У НАС ОДНА ЦЕЛЬ: Правдиво отражать историю России

№ 2015 / 40, 12.11.2015

Редакцию «ЛР» посетил председатель Центризбиркома Владимир Чуров

 

В гостях у коллектива «Литературной России» побывал политик, общественный деятель, учёный Владимир Чуров. Большинству наших соотечественников он известен как председатель Центральной избирательной комиссии России. Однако Чуров ещё и успешный журналист, пытливый исследователь, автор целого ряда книг и множества статей. Интерес его к литературе возник через матушку – редактора и филолога Ирину Владимировну Чурову (в девичестве Брежневу). На днях ей исполнилось 90 лет, и редакция «ЛР», пользуясь случаем, искренне поздравляет Ирину Владимировну с юбилеем!

13

Владимир Чуров показывает коллективу

редакции редкие фото из семейного архива

 

Мать Владимира Чурова в 1949 году окончила Московский университет. Её однокурсниками были Андрей Синявский и Андрей Меньшутин (они потом стали литературоведами), будущий член-корреспондент Академии наук СССР Пётр Николаев, Искра Денисова, занявшаяся потом изучением советской поэзии. Одно время Ирина Владимировна работала в издательстве «Молодая гвардия». Впоследствии она много лет трудилась в ленинградском отделении «Детской литературы».

Непосредственно же с «Литературной Россией» семью Чуровых связывает имя писательницы Галины Дробот, которая с 1962 по 1980 год работала в редакции нашей газеты. Галина Васильевна была не только близкой подругой родительницы нашего гостя, но и, как рассказал нам сам Владимир Евгеньевич, в какой-то момент стала его крёстной матерью. Таким образом, всё связанное с этой неординарной женщиной, вызывает у него вполне объяснимый интерес. И именно это стало одним из поводов для Чурова познакомиться с историей нашей газеты и с тем, чем дышит её редакция в настоящий момент.

Несколько слов о Галине Дробот. Мы в газете знали, что она родилась 4 апреля 1917 года в Петрограде в семье журналиста и домохозяйки. В 1932 году Дробот после школы устроилась в ТАСС. Спустя два года её приняли в Литературный институт. А в сорок втором году она добровольцем ушла в армию. К слову: последний раз Галина Васильевна была в нашей редакции перед 9 мая 1995 года в канун 50-летия Великой Победы. Потом она сильно болела и из дома выходила уже редко. Тем не менее летом 2001 года редакция получила от неё несколько страничек мемуаров «Такая любовь», приуроченных к выходу 2000-го номера газеты. Мы до последнего надеялись, что Галина Васильевна подробно расскажет нам о своей службе в армии, о встречах в редакции «ЛР» с Астафьевым, Солженицыным, Шукшиным и другими классиками советской литературы. Но в 2009 году Дробот умерла, так и не успев написать воспоминания.

22

Семинар студентов МГУ по творчеству Маяковского

(в центре руководитель семинара В.Дувакин, а слева от него А.Синявский)

 

Владимир Чуров пролил свет на некоторые моменты из жизни своей крёстной матери. Мы не знали, что Галина Васильевна в своё время попала в спецшколу НКВД, которая готовила разведчиц для работы в тылу врага. По некоторым данным этой школой руководил опытнейший разведчик Зарубин. Кстати, не этот ли факт объясняет, что одно время Галина Васильевна указывала в анкетах две свои фамилии: Дробот-Зарубина?

Наша газета тоже сделала одно небольшое открытие: этой осенью мы в Российском государственном архиве новейшей истории в фонде «Аппарат ЦК КПСС», точнее – в материалах общего отдела ЦК, нашли справку председателя КГБ Ю.Андропова о настроениях творческой интеллигенции в связи с присуждением Солженицыну в 1970 году Нобелевской премии. В той справке упоминалось и имя Дробот. В отличие от литературных генералов Галина Васильевна, судя по справке Андропова, продолжала относиться к Солженицыну с уважением и не позволяла себе охаивать этого художника. (РГАНИ, ф. 5, оп. 62, д. 678, лл. 211–214).

На встрече с коллективом редакции «ЛР» Чуров поделился своими планами. Он, как выяснилось, уже давно работает над сборником о нескольких замечательных женщинах. «В моей книге будет как минимум три очерка о московских подругах моей мамы, – рассказал Чуров. – О Галине Васильевне Дробот, критике Искре Витальевне Денисовой и главном редакторе «Детгиза» Галине Кузьминичне Пешеходовой. Про последнюю, кстати, сейчас мало кто что-либо помнит. Даже то, что она мама художницы Ирки Наховой. Потому что Ирка теперь – Ирина Исаевна, а всю жизнь папа её, профессор Нахов, был вообще-то Александром, и только в последние годы стал Исаем…».

23

Ирина Владимировна Чурова, Илья Морголин и Галина Дробот

 

Напомним, что Владимир Чуров как сын морского офицера и учёного Евгения Петровича Чурова (кстати, в журнале «Мир Севера», который выпускает наша редакция, тема военно-морской истории Северного флота России – одна из главных) и внук генерала советской армии Владимира Иосифовича Брежнева закономерно интересуется военной историей. Неудивительно, что он стал председателем научного совета Российского военно-исторического общества, созданного три года назад по указу президента Путина для популяризации военной истории нашей страны и для сохранения объектов культурно-исторического наследия.

В этом плане у нашей редакции состоялся интереснейший разговор по поводу состояния архивного дела в России. Позиция газеты такая: архивную отрасль в стране возглавляют случайные люди. Ведь смотрите что получается. Руководство Российского госархива новейшей истории активно под своими именами публикует за рубежом выявленные другими исследователями документы на самые разные темы, а от отечественных историков продолжает многие материалы прятать. От посетителей РГАНИ тщательно скрывается, что в этом архиве имеются фонды 7 «Центральная ревизионная комиссия», 8 «Управление делами ЦК КПСС», 9 «Постановление комиссии и комиссии по отдельным вопросам ЦК КПСС; материалы совещаний при ЦК КПСС», 20 «Среднеазиатское бюро ЦК КПСС» (1962–1964), 21 «Закавказское бюро ЦК КПСС» (1963–1964), фонд Поляничко, другие фонды. Почему? Почему сделанная ещё в 2012 году опись фонда редакции журнала «Проблемы мира и социализма» стала доступна исследователям лишь в этом году? Кто её запрещал выдавать исследователям в 2013–2014 годах? Почему рассекреченные ещё в 2011 году множество дел из описи 72 фонда 3 «Политбюро ЦК КПСС» (в частности, 232, 236, 242, 243, 322, 324–325, 328–334) стали доступны исследователям лишь в сентябре 2015 года (после оформления в листах использования архивных документов результатов рассекречивания)? А разве это дело, когда под предлогом мнимой секретности архив никого не подпускает к картотекам даже давно рассекреченных фондов об идеологических комиссиях КПСС?

Такое впечатление, что нашими архивами зачастую руководят некомпетентные люди. Уже после встречи с Чуровым мы в редакции внимательно ознакомились с книгой нашего гостя «Путешествие в Марокко с Анастасом Ивановичем Микояном». В этой книге приведён ответ на запрос Чурова директора РГАНИ г-жи Томилиной. Томилина ответила, будто в фонды РГАНИ документы, связанные с поездкой Микояна в январе 1962 года в Марокко, не поступали. Позвольте не поверить г-же Томилиной. Что, г-жа Томилина хочет сказать, что Микоян в январе 1962 года в Марокко отправился исключительно по собственной инициативе, без ведома и согласия Президиума или Секретариата ЦК КПСС? Ведь хорошо известно, что все подобные поездки утверждались на самом верху, по ним обязательно готовились рабочие материалы, которые должны были отложиться как минимум в следующих фондах «Политбюро ЦК КПСС», «Секретариат ЦК КПСС» и «Аппарат ЦК КПСС». Проверить это можно в том числе по картотекам архива. Однако Томилина никого из отечественных историков и близко не подпускает к этим картотекам. Правда, для высокопоставленных госслужащих она хотя бы бесплатно отвечает на запросы, а со всех других исследователей берёт немалые деньги по какому-то дурацкому прейскуранту. Сумасшедшие деньги дерут в РГАНИ и за ксерокопии (за одну страничку копии исследователи вынуждены платить до 120 рублей). Видимо, руководство Росархива и РГАНИ считают наших историков Рокфеллерами или ориентируются на свои бешеные зарплаты.

Нам отрадно отметить, что Чуров поддержал патриотическую, государственническую позицию нашей газеты, признав её заслуги в сопротивлении той информационной агрессии против России, которую трудно не заметить, особенно в последнее время, со стороны прозападных, «либеральных» СМИ. При этом председатель Центризбиркома РФ пожурил нас за излишнюю, по его мнению, критику в адрес министра культуры России Владимира Мединского. По убеждению Чурова, работа этого чиновника в российской культурной политике при всех возможных недочётах приносит гораздо больше пользы, добра и позитива, нежели вреда. Возможно, Чуров и прав. Но вот закавыка: г-н Мединский ещё в октябре прошлого года лично дал обещание главному редактору «ЛР» принять его по перезревшим проблемам архивной отрасли (правда, перед этим поставил условие – провести встречи с руководителем профильного департамента Минкульта РФ и с одним из его заместителей). В феврале уже этого года аппарат г-на Мединского письменно подтвердил, что приём главного редактора «ЛР» будет включён в рабочий график министра. И что же? Встреча до сих пор не состоялась. Почему? Неужели только потому, что г-н Мединский боится услышать правду или показать свою ангажированность? И где тут позитив? Но не исключено, что Чуров знает о Мединском больше, чем наша газета, потому и оправдывает министра.

Работая на стыке военной истории и литературоведения, Чуров нередко выходит на крайне любопытные темы и вопросы. В частности, он предложил сотрудникам редакции покопаться в архивах и разобраться с проблемой добровольной службы классика русской литературы, писателя М.Булгакова в качестве врача в рядах Александрийского 5-го гусарского полка во время Гражданской войны. «Это хорошо известно военным историкам, но это отрицается и игнорируется литературоведами». Как удалось Булгакову избежать расстрела в марте 20-го года, кто стал его высоким покровителем среди «красных»? На эти вопросы до сих пор нет ответа.

Владимир Чуров поделился также любопытными воспоминаниями своей матери по поводу известного диссидента Андрея Синявского (он же Абрам Терц), с которым Ирина Владимировна была хорошо знакома лично (они вместе учились в МГУ): «Ну, какой он антисоветчик, «враг народа»?! Он же просто хохмач».

Со своей стороны мы в беседе с Чуровым затронули тему советской партийной разведки. Нас интересовало, была ли такая разведка или это миф. Если была, то кто её возглавлял и на кого она опиралась – на тот или иной отдел ЦК КПСС или на людей, не связанных с партаппаратом. И какое место в партийной разведке мог занимать Михаил Суслов? Но тут вопросов оказалось больше, чем ответов. А в архивах на эту тему пока найти ничего не удаётся.

Кончилась же наша встреча на оптимистической ноте.

«Я – старый книжник!» – заметил, улыбаясь, Чуров, с удовольствием принимая в подарок от редакции недавно вышедший из печати массивный двухтомник по истории нашей газеты «Охранители и либералы». В свою очередь гость подарил редакции несколько своих богато иллюстрированных книг, связанных с военной историей и театром, а также целый ряд интереснейших, никогда не публиковавшихся ранее фотографий писателей, филологов, деятелей культуры.

Евгений БОГАЧКОВ,

Вячеслав ОГРЫЗКО

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *