Запад есть Запад, Восток есть Восток

№ 2013 / 7, 23.02.2015

Режиссёр-постановщик нового спектакля Татарского академического театра имени Г.Камала Ма Джэньхон – китаянка, учившаяся ремеслу в ГИТИСе у Петра Фоменко.

Режиссёр-постановщик нового спектакля Татарского академического театра имени Г.Камала Ма Джэньхон – китаянка, учившаяся ремеслу в ГИТИСе у Петра Фоменко. Потому, очевидно, смотрела вахтанговскую «Принцессу Турандот» (или хотя бы видеозапись вахтанговского спектакля). Но поставила по-своему и, пожалуй, правильно сделала.

Спектакль Евгения Вахтангова был уникальным шедевром, одним из первых использовавшим принцип «остранения» и ставшим вехой в развитии мирового театрального искусства, и именно в таком качестве сохранился в памяти зрителей и специалистов.

Спектакль же казанского театра в режиссуре китайского мастера решает совсем другие творческие задачи.

Во-первых, он служит своеобразным ответом на давно напрашивающийся вопрос о том, почему бы знаменитую пьесу (фьябу) Карло Гоцци, персонажами которой оказались китайцы и татары, не поставить силами китайских или татарских мастеров театрального искусства. Новый спектакль, который режиссёр из Китайской Народной Республики поставила в татарском театре, отвечает на этот вопрос даже с некоторым избытком. Так, тюркизированы имена почти всех героев: исключение сделано только для персонажей традиционной итальянской комедии масок (коммедиа дель арте), и то не для всех, а лишь для двоих – Тартальи (Халим Залялов) и Панталоне (Ильдус Ахметзянов). Двое других переименованы: Бригелла в этом спектакле Баракалла (Ильтазар Мухаметгалиев), а Труффальдино – Туруфутдин (Фанис Зиганша). Сама принцесса Турандот превратилась в Турандык (Алсу Каюмова), дочь хана Алтына (Айдар Хафиз), который у Гоцци был императором Альтоумом. Принц ногайских татар, сын астраханского хана Калаф стал Халяфом (Искандер Хайруллин). Татарская княжна Адельма стала Гадельмаляк (Ляйсан Файзуллина), Барах – Мубараком (Ильдус Габрахманов), отец Калафа Тимур – Тимером (Азгар Шакиров), Измаил – Исмагилом (Габдельфарт Шарафиев). Вместо Зелимы – Салима (Ляйсан Рахимова), а её мать теперь не Скирина, а Гулькай (Алсу Гайнуллина). Наконец, мудрецы стали аксакалами (Асхат Хисмат и Нариман Гарифуллин). Довольно условные декорации, автором которых стал художник из КНР Биен Вентонг, насыщены китайскими орнаментами и предметами (воздушными змеями, бумажными фонариками). В целом вид как декораций, так и костюмов заставляет вспомнить оформление спектаклей жанра «пекинской оперы». Создателям спектакля не откажешь и в толике реализма: костюмы героев татарской национальности Калафа и Бараха выполнены в древнетюркском стиле.

Второе, на что обращаешь внимание в спектакле, – намерение театра воплотить пьесу так, как будто действие в самом деле происходит в Китае. При этом труппе удаётся сохранить баланс между развитием основного сюжета и интермедиями «масок»: в исполнении татарских актёров характерность «коммедиа дель арте» оказывается приглушённой, и перед нами в лице Панталоне, Бригеллы, Труффальдино и Тартальи предстают более привычные шуты из классических татарских комедий, с некоторыми чертами комических персонажей из спектаклей жанра «пекинской оперы».

В целом, однако, основная сюжетная линия играется довольно серьёзно: Турандот, в отличие от вахтанговской, до самого финала искусно скрывает возникшее чувство к астраханскому принцу, Альтоум весьма достоверно страдает от капризов суровой дочери. Довольно серьёзен и Калаф, твёрдо следующий девизу: «Или Турандот, или смерть!»

Разумеется, в спектакле заметно, что не до конца преодолены трудности, связанные с необычным, китайским способом постановки европейской пьесы: от «второго плана» в воплощении образов в этом спектакле актёры во многом уже отказались, а отточенность стиля «пекинской оперы» ещё в полной мере не достигнута. Тем не менее восточный колорит в постановке занимает большое место. В спектакле участвуют и китайский дракон, и китайские болванчики с огромными улыбающимися головами (роли болванчиков исполнили ученики детской театральной студии «Нур»). Есть даже цирковой номер на трапеции, где воздушная гимнастка (Гузель Гюльвердиева) воплощает образ птицы Феникс.

Многие движения, жесты актёров, сцены боёв сыграны в китайской традиции (постановщик боёв и тренер по ушу – Евгений Парфиров, режиссёры по пластике Наиля и Рустам Фатхуллины).

Таким образом, спектакль «Принцесса Турандот» в воплощении театра имени Г.Камала – не только попытка представить новое прочтение классической пьесы в «ориенталистской» манере, но и важная ступень в поисках коллективом новых выразительных средств, современного театрального языка.

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *