Субсидии – плотина на молочной реке?

№ 2012 / 47, 23.02.2015

Некоторое время назад у нас был разговор с деловым партнёром, который рассказал о предложениях одной израильской консультационной компании, специализирующейся на сельскохозяйственных проектах.

Некоторое время назад у нас был разговор с деловым партнёром, который рассказал о предложениях одной израильской консультационной компании, специализирующейся на сельскохозяйственных проектах. Речь шла о современных подходах, применяемых в молочном животноводстве с целью повышения надоев.


О крупных капитальных вложениях в инфраструктуру хозяйств речи не велось. Состояние нашего молочного производства на большинстве ферм, даже относительно крупных, таково, что на первом этапе их производительность можно повышать путём совершенствования организации работ. Только потом надо улучшать породу стада. То, что предлагается – недёшево: за два года, которые длится первый этап, хозяйству с молочным стадом от 800 голов необходимо заплатить 500 тыс. евро. Но самый простой расчёт показывает, что затраты окупаются. Допустим, что в стаде 800 молочных голов со средним надоем 4 000 кг в год на одну корову. Таким образом, среднесуточный надой составляет около 13 кг. Если за два года среднесуточный надой вырастет на 5 кг молока, то дополнительный объём продукции составит 1 220 000 кг в год. При средней закупочной цене сырого молока (мы здесь не учитываем достигаемый в ходе проекта рост жирности молока) в 10 рублей хозяйство дополнительно получит 12,2 млн рублей выручки. Допустим, что 2,2 млн рублей расходуется на улучшение кормового рациона. Таким образом, при затратах на проект, составляющих 21 млн рублей, проект окупается за два года.





Понимая, что сельскохозяйственному производителю трудно «вытаскивать» из оборотных средств деньги на оплату консультантов, мы разработали схему финансирования проекта, суть которой состоит в следующем: СХП, консультанты и региональное подразделение Россельхозбанка подписывают тройственное соглашение, в соответствии с которым Россельхозбанк открывает предприятию кредитную линию, средства которой используются предприятием для оплаты услуг консультационной компании в том случае, если предприятию собственных средств для оплаты не хватает. Поскольку практически в каждом регионе действуют программы поддержки производителей молока (помимо прочих программ поддержки сельхозпроизводителей), то, в рамках нашей схемы финансирования, СХП и региональный орган исполнительной власти, отвечающий за сельское хозяйство, заключают соглашение о том, что «молочные» субсидии, поступающие на счёт предприятия в банке, направляются на оплату консультационных услуг или на погашение задолженности предприятия по кредитной линии. Сумма таких субсидий для предприятия с молочным стадом 800 голов в Свердловской области, например, может составить до 10 млн рублей (субсидия производителям здесь составляет от 3 рублей за 1 кг сданного молока). Мы думали наивно, что такая схема будет всем сторонам интересна.



Мы переговорили со знакомым руководителем крупного молокоперерабатывающего предприятия в Свердловской области, заинтересованным в дальнейшем собственном развитии своего предприятия, рассказали о проекте.



Руководитель предприятия пошла в региональное Министерство сельского хозяйства и продовольственных ресурсов, а там ей отказали – денег дополнительных, мол, нет, и не суйтесь со своими проектами. Обвинять чиновников Министерства в плохой работе вряд ли следует. Они действуют в соответствии с принятыми программами, выполнение которых зависит от наполнения бюджета. Действительно, положение о субсидировании производителей молока в Свердловской области таково, что чем больше производится в регионе молока, тем больше должны быть бюджетные ассигнования на субсидию: регион доплачивает минимум 3 рубля за каждый сданный килограмм молока, вне зависимости от финансово-экономического положения конкретного производителя, главное, чтобы численность стада не падала (если число голов в стаде данного хозяйства менее 800) и общий объём сданного молока рос – это, кстати, показатель эффективности предоставленной субсидии. И мы попытались разобраться во всей этой парадоксальной ситуации.


Сельскохозяйственные предприятия Свердловской области содержат почти 81 тысячу дойных коров (мы пользуемся отчётами Министерства сельского хозяйства и продовольственных ресурсов, которые хотя и не значительно, но отличаются от официальных статистических данных), общий надой молока по области в 2010 году составил 397 тыс. тонн, из которых было реализовано более 365 тыс. тонн на более чем 5 млрд рублей. Это составляет 23% от стоимости всей товарной продукции сельскохозяйственных предприятий области. Кроме молока, производимого СХП, ещё 180 тыс. тонн молока было куплено по договорам у населения.


Потребление молока и молочной продукции в Свердловской области на душу населения в 2008 году составило 221 кг (в пересчёте на молочный эквивалент), 230 кг – в 2007 году. Примем в расчёт данные 2008 года. Население области в 2010 году составило 4298 тыс. человек. Таким образом, население Свердловской области потребило в 2010 году молока и молочной продукции примерно 950 тыс. тонн. Соответственно, сельскохозяйственные предприятия обеспечили 42% потребления, ещё 18% – это то, что куплено у населения, а оставшиеся 40% – завезено в Свердловскую область. Надо полагать, что основная доля в завозной продукции приходится на сыр. Отсутствие мощностей по производству сыра и масла, по глубокой переработке молочной продукции (в частности, обрата), конечно, является существенным фактором, сдерживающим рост производства сырого молока.


Производство молока сосредоточено в юго-восточной части Свердловской области, при этом половина его (185 из 366 тыс. тонн) приходится на 5 из 18 районов (Ирбитский, Белоярский, Каменский, Алапаевский, Сысертский) и пригородные предприятия. На эту же группу районов в 2010 году пришлось почти 50% финансового результата, достигнутого предприятиями при реализации молока (317 из 630 млн рублей). При этом удельные показатели (на 1 корову) между районами значительно различаются. Средняя удельная (на 1 корову) выручка от реализации молока по всем сельскохозяйственным предприятиям Свердловской области в 2010 году составила почти 63 000 рублей, а удельный финансовый результат – 7800 рублей (без учёта субсидий, о них – чуть позже). Разница между самым высоким значением удельной реализации (96 500 рублей – по группе пригородных предприятий) и самым низким значением (31 500 рублей – по группе предприятий Тавдинского района) составляет 65 000 рублей. Аналогично, расхождение в удельных финансовых результатах составляет 19 700 рублей: 18 200 рублей по предприятиям Сухоложского района и убыток – 1500 рублей по предприятиям Пригородного района. Мы подсчитали по каждой группе предприятий соответствующего районного управления сельского хозяйства и продовольственных ресурсов отклонение показателя удельной реализации и удельного финансового результата от среднего значения по области.


Видно, что выделяются две группы районов. К первой группе – лидеров – относятся районы, показатели хозяйств которых существенно превышают средние как по удельной реализации, так и по удельному финансовому результату. Например, Сухоложский район по показателю удельной реализации превышает среднеобластной более чем на 21 000 рублей, а по показателю удельного финансового результата – на 11 000 рублей. Почему бы Министерству сельского хозяйства и продовольственных ресурсов не проанализировать, как достигаются такие результаты (чуть меньше половины дойного стада в районе приходится на ГУП СО Совхоз «Сухоложский»). Ко второй, более многочисленной группе относятся районы, отстающие по обоим показателям.


Два района выпадают из этой схемы – Талицкий и Сысертский. Сельскохозяйственные предприятия Талицкого района с каждой дойной коровы зарабатывают на 15 000 меньше, чем в среднем предприятия региона, однако получаемая при этом прибыль на 5000 рублей выше среднеобластного показателя, таким образом, предприятия Талицкого района тратят на содержание одной дойной коровы меньше на 20 000 рублей в год, чем в среднем по области. За счёт чего?


Предприятия Сысертского района являют собой совершенно другую картину. Реализация молока на 1 удойную корову выше среднего значения по области на 26 000 рублей, а финансовый результат ниже на 8000 рублей. Какова структура затрат? Корма – несколько дороже, а вот амортизация – выше почти в два раза. Спасает то, что практически нет накладных расходов. Средняя рентабельность производства молока сельскохозяйственными предприятиями Свердловской области составила в 2010 году 12,39%, однако районные показатели достаточно сильно разнятся: только в двух районах, Пригородном и Сысертском, производство молока в 2010 году было убыточным, остальные районы производят молоко с рентабельностью от 2% до 26%.


Конечно, различные условия хозяйствования, отличия в кормовой базе, в составе и возрасте оборудования являются причиной столь значительного расхождения в рентабельности. Поддерживая сельхозпроизводителей молока, правительство Свердловской области, помимо других форм субсидий, предоставило в 2010 году сельскохозяйственным предприятиям субсидий на сумму 1 млрд 265 млн рублей, что составило почти 25% от выручки, полученной за счёт реализации молока. Порядок предоставления субсидий очень простой: сдал 1 кг молока на переработку – представь подтверждающие документы и получи 3 рубля (или 3 рубля 50 копеек, если хозяйство работает в северных районах области). Можно получить и несколько больше, если демонстрировать стабильные результаты и рост объёмов производства молока. Минимальная субсидия, выплаченная в 2010 году, в пересчёте на 1 дойную корову, составила 9000 рублей (Артинский район), максимальная – 25 000 рублей (Белоярский район). Такое расхождение вполне понятно – средний удой на одну фуражную корову по предприятиям Белоярского района почти в 2 раза превышает средний удой по предприятиям Артинского района. С учётом выплаченных субсидий рентабельность производства молока существенно растёт – средняя рентабельность выросла на 25 процентных пунктов: минимальная рентабельность составила 21% (Пригородный район), максимальная – 54% (Ачитский район). Неравномерность распределения районных показателей рентабельности молочного производства стала существенно ниже. Это подтверждается нашими расчётами индекса Джини, которые мы здесь пропускаем, чтобы не утомлять читателя математикой.


43% от всей суммы выплаченных субсидий приходится на предприятия из 5 районов и группы пригородных предприятий, которые мы отнесли к группе «передовых», 34% – на предприятия районов – «середнячков». И вот что интересно: доля «передовых» районов в совокупном финансовом результате составляет 60%, доля «середнячков» – 27%. Что это означает? А это означает следующее: львиная доля субсидий достаётся тем, кто и так хорошо работает – кто содержит крупное дойное стадо, кто добивается высоких надоев, кто контролирует расходы.



Конечно, было бы ошибкой субсидировать только «отстающие» или малорентабельные производства – это было бы просто поддержкой неэффективных хозяйств. Наше предложение состоит в том, чтобы субсидии производителям молока предоставлялись не за каждый сданный литр молока, а за каждый «дополнительный» литр молока, полученный за счёт повышения надоев, усреднённо по хозяйству за определённый период.



Такой подход, с нашей точки зрения, будет стимулировать хозяйства к повышению эффективности производства. Естественно, что субсидия на 1 кг прироста надоев могла бы быть значительно более высокой, поскольку регион будет расплачиваться не за вал, а только за прирост общего выпуска.


Цель региональной власти при формулировании аграрной политики должна бы состоять в достижении определённой общественной пользы. Хочется привести цитату из доклада А.В. Чаянова, русского аграрного экономиста: «Работая над реформой различных технических процессов, деятель общественной агрономии не должен упускать из виду хозяйственную жизнь населения в целом. Иначе самое блестящее техническое нововведение может оказаться лишённым социальной рентабельности». Это было написано в феврале 1911 года. Так вот, предоставляя субсидии в соответствии с принятым порядком, региональная власть сама себя обманывает, а в конечном итоге вводит в заблуждение всех налогоплательщиков: таким образом невозможно обеспечить устойчивое развитие молочного животноводства.

Лев ГЕЛЬМАН,
Василий МЕЛЬНИЧЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *