Шире дорогу – Островский идёт!

№ 2015 / 17, 29.04.2015

Закончился одиннадцатый театральный фестиваль в Доме Островского. Он состоялся в непростых условиях: главное здание Малого театра – на длительном капитальном ремонте, и фестиваль проходил лишь на сцене филиала, на Ордынке. Поэтому естественно, что в отличие от предыдущих фестивалей, на этот приехало всего четыре театра, но дело не в количестве, а в качестве, особенно если это касается искусства.

На пресс-конференции, посвящённой открытию фестиваля, Ю.М. Соломин заметил, что в провинции театр – центр культуры, и если там ходят на Островского, значит, он нужен современному зрителю, а в Москве многие сотрудники посольств ходят в Малый театр на Островского, чтобы изучать русский язык, а также лучше узнать Россию. И они приходят к пониманию, что в России есть не только нефть и газ, но и театр, и великие драматурги. Другие участники пресс-конференции отмечали, что в Островском можно найти всё, что дорого нам: он – драматург на все времена.
По мнению главного режиссёра Санкт-Петербургского Молодёжного театра на Фонтанке Семёна Спивака, Островский не стареет, он очень мудр, даёт зрителям надежду. Режиссёр считает, что есть пьесы умные и есть сердечные, а пьесы Островского и умные, и сердечные. Фестиваль открылся спектаклем этого театра «Поздняя любовь», поставленным Владимиром Тумановым. Этот спектакль не только о любви, но и о человеческом достоинстве, порядочности, чести, о возможности возрождения человека, пошедшего по неверному пути. Все артисты играли эмоционально, очень непринуждённо. Когда Николай Шаблов (арт. А.Кузнецов) кружится в вальсе с Людмилой (Э.Спивак), взяв её на руки, и они так влюблённо глядят друг другу в глаза, зритель понимает: Николай не сможет совершить бесчестный поступок. Запоминается и талантливый артист Е.Титов, играющий Дормедонта: зрители то смеются, когда он делает круги вокруг Людмилы, стремясь подарить ей кольцо, то сочувствуют ему, когда тот с полными слёз глазами говорит, что будет нянчить деток Людмилы и Николая. Выразительна и сцена прихода к Шабловым авантюристки Лебёдкиной, стремящейся окрутить Николая в своих корыстных интересах. Здесь мать Николая, небогатая вдова, наливая чай Лебёдкиной, кладёт перед ней одну конфетку и убирает со стола конфетницу. Интересно решён финал: стена квартиры высвечивается сзади, становясь похожей на белый лист бумаги, на котором застыли силуэты взявшихся за руки влюблённых, Людмилы и Николая. Отец Людмилы старый адвокат Маргаритов (П.Журавлёв), честнейший человек, рад, что правда восторжествовала и что дочь обрела счастье. Спектакль ненавязчиво учит тому, что любовь, душевность, забота друг о друге дороже материального благополучия. И зрители, получившие этот нравственный урок, долго не отпускали полюбившихся им артистов.
Пьеса «Правда – хорошо, а счастье лучше» тоже о любви – о любви и молодых, и пожилых людей, находящихся на разных ступенях социальной лестницы. Но, как и положено в комедии, всё кончается благополучно. Два российских театра привезли в Москву спектакли по этой пьесе. Вначале москвичи увидели спектакль Академического театра драмы им. В.Савина из Сыктывкара. В начале спектакля и между действиями разыгрываются хореографические сценки, где танцовщики под фольклорные мелодии и песни изображают то, что случится (или могло бы случиться) с главными героями. Эта удачная находка режиссёра Юрия Нестерова настраивает зрителей на весёлый лад. Зрители смеются, когда решительная Поликсена (Т.Михайлова) заставляет робкого вначале Платона (Л.Власов) поцеловать её. Тот любит Поликсену, но ему не хватает смелости. Девушка привыкла добиваться своего – недаром её воспитала деспотичная бабушка Мавра Тарасовна. Когда последняя запрещает внучке и думать о Платоне, Поликсена наступает на бабушку, сильно выпятив живот, та, испугавшись, готова согласиться, и тогда животик исчезает (удачная находка режиссёра!). А как интересно решена сцена встречи Мавры Тарасовны с её бывшим возлюбленным, отставным унтером Силой Грозновым: раскрываются портьеры – и унтер предстаёт перед Барабошевой в мундире при регалиях в торжественной позе, как император на парадном портрете. В исполнении В.Кузьмина Грознов не дряхлый старик, а ещё крепкий мужчина, который может нравиться женщинам и сам не прочь поухаживать за ними. При виде его Мавра Тарасовна (превосходная игра артистки Галины Миковой!) не испугалась, а разволновалась, похорошела и помолодела на глазах у зрителей. Встреча всколыхнула в ней прежние чувства, и она согласилась осчастливить Поликсену и Платона. Платон становится приказчиком, и ясно, что он прекратит плутни своего тестя купца Барабошева, разжалованного приказчика Мухоярова и вороватого садовника Глеба Меркулыча. Этих троих персонажей артисты играют комедийно, иронично, хотя иногда, на мой взгляд, бывают и «переборы». Когда приказчик встаёт на четвереньки и Барабошев садится на него, как на банкетку, то это воспринимается зрителями с грустным смехом: подчёркивается социальное неравенство, но искусству противопоказана повторяемость – эта же сцена во втором действии уже не вызывает тех эмоций. Запоминается артистка Татьяна Темноева в роли мудрой старой няньки Фелицаты, искренне болеющей за возлюбленных и помогающей им. Выразительны декорации художника Эриха Вильсона: небольшой поворот сцены – и мы уже в саду Барабошевых, или в роскошных покоях Мавры Тарасовны, или в скромной комнате Зыбкина. Тщательно продуманы детали быта, обстановка.

Эту же пьесу привёз на фестиваль и Курский драматический театр им. А.С. Пушкина. Трудно сказать, какой спектакль лучше – оба хороши по-своему. Как сказал мне на конференции драматург Виктор Денисов, Островский многогранен, в его пьесах много воздуха. Большой драматург всегда даёт возможность актёрам вносить свои краски в интерпретацию персонажей, не нарушая замысел автора. Режиссёром Е.Поплавским поставлен весёлый, праздничный спектакль, с песнями и плясками. Платон (М.Тюленев) здесь более простодушен, доверчив, чем в предыдущем спектакле, а Поликсена (Е.Цымбал) более нежная, при всей твёрдости её характера. Эта прекрасная пара хорошо передаёт любовь своих героев. На них всегда приятно смотреть. Властная Мавра Тарасовна (Л.Соколова) смягчается при виде старого унтера (В.Зорькин), и они с грустью и радостью предаются воспоминаниям. Здесь уже нет эротических моментов – преобладает лирика. «В Курске яблоки-то хороши», – с особым чувством произносит Грознов, жуя яблоко и вспоминая, как он залезал в сады и набивал ранец яблоками. В театре Сыктывкара этих слов нет, а курский театр не может их опустить. И дело не только в местном «патриотизме» – речь Силы Грознова характеризует героя, любящего поесть и выпить «на дармовщинку». Спектакль красочно оформлен художником Олегом Черновым. Особенно впечатляет сад с висящими на ветках наливными яблоками. Созрели яблоки – созрели и герои для любви и счастья.
На спектакль «Волки и овцы» я шёл с некоторой опаской. Рыбинский драмтеатр был мне неизвестен, две прекрасные постановки этой пьесы я видел в Малом театре, одну – в БДТ в Ленинграде. К счастью, опасения были напрасны. Этому театру уже 190 лет, в нём работали в разное время многие великие артисты, и сейчас театр высоко «держит планку». Режиссёр Пётр Орлов отметил на конференции, что он ставил пьесу с позиций сегодняшнего дня. Действительно, и в нынешней России встречаются волки и овцы, причём волки могут выглядеть весьма благообразно, и корыстолюбие может прятаться под маской любви. Артисты играли с полной отдачей, наслаждением, даже азартом, и зрители оценили это, часто аплодируя по ходу действия. У артистов хорошие голоса, и они поют известные песни и романсы, характеризующие их героев: вдова Купавина поёт «Одинок стоит домик-крошечка», Глафира, вспоминая бурную жизнь в Петербурге, поёт «Ехали на тройке с бубенцами», а Мурзавецкий, материально зависящий от своей тётушки, – «Когда имел златые горы». Глафира, «охмуряя» Лыняева, играет мелодию на решётке беседки, как на струнах души будущего мужа. Здесь немало режиссёрских и актёрских находок. Когда Мурзавецкий (С.Молодцов) жалуется Купавиной, что тётушка не может понять потребности молодого человека, та с придыханием отвечает: «Так вы всё получите», но он лишь просит денег на табак, и молодая вдова (А.Смоленкова) разочарованно вздыхает. Интересно решена сцена беседы Купавиной с мошенником стряпчим Чугуновым. Уговорив Купавину подписать пустой бланк, Чугунов (В.Калюкин), уткнувшись ей в грудь, умильно заплакал, но постепенно плач перешёл в смех. Ханжа Мурзавецкая (С.Колотилова) и Чугунов, провернув очередную афёру, радостно рычат, как звери. Но недолго им радоваться. Из столицы приезжает более крупный хищник Беркутов (А.Батраков), не нарушающий законы. Он переманивает на свою сторону Горецкого, племянника Чугунова, запугивает Чугунова, приказывая подать тому арестантскую миску с ложкой на цепи. С Беркутовым постоянно ходят два парня, оберегающие его, как современные телохранители. К Мурзавецкой он приходит с медведем, копирующим его движения. Сначала зрителям кажется, что медведь – символ, характеризующий Беркутова, но потом медведь «снимает» голову и оказывается Горецким. Художнику Дм. Дробышеву удалось трансформировать скромные декорации, мгновенно превращая церковь то в дом Мурзавецкой, то в усадьбу Купавиной. Словом, получился яркий, запоминающийся спектакль.

Малый театр, как всегда на этих фестивалях, выступил не только в роли гостеприимного хозяина, но и стал равноправным участником, показав комедию «Бедность не порок» в постановке Александра Коршунова. Она идёт уже девятый год и пользуется неизменным успехом, становясь настоящим праздником для зрителей. Пьеса позволяет насытить спектакль этнографическими элементами, фольклорными песнями, плясками: ведь действие происходит на святках. Слова Пушкина «там русский дух, там Русью пахнет» вполне применимы к этому спектаклю. Когда молодая вдова и купеческий сын соревнуются, кто кого перепляшет, то зал не просто аплодирует, а ревёт от восторга. Часто ли можно такое увидеть? Режиссёр-постановщик исполняет и одну из главных ролей – Любима Торцова. А.Коршунов не боится показать своего героя жалким, иногда смешным, но главное в его Любиме – честность и правдолюбие, человеческое достоинство, непринятие лицемерия, мошенничества. Именно он смог преодолеть самодурство своего брата Гордея и выдать племянницу за честного приказчика Митю. Знаменитую фразу «Шире дорогу – Любим Торцов идёт!» артист произносит без особого пафоса, но так, что зрители аплодируют и кричат «браво!» В финале спектакля обильный снегопад покрывает крышу дома и улицу, очищая людей и всё вокруг (замечательная работа художника Ольги Коршуновой). Малый театр всегда работает по законам автора. И если традиционные формы сочетаются с высоким актёрским и режиссёрским мастерством, то успех обеспечен.

Да, тёмное царство взяточников, казнокрадов, авантюристов и самодуров ещё не исчезло в России. Но современному зрителю, особенно молодёжи, важно понять, что, отрицая многое, Островский утверждал. На этом фестивале преобладали пьесы, где много героев, чуждых власти денег, для которых правда и совесть, честь и достоинство дороже материальных благ: Людмила и Маргаритов, Платон Зыбкин, Любим Торцов… На мой вопрос, случайно ли это, Ю.М. Соломин отметил, что спектакли отбирали по художественным достоинствам, а не по героям: хотелось дать возможность талантливым театральным коллективам различных городов выступить на сцене Малого, доставить радость зрителю от встречи с великим классиком. И это вполне удалось.

Александр МАКЕЕВ,
кандидат филологических наук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *