Пером и кистью

№ 2013 / 25, 23.02.2015

Я давно стал делать текст в газету, обобщая кой-какие факты. Неожиданно моё внимание привлекли публикации, появлявшиеся в «ЛР», и стали склонять к другой мысли.

Я давно стал делать текст в газету, обобщая кой-какие факты. Неожиданно моё внимание привлекли публикации, появлявшиеся в «ЛР», и стали склонять к другой мысли. Я старое перечёркивал и начинал новое. А всё пошло со статьи Виктора Лескова «Гробовщина» («Лит.Россия», № 11, 2013 год). Она меня зацепила. И я задумал написать нечто подобное. Дальше – больше. Мой настрой подогрел материал А.Цепкова («Лит.Россия» № 13, 2013 год). Но в том же № 13 «ЛР» меня поразило сообщение редакции о кончине Владимира Христофорова. Лично я не знал этого человека. Читал его материал (в конкурсе «Честь имею», за который он стал лауреатом. Было его интервью корреспонденту «ЛР» Любови Гордеевой в № 8. Я заметил тогда, что у нас с ним есть что-то общее. Я тоже долго мотался по Северу, сменил много работ, и у меня, впрочем, как и у всех в тех краях, бывали и пьянки, и запои. Но я устоял и не спился. Потому и смерть этого человека я воспринял так горько. Вечная память.

Итак. Кое-что о нашем захолустье, о его творческих особенностях и о Костромской писательской организации я уже рассказывал когда-то (№ 44 за 2010 год и № 12 за 2011 год). За это последнее, кстати, впал в немилость председателю организации, господину Базанкову. Но, как говорится, «кто старое вспомнит, тому…», ну, вы знаете. За прошедшие два года в организации произошли такие изменения. Издания, что хоть редко, (но выходили, такие, как журналы «Кострома» и «Кострома литературная»), канули в Лету. Ничего печатного не издаётся. Создана компьютерная версия под названием «Костромская электронная библиотека». Там представлены все региональные литераторы и некоторые их произведения. Любой желающий может зайти на этот сайт и посмотреть. О руководителе организации (указал выше) М.Ф. Базанкове скажу. Человек он, конечно, пишущий – в прошлом. Его не упрекнёшь, что за душою у него книжонка в 60 страничек. Он издал много своих книг (не стоит перечислять). Иные я читал. Впечатляет. Кроме того, в советское время он активно печатался в центральных изданиях: журналах «Наш современник», «Октябрь» и других. Так что с этой стороны у него всё в ажуре. Сейчас Михаил Фёдорович, может, от усталости, может, от бессилия достучаться до властей, обратить их внимание на нужды организации, наверное, опустил руки. Жизнь в организации скорее всего не горит, а тлеет. Что ж. Время – ему судья.

Наше местечко, поназырёвский край, богат на творческие личности. И вот ведь какая недолга. Все пишущие – большей частью поэты. Я назову лишь самых известных в округе: Вячеслав Окулов, Виктор Смирнов (к сожалению ушедший), Николай Неганов, Евгения Зарубина. Стихи они публикуют в местной газете «Районный вестник». Стихи неплохие. Но у них нет изданных стихотворных сборников, хотя по возрасту все они – далеко не юные. Другие поэты Александр Зеленица, Татьяна Дмитриева, Олег Хомяков, Николай Востров имеют сборники своих стихов. А трое последних – и члены Союза писателей. Из прозаиков самый известный и признанный у нас Вячеслав Арсентьев. О нём я уже писал (повторяюсь) («ЛР», № 44 за 2010 год.) Он член Союза писателей, у него вышло четыре книги рассказов и повестей. Сейчас Арсентьев регулярно появляется в электронном журнале «Парус». Ещё один наш крупный прозаик Сергей Кардаков большой знаток природы, заядлый охотник и рыболов. Недавно издал свою четвёртую книгу, куда вошли охотничьи рассказы и одна повесть. Все наши авторы выпустили свои книги не в известных престижных издательствах, а в маленькой шарьинской типографии, которая печатает местные газеты «Районный вестник» и «Ветлужский край». Книги имеют вид толстых школьных тетрадей, сшитых скрепками, но содержание – стоящее. Они могли бы смело встать в один ряд с прилепинско-улицкими и пелевинско-быковскими творениями и даже переплюнуть – все сто томов донцовских книжек.

Но не только писателями и поэтами славна наша глухомань. В безвестности пребывают и творят здесь художники-живописцы: Кучумов (уже ушедший), здравствующие поназырёвцы Владимир Старостин, Любовь Башкирова. С Владимиром Ивановичем Старостиным я знаком давно. Дом его стоит недалеко от реки Неи. Берег тут низкий, и каждую весну его заливает. И подход к дому – по мосткам, на высоких сваях. Я много раз бывал у него в доме, в его мастерской. Там всё пропахло красками, растворителями, лаком и клеем. Везде подрамники, холсты иные с набросками будущих картин. Володя – мастер пейзажа. Сюжеты берёт в окружающей местности. У меня в доме на стене сейчас красуются три его картины. Две я купил на его выставках, а одну он мне подарил в знак дружбы и как соратнику по творчеству, пусть и в разных сферах. Владимир Иванович часто выставляется в нашем краеведческом музее. Его выставки так же проходили в городе Шарье и в областном центре Костроме.

Ещё два пейзажа его кисти находятся теперь за рубежом в Копенгагене, в доме моей дочери. Я отвёз их туда.

Интересный эпизод был на контроле в аэропорту «Пулково». Картины лежали у меня в обычном пакете, свёрнутые в рулоны. Проверяющий спрашивает: «Что в пакете?» Я говорю: «Картины». Он удивлённо вскидывает брови: «Надеюсь, не Кандинский?» Я с усмешкой: «Нет. Старостин». «Это кто ж такой?» «Наш местный». «А ну-ка, глянем». Я достал из пакета. Он развернул, глядел, качал головой, потом подозвал напарника. Тот вгляделся. «Да, классно. Чувствуется стиль и рука». После этого он свернул их, отдал мне и сказал со вздохом. «Проходи. Они не входят в реестр художественных ценностей, запрещённых к вывозу за границу, а жаль».

Я тогда сразу подумал. Надо рассказать всё Володе, как вернусь домой. Но потом я долго не мог его встретить. Оказывается, он всю зиму был в отъезде. Лишь в начале весны я случайно столкнулся с ним в магазине и всё же рассказал. Он с усмешкой отшутился: «Таможня дала добро». «Ну, ты даёшь, – удивился я, – оценили же». Он взял меня за плечо. «Зайдём вон в бар, хлопнем по рюмашке». До конца я его так и не понял. То ли он в тайне был рад успеху, но не подал виду, то ли захотел тяпнуть коньячку за встречу.

Вот такие здесь все скромные непризнанные творцы: мастера кисти, труженики пера. Они создают свои произведения, кто на холсте, кто на бумаге, не надеясь на признание, не метя на Олимп. Они просто живут и работают, ибо это их потребность – потребность творческих натур. Они не высовываются, они знают: в высоких столичных издательствах и Союзах провинцию стараются не замечать.

Кир ШУРОВ,
п. ПОНАЗЫРЁВО,
Костромская обл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *