Родные души

№ 2013 / 33, 23.02.2015

«Формат – неформат с оркестром» – фильм Артура Зариковского, который всем рекомендую посмотреть. В нём мы узнаём себя, современных русских людей, наших современников, соотечественников.

«Формат – неформат с оркестром» – фильм Артура Зариковского, который всем рекомендую посмотреть. В нём мы узнаём себя, современных русских людей, наших современников, соотечественников. И надо же, нас соединяет не только территория. Мы узнаём здесь близких по духу людей. Это родные нам люди. В этом фильме ни слова о деньгах, (наконец-то). Ни слова о кризисе, инфляции, и коррупции, политике. От всего этого мы тут отдыхаем. Здесь говорят о душе, причём без всякого умствования. Говорят, нараспашку. Не заботясь о своём имидже, рейтинге, реноме, макияже. Говорят не боясь, что их не поймут, высмеют за такую зашкаливающую откровенность эмоций. Говорят на улице, говорят дома, раздеваясь до трусов, и, кажется, что даже рвут на себе последнюю рубашку, вместе с ещё советской, недоношенной майкой. И рождаются такие слова, какие не найдёт, не напишет никакой драматург, никакой сценарист, никакой поэт. Это слова самого сердца. Персонажи этого фильма говорят о любви, о Боге, говорят о душе и смысле жизни, говорят о поэзии (оказывается, это не менее насущно, чем хлеб). И говорят так, словно их прорвало. Говорят навзрыд, говорят взахлёб, на разрыв аорты.

Эта лента снята самым демократическим образом. Автор сценария, оператор, режиссёр, продюсер, все в одном лице – Артур Зариковский. Так что, конец безумным блокбастерам, с миллиардными бюджетами. Теперь фильм может снять каждый.

Да, этот фильм вполне оправдывает своё название. Он неформат, и неформат в больших степенях, и даже где-то хвалится, гордится этим своим качеством. Неформат неформатов, неформат неформалов. Фильм о ненормальных неформалах, которыми мы все и являемся, потому что никакая рыночная экономика не отучила нас прежде всего думать о нравственности, не отучила прежде всего искать Бога, и не где-нибудь, на стороне, а в собственном сердце. Фильм, который хочет стать как бы вне бурливого потока современного искусства. Фильм, обращённый к зрителям, и только, к зрителям, но не к администрации телевизионных каналов, не к отборочным комиссиям фестивалей. Фильм, нужный только нам. Мы, ныне живущие россияне, наконец видим, насколько нас оболгали, насколько реальная наша жизнь отличается от всего того, что мы видим в её отражении.

По–прежнему для нас, русских, главное – это душа. Душа, и больше ничего. Как пишет в Интернете одна зрительница, – я не знаю языки, я не жила в других странах, но почему-то ясно представила себе, что только мы, только в России могут так говорить о Боге, могут так искренне искать душу. И свою, и чужую. Я тоже не знаю, права ли она, пусть и в других странах ищут Бога, я буду только рад.

Дело не в этом, а в том, что здесь мы узнаём себя. Таких тем, таких людей, таких характеров нет в зарубежных фильмах и мы, безусловно, затосковали по ним. И вот, наконец, получили.

Когда один известный критик посмотрел фильм, то он… Ну что он? Как вы думаете? Написал большую статью? Разрыдался… Нет, он просто вынул из кармана деньги на тираж и озвучивание. Его имя, кстати, попало и в титры. Я тоже критик, и не могу не видеть, что в этом фильме множество фильмов. Этот фильм кажется чрезмерно длинным, вернее, затянутым. Кажется, что галерея человеческих лиц, попадающих в кадр, никогда не закончится. И у каждого человека свой мир, своя боль. Но на обсуждениях, которые часто (почти всегда) проходят после показов, приходится слышать, что зрители хотели бы смотреть всё дальше и дальше, и они сожалеют, что фильм кончился. Вот как затосковал народ по родным душам-то!

Не подумайте, что фильм о проблемах интеллигенции. Здесь такого слова вообще не существует. В нём лучшие монологи принадлежат сапожнику, а философом оказывается – бомж и бродяга. Здесь люди объединены вне рамок сословий, годовых доходов, и образовательных цензов.

Лента представляет собой причудливую мозаику из совершенно разных сюжетов, которые сами по себе уже являются законченными фильмами. Склеен фильм рифмами, что для кино совершенно не характерно. Эту ленту уже окрестили стихотворением. Да, это явление поэтического кинематографа. Музыкальные клипы, появляющиеся в кульминационных местах, продолжают откровения участников уже бессловесным языком музыки.

Фильм показывается, и довольно часто. Только надо знать места. Шёл он в Доме Актера, в ЦДРИ, в Доме Цветаевой, в общественных, культурных центрах, в библиотеках. В конце концов, его можно посмотреть и в Интернете. http://zarikovskiy.org/video5.html (автор не против).

Так что подпольная культура, русский андеграунд, продолжаются. И сопротивление растёт.

Лев АЛАБИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *