Самое трудное – не лгать

№ 2012 / 14, 23.02.2015

Судь­ба ино­гда пре­под­но­сит по­дар­ки. У ме­ня слу­чил­ся та­кой се­го­дня – в День те­а­т­ра…
Я встре­тил его в те­а­т­ре им. Ев­ге­ния Вах­тан­го­ва. Бы­ла по­тря­са­ю­щая вы­став­ка «Фо­то­со­фия те­а­т­ра»

Мастер-класс для СМИ от режиссёра Юрия Петровича Любимова


в День театра и премьеры его спектакля «Бесы» в театре им. Вахтангова



Судьба иногда преподносит подарки. У меня случился такой сегодня – в День театра…


Я встретил его в театре им. Евгения Вахтангова. Была потрясающая выставка «Фотософия театра» талантливого фотохудожника Дмитрия Дубинского, чествование народной артистки России Марии Ароновой, открытие музейного зала с уникальными костюмами, эскизами и фотографиями из вошедших в историю театра «вахтанговских» спектаклей.





А ещё была почти часовая пресс-конференция легендарного режиссёра Юрия Петровича Любимова и пресс-показ сцен из нового спектакля «Бесы» – первого за всё это время спектакля Мастера на чужой сцене, – после ухода с Таганки летом прошлого года.


Хотя с определением сцены театра им. Вахтангова как чужой для Мастера я явно поторопился, – пять десятилетий назад именно сюда был принят на службу, после ансамбля песни и пляски НКВД, – молодой актёр Юрий Любимов.


После событий на Таганке у Любимова было много предложений. Мастер сказал буквально следующее: «МХАТ и Большой театр мне предложили «высшие сферы» на выбор. Я послушно пришёл в МХАТ и предложил Табакову поставить «Бесов». Табаков ответил, что этой темой уже заняты молодые актёры. После этого я пришёл в театр им. Вахтангова – театр, где я вырос и учился»….


Замкнулась цепь времён…


Сам Юрий Петрович обозначил постановку «Бесов» в своей «alma mater» как концертное исполнение романа Фёдора Михайловича Достоевского в 2-х частях.


И хотя Юрий Петрович Любимов показал прессе, – как он выразился –«лишь схему «Бесов», но что-то мне подсказывает, что этот спектакль станет одним из главных событий театрального сезона не только в Москве, но и в России…


Очень трудно писать о том, чего не видел полностью, – поэтому попытаюсь рассказать лишь об ощущениях.


Самое главное, самое сильное и самое первое впечатление: получился очень таганковский, – вернее, – очень любимовский спектакль. На сцене смелое смешение эпох и костюмов; лозунги на БЕЛЫХ транспарантах прекрасно сосуществуют с историческими костюмами времён Достоевского и огромной, – на весь задник сцены, – репродукцией картины романтического художника Клода Лоррена, а микронаушники в ушах швейцаров на сцене, – с музыкой Стравинского в живом исполнении Александра Гиндина.


Любимов: «Я очень люблю Стравинского и его замечательного ученика Мартынова (композитора «Бесов». – Авт.). Он – большой знаток церковной музыки и может всех церковников научить. Объездил Север, старушки пели, он записывал».


Это очень личный любимовский спектакль, в каждую мелочь которого он вникал – от эскизов декораций и костюмов, до толщины – в 7 мм, – подошв на обуви актёров.


Заметно, что Мастер не очень жалует представителей СМИ, – он, собственно, и не очень это скрывал на пресс-конференции: «Организация СМИ – нелепая и скверная»… И на упавший у рассеянного оператора штатив моментально и очень по-булгаковски отреагировал: «Воды дать или валерьянки?»


Любимов: «Общение с прессой похоже на цирк, где идёт борьба со львами. Но тех я уважаю, а вот мелкие, – не львы, – укусят. Мне абсолютно всё равно, что Вы обо мне пишете…»


На «вечный» вопрос о политическом театре в России, – Юрий Петрович Любимов отшутился, рассказав о дятле – птице, которая, говорят, – умирает от сотрясения мозга… Любимов: «Не занимаюсь я политическим театром – не заставляйте меня умирать от сотрясения мозга, задавая мне этот вопрос в течение жизни… Если Вы считаете меня полусумасшедшим – Вы ошибаетесь».


Очень честно и резко он ответил на дежурно-провокационный вопрос о том, кому конкретно из актёров Таганки посвящается спектакль «Бесы»? Любимов: «Это просто анекдот, сплетня. Там были совсем другие причины. Всегда ждут скандала. Я их разочарую… «Бесы» я поставил по Достоевскому. В честь него концерт, а не каких-то других, – с Таганки. У Фёдора Михайловича трагическая судьба, и без религии её не понять. Я прочёл «Бесов» минимум 100 раз, медленно и вдумчиво, чтобы всё это сложить в спектакль».


Надо отметить, что «Бесов» Мастер уже ставил. Любимов: «Это был Лондон – 28 лет назад. Этот спектакль от того всем отличается. Ставрогин – главное лицо спектакля».


Вопрос о том, каким Любимов представляет своего зрителя. Любимов: «Меня мало интересует, какой у меня зритель. Рекламы нам не надо, – у нас всё в порядке».


На вопрос о своих главных сложностях Мастер ответил кратко: «Время.


Мне скоро 95 лет»…


А вот дальше произошло самое главное. Мастер глянул на корреспондентов пронзительным, до «мурашек по коже» взглядом и вдруг сам задал вопрос прессе: «Ребята, а почему Вы такие несвободные?» И продолжил ставить диагноз: «Вы отвыкли от свободы и заменили её своим «гламурным» образом жизни». Народ тут же засуетился, засобирался и начал тихо «рассасываться и дематериализовываться» под взглядом очень мудрого, очень умного и очень порядочного человека…


И мне стало очень не по себе, и вдруг возникло чувство вины…



Послесловие


Уважаемый Мастер – хочу попросить у Вас прощения за то, что летом прошлого года я позволил себе усомниться в Вашей порядочности. Бес попутал…



P.S. Из интервью актёров, занятых в спектакле.


Сергей Епишев (Ставрогин): «Юрий Петрович не очень поощряет импровизации и актёрские находки».


Юрий Шлыков (Верховенский): «Спектакль – предощущение катастрофы. Работалось с Юрием Петровичем тяжело. Шаг вправо, шаг влево – расстрел. Это его стиль, стиль Таганки. Мы лишь исполнители абсолютной воли режиссёра».



На фото Юрий Любимов и Римас Туминас. Фото автора.



Олег ТАТКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *