Маяковский из «Futuroom»’А

№ 2012 / 14, 23.02.2015

В се­ре­ди­не мар­та мы с груп­пой ки­тай­ских сту­ден­тов из Го­су­дар­ст­вен­но­го ин­сти­ту­та рус­ско­го язы­ка им. А.С. Пуш­ки­на по­се­ти­ли не­о­быч­ный спек­такль «Ма­я­ков­ский» те­а­т­ра-ла­бо­ра­то­рии «Futuroom» о жиз­ни и твор­че­ст­ве ве­ли­ко­го по­эта.

В середине марта мы с группой китайских студентов из Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина посетили необычный спектакль «Маяковский» театра-лаборатории «Futuroom» о жизни и творчестве великого поэта.





Происходило это событие в театре-лаборатории «Futuroom», на площадке клуба «Plum Palm», в уютной, почти домашней обстановке (импровизированная камерная сцена, два проектора с лучами, направленными один на стену, а другой на пол с движущимися кадрами с дневниковыми записями, фотографиями, кадрами кинохроники начала ХХ века). Единая логика движений, плавно переходящих из действия в действие, актёры представляют собой как бы единое существо, Маяковского, его друзей и врагов, гонителей и почитателей, свидетелей и людей, причастных к его смерти. В спектакле звучит даже архивная запись голоса Маяковского: «Я сразу смазал карту будня, плеснувши краску из стакана…», слова этого стихотворения подхватывают актёры, на разный манер, разными голосами декламируют их – и действие начинается. Зритель на одном дыхании следит за его развитием…


Перед походом в «театр» китайские студенты (они слушают в ГосИРЯ курс русской литературы) основательно подготовились: нашли в Интернете стихи Маяковского и его биографию, посмотрели фотографии. А после спектакля по их взволнованным лицам и сияющим глазам можно было прочесть, что ничего подобного в жизни они ещё не видели. Их первые слова после того, когда они справились с полученными эмоциями: «Это лучше, чем Большой театр, за билетом на 6-й этаж которого надо простоять в огромной очереди с раннего утра». «Очень хочется после этого вечера прочесть стихи Маяковского», – говорили студенты. Они наперебой фотографировались со всеми актёрами театра «Futuroom» на фоне декорации (изображающий Маяковского длинный серый плащ с большими синими карманами и пуговицами, увенчанный широкополой шляпой), а затем по дороге к метро расспрашивали: какую женщину больше всего любил Маяковский? Почему его творчество не любила советская власть? Конечно, они могли не понять некоторые выражения (вроде «НКВД», «допрос», «Баня»), им трудно было воспринимать на слух стихи, но язык жестов, рождённая будто изнутри текста пластика актёров, символичная пантомима компенсировали это. Многие из студентов тонко поняли суть – Маяковский был одинок, впал в депрессию, попал в компанию «странных» людей (иносказательно-искусно сыгранная пантомима рассказывала, что на квартире Осипа и Лили Бриков происходило странное сожительство людей, по каким-то неисповедимым причинам оказавшихся друг другу необходимыми), застрелился от безысходности.


Органично вписаны в хронологию жизни Маяковского материалы допросов (соседи Маяковского, актриса Полонская). Хроника жизни поэта разворачивается по годам, от детства (воссозданного режиссёром Марией Шмаевич по архивным материалам), постепенно показывает развитие будущего поэта, его любовь к природе, а потом к электричеству, встречу с Д.Бурлюком и историю создания футуризма… Неоднозначное отношение поэта к революции, его встреча с А.Блоком и С.Есениным, отрывки из дневниковых записей. Письма Маяковского к Лиле Брик, пропущенные сквозь призму обывательского сознания (обыватель смеётся (на разные голоса, без смущения и такта) над любовью поэта; смеялся тогда, смеётся сейчас…).


Мы следим за развитием таланта Маяковского. Вот он пишет трагедию «Владимир Маяковский» (тут же перед нами разворачивается действие этой трагедии, и я, наконец, понимаю, как мог бы выглядеть Человек с кошками, Человек с вытянутым лицом и другие персонажи). Трагедия звучит, она оживает, и зритель, может быть, чувствует, что в своё время недостаточно внимательно прочёл её, не до конца понял. А вот – измена Марии, спрыгивающий с постели не просто нерв, а нерв-Маяковский… Как-то по-новому, тревожно и беспокойно звучат знакомые вроде бы стихи. Что-то в них слышится живое, свежее, как будто сам поэт вышел на сцену. Его стихи – открытый нерв, пытливый ум, неустанная работа, страстное желание взаимной, искренней любви, честность и непонятость, загнанность в тупик, в угол людьми, для которых он всю жизнь творил, искал образы для своих идей.


Очень необычно было то, что каждый из пятерых актёров был Маяковским… Каждый представлял разные стороны его души: любовь к Лиле Брик и Веронике Полонской, отношение к жизни, к себе, к творчеству…


Из интервью режиссёра Марии Шмаевич, преподавателя кафедры сценической пластики ГИТИС, узнаём, что театр-лаборатория «Futuroom» появился недавно. Свой первый спектакль труппа сыграла в 2010 году. Это была «Береника» Ж.Расина. Сначала играли в Доме-музее М.Ермоловой. Но для спектакля «Маяковский» нужна была специально оборудованная сцена, поэтому стали искать другое помещение. Так был найден клуб «Plum Palm».


И.Л.: Мария, как родилась идея театра-лаборатории? Кто его основал?


М.Ш.: Идея родилась неожиданно и непреднамеренно. С группой молодых артистов (Сергей Иванюк, Оксана Вернова, Екатерина Кондратьева, Павел Рыков, Юлия Скирина) решили сделать спектакль. В работе мы использовали принципы театральной биомеханики, активную работу с движением, экспериментировали в работе с текстом. Сделав первый спектакль, мы решили продолжить наши эксперименты. Так постепенно и родился театр-лаборатория, где мы экспериментируем и не боимся ошибиться.


И.Л.: Какова концепция вашего театра?


М.Ш.: Поиск новых форм. Хотя всё новое – это хорошо забытое старое. Нам важно соединение бытового и небытового существования; активная работа с движением, пластикой. Тело актёра должно быть говорящим. Театр – это зрелище. То, что зритель видит, должно не просто соответствовать тому, что он слышит – нужно, чтобы действие дополняло текст, а не просто его иллюстрировало.


И.Л.: Почему для постановки был выбран Маяковский?


М.Ш.: Наш спектакль о Владимире Владимировиче – это признание в любви этому великому человеку, гению двадцатого века. Он человек боли, надлома, любви, ненависти, протеста, борьбы, нежности, страсти. Ребята, когда я им первый раз читала стихи, смотрели на меня с глубоким сомнением. Уверенность в стихах актёры не сразу обрели. Они прошли период знакомства, узнавания, познания и присвоения сложной поэзии Маяковского, нашли своё дыхание в этих стихах.


Мне кажется, что пять человек, которые играют Маяковского, его любят. Мне хочется в это верить.


И.Л.: В спектакле Вероника Полонская, Осип и Лиля Брик кажутся агентами КГБ. Не случайно допрос свидетелей вертится вокруг Полонской, которая была последней, кто разговаривал с поэтом перед смертью…


М.Ш.: Были ли Лиля с Осипом Бриком агентами или нет – это сказать очень сложно. Трудно сказать, что есть правда, а что нет. Мы старались не делать никаких утверждений.


И.Л.: Какие у вас творческие планы? Это будут современные, малоизвестные авторы?


М.Ш.: В середине апреля мы должны сыграть премьеру. Спектакль по пьесе Александра Карина «Ma Belle». Я очень люблю его рассказы, пьесы. К сожалению, они не ставятся, хотя и опубликованы. В декабре 2011 года мы выпустили моноспектакль «Бездна» по пьесе Ж.Расина «Федра».

Ирина ЛОГВИНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *