Тайны партийной разведки

№ 2012 / 23, 23.02.2015

20 апреля мы напечатали сенсационное интервью с историком и критиком Александром Байгушевым «Глаза и уши партийной разведки». Этот материал вызвал переполох как в писательских кругах, так и в среде нынешних интеллектуалов.

20 апреля мы напечатали сенсационное интервью с историком и критиком Александром Байгушевым «Глаза и уши партийной разведки». Этот материал вызвал переполох как в писательских кругах, так и в среде нынешних интеллектуалов. Откликнулись и деятели вчерашнего андеграунда. Мы приведём только один из откликов.




Вячеслав Вячеславович!


Не хотел докучать вам до следующего года, когда, надеюсь, издам полностью Музыку по Оглоблину, это две книжки на 650 страниц, как наказание. Однако была публикация Славы Гозиаса, за что моя глубокая благодарность, ведь призрак машет ручкой и назван по имени. Призрак всё же оттого, что автор Слава Гозиас жив только виртуально. Семь основных и толстых журналов России, коим были отправлены рукописи настоящей почтой, не отозвались, как в еврейском анекдоте: ни тебе здрасте, ни мне спасибо. Для персоны нон грата я не пригоден – нет ни заслуг, ни желания иметь эти заслуги, но какие-то негодяи всё же вычеркнули меня из русской, российской и русскоязычной литературы. Утешает, что виды письменного русизма всё же истаяли, а инструмент народного языка сделался более канцелярским, чем художественным. Есть надежда на сравнительно молодых авторов (Прилепин, Сенчин и постаревший Сорокин), но Борис Рыжий уже выбыл, и других, думаю, ждёт не лучшая участь. Уверяю вас, я не оптимист, зато зрение у меня освежённое – хрустали в глазах новенькие, поэтому мыслишки лезут колючие.


Посылаю вам книжку, на которую были у меня мягкие надежды, однако книжка о грешном, что с мягкостью несовместимо. Нынче наслаивается на человека столько мерзостей, что грех утешает и обольщает и грозная тема изменений привычного не кажется актуальной.


И ещё признаюсь, что вы доконали меня. Не вы и не нарочно, но доконали. Ваше интервью с пауком красной паутины – это страшней апокалипсиса. Паук, безусловно, умён и изворотлив, он уверен, что ему можно удалять нравственный аппендикс из мозга даже творческих людей, он уверен, что строгал светлое будущее, оглупляя и приструнивая человеков, обделённых условиями правительства. Аппендикс – это неколебимые качества гуманитара, который… Который уже ничего не может придумать, лишившись святого атавизма. Да здравствует чернь! И Александр Иннокентьевич ухмыляется даже тому, что ввёл Льва Гумилёва в ткачи кровавой паутины, и Лихачёва, вероятно, очень многих других. Мы, глупцы, только догадывались, что паутина есть, что мозги нам прочищают и моют труженики литературного фронта вроде Игоря Кузьмичёва. Не от ума было мной сказано, что Кузьмичёва ждёт специальный Нюрнбергский процесс. Не ждёт. А если такой процесс создадут, то преступников будут награждать за ретивую и умелую службу Главным паукам государств. Прав был Ходасевич, судьба русского писателя – смерть, возможно, это судьба независимого писателя где бы то ни было.


Простите за избыточные эмоции, но я разрушен в самой глубине глупой надежды, что всё у нас не так плохо, как кажется. У нас гораздо хуже, чем кажется. И Сибирь в Сибири – новейшая идея захвата земли и неба у безвкусного Путина доказывает беспомощность масс и превосходство узурпаторов.


Ещё раз прошу прощения за бучу. И книжки пришлю через год обязательно.


С уважением

Слава ГОЗИАС,
США

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *