, чем месяцев (точнее, меньше ровно в два раза), то и распределение оказалось неравномерным – Емелину, скажем, пришлось отдуваться аж за три месяца, а Лесин удовлетворился всего одним, но это в целом не имеет серьёзного значения, и даже в общем рационально: стихи у Емелина довольно длинные, так что начавшись ещё в марте, одно стихотворение вполне может закончиться только в апреле.


Что ж, после того как критики и поэты взялись ваять календари, остаётся ждать, что за календарь 2013-го года возьмутся прозаики, а может, и детские писатели подтянутся или писатели женских детективов и фантастики, уж они-то развернутся, уж они текстов насочиняют – не на один календарь хватит.

Юрий УГОЛЬНИКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *