Мутные звёзды питерской поэзии

№ 2012 / 5, 23.02.2015

На протяжении трёх веков Петербург и поэзия были неразрывно связаны. Жизнь поэтов, живших и творивших в городе на Неве, как правило, всегда была драматичной, а личность – масштабной.

На протяжении трёх веков Петербург и поэзия были неразрывно связаны. Жизнь поэтов, живших и творивших в городе на Неве, как правило, всегда была драматичной, а личность – масштабной. Но что сегодня представляет собой панорама поэтической жизни Петербурга? Кто «глаголом жжёт сердца людей»? Какие поэты заявляют о себе громче всех?






В основном все поэты, желающие взять высокий литературный уровень и покорить вершины мастерства, так или иначе связаны с «Центром современной литературы и книги» на Васильевском острове. В нём регулярно проводятся творческие вечера известных петербургских писателей и поэтов, книжные презентации, литературные фестивали, конференции и семинары по литературе, встречи с зарубежными писателями и публицистами. ЦСЛиК собрал под своей крышей старейшие ЛИТО города. Из поэтических – это «Литературный университет» Александра Кушнера, семинар «Молодой Петербург» Алексея Ахматова, мастерская поэзии Юрия Шестакова, студия молодых поэтов Галины Гампер, поэтический семинар Вячеслава Лейкина.


Также в Петербурге успешно работают такие серьёзные литературные объединения, как студия «Питер Пэн», ЛИТО Алексея Машевского, клуб «XL», ЛИТО Аллы Михалевич, объединение «Неологизмъ», движение «ПОЭТому», «Балтийский парус», «Пиитер» и некоторые другие.


Однако более известны всё-таки иные поэты и их объединения. Крупное поэтическое движение, которое, пожалуй, слышал каждый, кто интересуется в Петербурге поэзией, – это театр поэтов «Послушайте!». Создал его Владимир Антипенко в 1998 году, когда у памятника Маяковскому вместе с другими амбициозными молодыми поэтами устраивал публичные чтения стихов. Так постепенно сформировалась команда с ёмким названием «Послушайте!», которое полностью отвечало и до сих пор отвечает идее движения. Для Владимира Антипенко живое слово в авторском исполнении – позиция принципиальная. Все устраиваемые им поэтические вечера он снимает на видео и выкладывает в Интернет. Также вот уже несколько лет он устраивает фестивали Street ЛИТО «Послушайте!» и «Фэнтази-крик!», поэтические вечера в доме молодёжи «Форпост», а также ведёт видеоархив проведённых поэтических мероприятий в Интернете.


Впрочем, в поэтической среде отношение к театру «Послушайте!» неоднозначное. Для одних Владимир Антипенко – «агрессивный вождь самодеятельного объединения лихих графоманов», для других – харизматичный поэт, объединяющий вокруг себя молодые таланты и предоставляющий им возможность выступить и найти своего слушателя в сегодняшнее, далеко не поэтическое время.


Ещё одно популярное петербургское явление – поэтические слэмы. Это представления, на которых стихи читаются в непринуждённой обстановке, весьма соответствующей, впрочем, специфическому творчеству участников. Честно признаться, это и не поэзия, по большому счёту, а зарифмованный набор мата и слов, обозначающих физиологические реакции организма.


Среди участников таких мероприятий приобрели известность филолог Наталья Романова, победительница слэма-2010, которая в своих стихах активно использует табуированную лексику вперемежку с жаргоном городских неформалов и сленгом жителей питерских коммуналок. Наталья считает свои стихи «издевательским танцем на костях мира, камнем в обывательский планктон и плевком в рожу социального ханжества».


Ещё один поэт, который с помощью слэмов снискал славу в поэтических кругах, – Евгений Мякишев. Хоть и матерится он в большинстве своих произведений как сапожник, строгий критик Виктор Топоров ставит его на одном уровне с Бродским, другие критики видят в его творчестве влияние Мандельштама, Маяковского и Заболоцкого, а составитель «Словаря русского мата» Алексей Плуцер-Сарно считает, что Евгений пишет в изысканных традициях русской барковианы. Вокруг Евгения Мякишева даже ходит в читательской среде не один миф. Например, что он самый продаваемый поэт в Петербурге.


Зачастую в городе на Неве поэты, чувствуя тесность в рамках какого-либо поэтического объединения или поэтической традиции, организуют свои встречи. Так, к примеру, родился скандальный арт-клуб «Болт», одним из руководителей которого является лидер общественного движения против попсы «Поп-революция!» и культовая фигура петербургского андеграунда Артём Суслов. Правда, сегодня «Болт» больше похож на неформальный андеграундный околопоэтический междусобойчик, чем на поэтическое объединение. Творчество всех его членов напоминает содержание модных книг из раздела альтернативная литература, выходящих в оранжевых обложках, – слишком уж много протеста и нонконформизма.


Активным организатором и ведущим многих петербургских поэтических мероприятий является Дарья Суховей. Дарью стали называть модным словом «культуртрегер» – устроителем культурной жизни города, что, собственно, вполне заслуженно. Она курирует уникальный сетевой проект «Санкт-Петербургский литературный гид», информирующий о литературной жизни Северной столицы: новости, анонсы выступлений поэтов и прозаиков, информация о журналах и новых книгах. Под её руководством проходит ежегодный «Майский фестиваль новых поэтов».


По её словам, сегодня нет в Петербурге строгой иерархии поэтов и поэтических объединений по значимости и таланту. «Картина весьма мозаичная, существует много поэтов, не вписывающихся ни в никакие направления. Настало время индивидуальностей. Сегодня у поэта может быть 1–2 читателя, может быть 10, а может быть 10 тысяч – но это те читатели, которые должны не отдыхать при чтении, а вникать в стихи, разбираться, работать с текстами поэта, возможно, даже не меньше, чем сам поэт при их создании», – утверждает Дарья Суховей.


Всегда какое-то представление о поэтической жизни могут дать альманахи и антологии. Однако таковые, выпускаемые в Петербурге, назвать зеркалом петербургской поэзии было бы непростительной ошибкой. К сожалению, все они не дают объективной картины. Какие-то поэты попадают в них случайно, какие-то оказываются там просто лишними, а некоторые не попадают вовсе.


Возможно, стоит отметить лишь два поэтических сборника, которые вышли несколько лет назад. Во-первых, антологию «Стихи в Петербурге. 21 век», выпущенную при содействии музыкально-литературного клуба «Платформа», в частности, его идейным организатором, литературным критиком и писателем Вячеславом Курицыным. И, во-вторых, «Формацию», составленную Кириллом Коротковым и Арсеном Мирзаевым. В них представлены на суд читателя произведения около ста петербургских поэтов. Самое любопытное заключается в том, что антологию «Формация» (которая, по сути, мало чем отличается от второго сборника) предваряют два предисловия – критика Виктора Топорова и публициста Дмитрия Быкова. Их тексты настолько критичны, что после их прочтения читать стихи уже нет никакого желания. Топоров уверенно обзывает сборник «братской могилой», по которой надо «пройтись Карфагеном», а Быков сетует на мёртвость текстов, отсутствие динамики и досадную предсказуемость.


Критик Виктор Топоров, сравнивая поэзию Москвы и Петербурга, безжалостен и категоричен в своей оценке. В одной из своих статей он написал, что в сегодняшней Москве поэзия превратилась в популярную ролевую игру, в то время как в Петербурге до сих пор некоторые стихами живут, стихами бредят, стихами себя убивают, причём стихами в удручающем большинстве даже не чудовищными, а просто-напросто никакими. Причём всё это происходит, по его словам, в патологической нищете – с водкой «Флагман» из-под полы в бумажных стаканчиках, налитых на два пальца.


Сегодня петербургский поэтический небосклон, словно вид ночного мегаполиса из самолёта в пасмурную погоду: мутное световое пятно. Сегодня в Петербурге не зажигаются яркие поэтические «звёзды». Разве лишь малюсенькие недолговечные «звёздочки». Но если они зажигаются, то, как писал Маяковский, значит, кому-то это всё-таки ещё нужно. Если это может кого-то утешить, пусть утешит.

Александр КОЛОЕВ,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *