ОЖИВИ ПОКОЙНИКА

№ 2006 / 14, 23.02.2015

В последнее время я, честно говоря, начинаю чувствовать, что фантастика на тему того, что верить в Бога и ходить в церковь, – хорошо, а поступать наоборот – очень плохо, начинает вызывать у меня глухое раздражение; не знаю, как у других. Вдвойне обидно, когда автор, несомненно, талантлив, со стилем, сюжетом и композицией у него всё в порядке, за коммерческим успехом не гонится – искренне хочет поделиться открывшейся ему Истиной – а на выходе толстый роман с одной-единственной идеей. Вот этой самой.
Думаю, если сакральной фантастике суждено состояться как явлению, а не просто ответвлению от фэнтэзи, то ей срочно необходимо свернуть с этого прямого, как стрела, пути. Иначе её постигнет судьба партийной литературы и социалистического реализма.
Поэтому я хочу поговорить о тех, кто ищет свой путь в литературе, сохраняя при этом верность христианскому мировоззрению. Мой выбор пал на фантастов из Пензы – это Людмила и Александр Белаш. Они не новички в литературе, авторы более 1490 рассказов и эссе, 8 повестей и трилогии о проблемах искусственного разума – «Война кукол», «Роботы-мстители» и «Кибер-вождь», написанной на тему, близкую киберпанку, но лишённой свойственного этому течению пренебрежения к этическим проблемам. Истинные любители фантастики, в отличие от поклонников дешёвой развлекаловки, сразу оценили их талант.
Новый большой роман супругов Белаш называется «Имена мёртвых», и тема здесь совсем другая. В общем, один безвестный, но гениальный учёный открыл способ воскрешать покойников. В материалистической или деистской парадигме и вопросов бы не возникло: открыл – ну и хорошо. Но для христианина любой конфессии проблема встаёт сразу: можно ли отличить Божию волю от Божиего попущения?
Воля или попущение – вопрос не ставится в лоб, но незримо сопровождает героев – и живых, и воскресших – на протяжении всего романа. Герц Вааль, потомок нескольких поколений еврейских оккультистов, соединил древнюю магию с современной наукой – и добился потрясающих результатов; даже мертвеца из могилы поднимет – но не любого… а какого? Того, кого Бог позволит: ведь между воскрешёнными им нет ничего общего, разве только то, что они не завершили свои дела на грешной Земле. Сам профессор Вааль – человек неплохой, многие его поступки гуманны и благородны. Да и живые мертвецы совершили немало добрых дел – они воюют с колумбийским наркобароном, бьются с мафией денежных мешков своей родной (вымышленной авторами) страны, спасают девушку, преследуемую террористами. Так, может быть, всё хорошо, и Господь благословил это необычное начинание?
Да, но профессор Вааль всю жизнь был одинок – нет у него ни семьи, ни друзей, он вынужден скрывать от всех, чем он занимается, и единственные близкие ему люди – это те самые покойники. Которых и впрямь трудно назвать живыми в полном смысле слова: как аккумулятору нужна подзарядка, так и им требуется регулярная обработка особым излучением – иначе они вернутся к тому состоянию, в котором были извлечены из могилы. И сами они так же одиноки, несмотря на то, что в одного из них влюбляется настоящая принцесса. Его зловещая тайна не позволит обрести счастья. И аккуратный, но выразительный шрих: воскрешённые не могут войти в церковь. Плохо им там.
Кроме самого профессора герца Вааля, совершенно не похожего на сумасшедшего учёного из многих и многих фантастических книг, но человека живого и сложного, несущего дар-проклятие рода мужественно и достойно, однако посягнувшего на Божии прерогативы, авторам исключительно хорошо удался образ нашего соотечественника. Да, Изерге Лайдемыр Тхор, по национальности мариец, или черемис, возникает перед читателями как живой. Сказано несколько тривиально, однако характер человека простого и природного, с родовыми понятиями о должном и недолжном, но втянутого против воли во всю эту заваруху, показан и как типичный для своего поколения, и как неповторимый. И в «после-жизни» ему удалось сохранить великодушие и благородство, которые были естественны для него и раньше, как дыхание. Похоже, он осознаёт, что не должен уходить, не завершив каких-то дел, а потому не наслаждается обретённой новой жизнью, в которой есть и свои плюсы, например, он не стареет, долго не утомляется, а раны заживают быстрее, чем на собаке, – а терпеливо ждёт своего часа, по мере сил борясь с тем, что считает злом. Не случайно большой успех этот роман имел в республике Марий Эл, на родине героя.
Нельзя не отметить полное отсутствие у Людмилы и Александра враждебности к другим религиям, например, к язычеству или иудаизму, а также к неправославным христианским конфессиям. Хотя христианская позиция заявлена откровенно, она не звучит навязчиво, как магнитофон в кассетном киоске. Она выражена деликатно и благородно, без попыток приписать бесам наличие в мире других религий. То, что ещё лет десять назад само собой разумелось, ныне следует признать достоинством.
Несколько менее удачны образы двух других оживлённых – «благородного гангстера» Аника Дешана и девушки Марсель. В главах, посвящённых Лайдемыру Тхору, реальность зрима и плотна – кажется, мы можем вдохнуть запах молока от коровы, которую доит мать Изерге, или солдатского пота, потрогать перегретую танковую броню или грубую лагерную робу, то второму герою, несмотря на богатство и красочность описаний, сопутствует более умозрительная образная система. Вероятно, это объясняется тем, что среди друзей молодости авторов были марийцы, а жизнь в Европе они знают хуже. Что же до Марсель, то она вышла какой-то… слишком хорошей девочкой, что ли. Раньше в театральной критике женские роли такого плана называли «голубыми». Анику Дешану, которому смирения Бог не дал, придётся в «после-жизни» серьёзно задуматься над собственным исправлением. И пусть он до поры до времени пытается приобщиться к старым и новым радостям, пусть рассуждает цинично, всё же экстремальные обстоятельства властно заставляют его пересмотреть и свою жизнь, и свои принципы. А инфантильно-чистая Марсель не может прижиться в новой роли. Прожив три дня, она умирает в финале окончательно – однако миссия была на земле и у неё. Она помогает бывшему возлюбленному примириться с Богом, отцу – преодолеть эгоизм и обрести шансы на новую семью. Не так уж мало.
Книга достаточно агглютинативна, то есть имеет место быть смешение жанров, от крутого детектива до исторического романа и от мистического триллера до семейной драмы, но и это в плюс: авторы не чувствовали себя связанными какой-то одной литературной традицией. Но сюжет очень грамотен, его линии причудливо переплетаются, и ни одна не лишняя. Любитель развлекухи мог бы и здесь развлечься, пропуская сложные диалоги, но есть ведь и другие читатели. Если вдуматься, Людмила и Александр более христиане, чем те, кто твердит о смирении да об уповании на Бога. Бог, по христианским представлениям, может превратить зло в добро, может и благословить сомнительное начинание, если у его инициаторов были благородные цели. Не случайно проклятие воскресших покойников не распространяется на их семьи: напротив, они смогли помочь своим родным: Изерге – племянникам, Аник Дешан – сестре.
Что до меня, то смирения Бог не дал – ну и слава ему. Нет у меня желания твердить «Да будет воля твоя!», позиция дерзновения мне куда симпатичнее. Бог всемогущ – его воля так и так будет – но и моя ведь что-то значит? Пока можешь – действуй, помни, конечно, что отвечаешь за последствия. Итак, я на стороне Герца Вааля, хотя многие убеждённые христиане со мной не согласятся.Елена МУРАШОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *