СОРОК ПЯТЬ МИНУТ ПРАВДЫ

№ 2015 / 20, 04.06.2015

1.

Воспитание – процесс неуловимый, почти трансцендентный. Самые малые крупицы его бывают велики, а широкие заметные шаги растворяются, как дым. Воспитание – дыхание жизни.

Оно естественно и незаметно, оно присутствует всегда и везде, даже там, где мы этого не желаем. Оно вырастает из улыбки и взгляда, окрика и восклицания, и порой мы собираем урожай там, где не сеяли.

Человек воспитывающий не может (да и не должен) следить за каждым своим внешним проявлением, каждым жестом и взглядом, иначе он превратится в робота-воспитателя. Но он обязан, я бы сказала, призван следить за своею душой, за чистотой и благородством мыслей и чувств. Ведь дети видят и слышат больше, чем мы думаем. Они воспринимают не столько лицо наше, сколько нашу личность целиком. От того, насколько эта «внутренняя», сокрытая наша суть сочетается с внешними её проявлениями, и зависит успех воспитания.

Воспитывающий сам должен иметь хороших учителей, причём, в процессе всей жизни. Он должен доверять им, любить их, тогда и его ученики поверят ему. Он должен понимать ритм жизни страны и общества, Земли и планет, он должен быть поэтом поступка и мастером утешения.

«Всё в мире есть ритм, тон и аккорд», – учил один древний философ. Так пусть в воспитании сама жизнь задаёт ритм, тон будет светлым, а главным аккордом станет любовь.

 

2.

«Что такое компетентность?» – задались вопросом учителя начальной школы перед педсоветом. Услышали они, что этот вопрос будет обсуждаться, и пришли в ужас. Кто-то нашёл определение, отпечатанное чёрным по белому. Читали все вместе и по одному. Но вот беда – никто не заметил ошибки в тексте. Эта пропавшая запятая не давала мне покоя, и пришлось привести наглядный пример: компетентность – это способность поставить запятую вот в этом месте. Все почему-то были растеряны. Зато сразу всё поняли.

Кажется, что тут такого – подумаешь, запятая? Но, сограждане дорогие, иногда плакать хочется от некомпетентности «специалистов». Читаю в школе объявление: состоится, дескать, вечер поэзии Николая Рубцова для старшеклассников «Пусть душа моя будет чАста». Да пусть же будет она ЧИСТА и у тех, кто печатал эти слова, и у тех, кто размещал объявление, и у тех, кто несколько дней ходил мимо и не замечал. Странно, что и дети не заметили… К некомпетентности ПРИВЫКЛИ.

Но это ещё что! В некоторой школе, в некотором классе повесили на двери вывеску «кабинет руСкого языка» (своими глазами видела) и преподавали этот самый руСкий язык целый год с чистой совестью, пока не были разоблачены (УРА!!!). А вы говорите – компетентность…

 

3.

Скажите, кто в театре кукол главный? Конечно, не сама кукла, неподвижно лежащая в коробке, а человек, её оживляющий, поддерживающий в ней смысл жизни. Этот человек не просто приставлен к кукле, он не только учит её ходить и говорить, но является сам её внутренним существом, проникает в неё весь (а не только частью своей руки). Он говорит и «за неё», и «вместе с ней», словно бы «голосом её». Он создаёт образ, а затем этот видимый художественный объект постепенно переходит в субъект, сам начинает учить артиста и продолжает его вдохновенный старт вполне взаправдашним «бегом».

Так и в воспитании. Надо проникнуть в суть маленького человека, и не столько учить его, сколько учиться вместе с ним – удивляться и наблюдать, смеяться и плакать, читать по слогам и сочинять сказки. Тем более, что маленький человек – не кукла, которую можно бросить в углу за ненадобностью и забыть о ней.

4.

 

На сайте школы в разделе «Воспитание» педагоги именуются не иначе как «пеЛдагогами». Ну конечно, опять просто ошибка, но ведь до-сад-на-я, потому что детям, размышляющим «делать жизнь с кого», иногда приходится делать её с этих самых пеЛдагогов. И вы можете себе представить, ЧТО это будет за жизнь!..

В педагоге должно быть всё прекрасно, как говориться – «и лицо, и одежда, и душа, и мысли». Считаю, что, во-первых, прекрасным можно назвать лишь одухотворённое лицо, во-вторых, одежда прекрасна, когда она не раздражает взгляда и не мутит рассудок, в-третьих, душа должна быть, извините за требовательность, ЧИСТА, а мысли – мысли должны просто быть, и ничего более. Вот вам педагогическая, так сказать, потребительская корзина. Минимум, от которого надо отталкиваться в непрерывном движении вперёд.

 

5.

Ох, уж эта всегдашняя занятость! И того не успели, и этого не сделали… А что же всё-таки надо обязательно успеть, без чего все наши усилия будут тщетны? Каким образом заставить устоять наш хрупкий кораблик в бурях времён? На эти вопросы, пожалуй, нельзя ответить однозначно, так как всякая душа, всякое её индивидуальное проявление есть великий крен корабля в ту или другую сторону. И чем развитее душа, чем сильнее личность, тем этот крен больше. Так что же, может быть, проще «подровнять» её, душу-то? Нет, нельзя. Волна за волной испытывают вызовы современности наше «нутряное подвижное», наше творческое начало, т.е. «наше всё». Значит, не бояться этого надо, а наоборот развивать подвижность души, чтобы она при любой волне устояла и настояла на своём, на исконном, только ей принадлежащем.

11

Худ. Александра Корсакова. Портрет Раскольникова

 

Теперь встаёт закономерный вопрос – что же это такое, наше сердцевинное, как оно проявляется в жизни-то? И может ли влиять на воспитанников наших? А проявляется оно, мне думается, прежде всего, в интересах и склонностях личности воспитателя, и в зависимости от силы и яркости этих проявлений, от их, так сказать, качества и количества, влияет на воспитуемых. Недавно прочитала на портале «Прошколу» в анкете одной учительницы, что в перечне её склонностей (хобби) особое место занимают «коммерческие интересы». Коммерческие?! Ну что тут удивительного, скажете Вы, ведь нынче все только о деньгах и думают. Согласна, что от принца до нищего никто от денег не отрекается, но чтобы ставить их в красный угол души – это слишком. Поясню: для учителя и воспитателя коммерция невозможна, ибо она предполагает выстраивание выгодной сделки в любом случае и с привлечением всевозможных средств для достижения этого. В нашем же деле иные законы – отдай больше, чем можешь получить, не жди награды за твои бессонные ночи, не рассчитывай, что увидишь результаты твоего труда, которые могут «прорасти» через десятки лет. И как же прикажете учителю в свободное время заниматься коммерцией? Он неизбежно проиграет, как бы ни любил это дело и ни увлекался его сентенциями.

Оговорюсь, правда, что в списке увлечений вышеупомянутой особы было названо ещё одно – музыка (???) Ну, уж это не иначе как музыка оранжевой революции!

И всё же, что надо успеть обязательно сделать, несмотря на всегдашнюю занятость… Прибиться к берегу, куда тебя влечёт, и соотнести обстановку на берегу с параметрами своего предназначения учителя. И не насиловать собственную душу, заставив её корпеть с опостылевшим мелком у доски, если на берегу разворачиваются совсем иные, «коммерческие» события.

 

6.

Праздник Букваря в начальной школе. На сцену выходит Буратино. Один из зрителей (первоклашка) говорит своему папе: «А я знаю, кто написал эту сказку – Пушкин». «Ты что? – возмущается отец. – Не Пушкин, а Носов». Да так уверенно произносит, что и сомневаться-то совестно.

Это не анекдот, а запись из моей литературной копилки. Вот так пишешь-пишешь, а тебя с Б. Акуниным перепутают или, чего доброго, с Татьяной Толстой

Но дело опять же не в этом. А в том, что именно начальная школа должна была научить мальчишку СОМНЕВАТЬСЯ. А он не сомневается ни в своих словах, ни в словах папаши. А если уж ученики привыкли принимать всё на веру, то почему же учителя не преподнесли ему «Буратино» так, чтобы он запомнил, что на русской земле жил писатель Алексей Толстой?

P.S. Не успела написать это, как меня попросили заменять в первом классе уроки целую неделю. Вот уж поприще широко…

 

7.

Одна девочка из Киргизии, которая недавно учится в Москве, написала слово «воскресенье» с ошибкой – «воскрисенье». Дело было как раз на Пасху. Тогда я объяснила ей, что Христос воскрес, поэтому проверочное слово будет «воскрес».

– Знаешь, что такое – воскреснуть?

– Знаю. Был мёртвый, а стал живой.

– Вот это чудо! – добавила я. – Теперь ты понимаешь, почему надо писать ВОСКРЕСЕНЬЕ?

Девочка как-то сразу обрадовалась, улыбнулась – да, теперь понимаю.

Здесь, думается, произошло ещё одно чудо и помощь Христа.

 

8.

Мыслительные процессы так уж устроены, что их трудно остановить. Включился – думаешь, во что бы то ни стало. А воспитатель о своих воспитанниках думает всегда. Хорошо ли, плохо ли, но думает. И всякое явление он воспринимает прежде всего с той стороны, с которой его можно преподнести ученикам. А если нельзя никак? А если предмет размышления таков, что в юную голову не вложишь? Вот вопрос – что такое любовь? Как объяснить пятикласснику? Я думаю, что из каждого явления надо брать лучшие, светлые стороны, и тогда легко станет преподнести любое тайное человеческое. А тёмные, теневые стороны проявятся позже, когда человек уже понимает суть явления, когда обозначен идеал, и поэтому только и может возникнуть стремление отмести негативное или хотя бы попытаться его победить. Другими словами, юноша должен знать, за что бороться, зачем бороться и как. А мы всё пытаемся сначала объяснить, против чего ему сражаться. Потому и нет результата, потому и перепутано чёрное с белым. Давайте покажем ему белое, если найдём.

 

9.

«Сто пятьдесят лет прошло с того времени, как писал романы Ф.М. Достоевский. А что изменилось в обществе? Либералы остались либералами, патриоты стались патриотами, казнокрады остались казнокрадами», – сказал один писатель. И верно. Только почему же гимназии в большинстве своём перестали быть гимназиями, учителя перестали быть учителями, а поэты перестали быть поэтами… Или это «из другой оперы»?

10.

Едва написала о подростках, как на следующий день услышала об убийстве учителя географии в одной из московских школ. И кто убийца? Его же ученик, причём, не разгильдяй и троечник, а вполне благополучный отличник. Действовал он жестоко – даже добил свою жертву контрольным выстрелом в голову на глазах одноклассников. Тысячи моих коллег-учителей в недоумении пожимают плечами, другие тысячи крутят у виска – свихнулся, мол, мальчишка. Но есть неожиданное мнение, услышанное мной от родителей нынешних школьников, что всё это не случайно, что многие старшеклассники приходят домой озлобленные, взвинченные, того и гляди, что-нибудь такое сотворят. И родителям стоит большого труда «отвлечь» их от скверных мыслей и убийственных выводов. Так всё-таки, кто же виноват? И может ли повториться трагедия?

Поищем ответа у Достоевского (у кого же ещё спрашивать, зайдя в психологический тупик?).Вспомним слова его: «Человек есть тайна. Её надо разгадать, и ежели будешь её разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время…»

Думается, подросток-убийца имел некую цель, я бы сказала, познавательную цель, ведь учиться он привык. Но может ли эта цель оправдать его? Нет, не может. Его не может оправдать также и «родительская» версия – «мальчика обидели». Мальчик видел мир, но сам он точно умер, его телесная оболочка затвердела, и в коконе разума развился некий призрак, сокрушивший в нём человеческое.

А мы лишь помогли ему? Или просто не помешали совершить преступление? Или не смогли помешать? Или помешать ему НЕЛЬЗЯ?

Это Родион Раскольников – восставший из праха человек-зверь. Это вызов современной системе образования, убивающей в людях «живинку» и прикалывающей самою душу, как высушенное насекомое, как экспонат, в страшный перечень мёртвой рутинной схоластики, называемой обучением. Этот мальчик-убийца – отнюдь не робот, он взорвал душу свою, и взрывная волна прокатилась по России, поднимая горы песка и мусора, лежащего в укромных местечках педагогики.

 Елена САПРЫКИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *