ЖИЗНЬ КОРОТКА, АФОРИЗМ ДЛИННЕЙ

№ 2006 / 23, 23.02.2015


С 1998 по 2005 год в «ЭКСМО» вышло 26 книг с афоризмами и цитатами, составленных культурологом и переводчиком Константином Душенко. Суммарный проданный тираж его книг превысил 1,5 млн. экз. Самыми популярными стали «Большая книга афоризмов», «Мысли, афоризмы и шутки знаменитых мужчин», «Мысли, афоризмы и шутки выдающихся женщин».Над каждой книгой К. Душенко работает очень тщательно, все афоризмы и цитаты в его книгах имеют точное указание источника, а коллекция афоризмов зарубежных авторов, созданная Константином Васильевичем и переведённая на русский язык, по праву считается уникальной.

– Константин Васильевич, расскажите, пожалуйста, немного о себе и о своих увлечениях.
– Я родился в 1946 году в центральном районе Москвы. Окна моей квартиры и сейчас смотрят на памятник Пушкину. Первым текстом, который я прочёл в детстве, было стихотворение Пушкина, высеченное на памятнике.
О своём отце я знаю только то, что он был греческим коммунистом, действовавшим под псевдонимом Здесь-Живший. Мать была воспитательницей в хоровом училище Свешникова.
Одним из своих увлечений могу назвать шахматы. Сейчас, правда, оно несколько отошло на второй план – играть стало не с кем.
Другое моё увлечение – музыка Моцарта. Если вы откроете мою «Большую книгу афоризмов», то найдёте в ней посвящение: «Посвящается Музыкальному театру «Амадеус». Это полулюбительская труппа без собственного помещения, которая сейчас уже практически не выступает. Но я много раз слушал их «Волшебную флейту».
– Насколько сегодня востребованы сборники цитат и афоризмов?
– Судите сами. Сегодня моя «Большая книга афоризмов» есть практически в каждой серьезной редакции не только печатной прессы, но и Интернета. Я регулярно слышу афоризмы из своих книжек по радио, по телевидению, читаю в прессе и в сети. Естественно, там ссылок на книгу нет, но я твёрдо опознаю афоризмы как свои, потому что практически все современные переводы афоризмов сделаны мной. Пресса вообще идеальное место для афоризма. Известный польский афорист Станислав Ежи Лец написал одну книжку за всю свою жизнь и прославился благодаря тому, что его фразы часто использовались прессой. Он всю жизнь зарабатывал тем, что постоянно её переиздавал.
– А как началось ваше увлечение афоризмами?
– Афоризмы всегда меня интересовали, впрочем, не меня одного – это общий интерес. В Интернете самый популярный жанр – анекдот, а на втором месте афоризм.
Можно сказать, что заниматься афоризмами я начал в 1996 году.

Но первая моя книга была сборником цитат, а не афоризмов, поскольку создание справочников по цитатам – это основная работа, занимающая 9/10 моего времени. В 1996 году вышла первая небольшая книга «Русские политические цитаты от Ленина до Ельцина». Следующей книгой стал «Словарь современных цитат». Это моя первая книга, изданная в «ЭКСМО», она вышла в 1998 году. В России, когда я начал заниматься составлением этих сборников, даже понятие «словарь цитат» было неизвестно. Надеюсь, что так же, как с моим участием был создан сектор афористики, будет создан и сектор словарей цитат.
Хочу, кстати, отметить, что распространённое выражение «собирать афоризмы» применительно к моей деятельности не совсем корректно. Потому что собирать можно, например, грибы в лесу. Словари составляются по-другому. Моя задача не в том, чтобы собрать цитаты, а в том, чтобы установить первоисточник. Есть, например, известная фраза: «в белых тапочках в гробу». Она не анонимная, как многие считают. Это цитата из стихотворения советского поэта Николая Анциферова.
Простое собирание цитат никакого интереса не представляет. Главное заключается в том, чтобы их выбрать из громадного количества, перевести и правильно составить книгу. В моих книгах маленького формата и темы, и афоризмы расположены осмысленно. Есть перекличка цитат, одна тянет за собой другую. Порой на установление авторства может уйти несколько месяцев. Поэтому «собирательство» по отношению к словарям цитат неприменимо. То же и с афоризмами.
– Как вы называете свою столь редкую профессию?
– По отношению к афоризму я антологист, конечно. Я составляю антологию. А по отношению к словарям цитат я даже не знаю, кто я. «Составитель словарей» не годится, потому что, во-первых, слишком длинно, а во-вторых, недостаточно образно. В английском языке существует термин для этого fraze detective (фрейздетектив), то есть «исследователь происхождения фраз». Таким образом, я фрейздетектив.
– А у вас есть своё определение афоризму?
– Лучшее определение сделал один наш автор – афоризм это мысль, высказанная иностранным автором. Главное, что нужно понимать, что афоризм не игра слов, а игра мысли.
– Как вы выбираете афоризмы для своих сборников?
– Я читаю всю литературу по предмету изучения, смотрю все сборники афоризмов и всех основных авторов, которых можно отнести к мастерам. В моей большой книге «Мастера афоризма от Возрождения до наших дней» авторов не меньше 200.
Возьмём, например, Оскара Уайльда, у которого нет ни одного сборника афоризмов. Афоризмы Оскара Уайльда представляют собой либо реплики из его пьес, либо фразы из его сочинений, либо его изустные фразы, кем-либо частным образом записанные, а часто даже ему приписанные. Я прочитал всю литературу Оскара Уайльда, доступную на русском, на английском и на польском языках. Выбрал фразы, построил их по темам. Кстати, большую часть переводить мне не пришлось, потому что произведения Уайльда переведены на русский.
– Кого вы могли бы назвать наиболее плодовитым афористом?
– Самый плодовитый и известный афорист – Аркадий Давидович, который живёт в Воронеже. Он записал, по-моему, около 100 тысяч афоризмов, из них 60 тысяч я прочёл.
– А кто, на ваш взгляд, «тонкий» афорист?
– Станислав Ежи Лец, пожалуй. В его единственной книге, нужно отметить, нет и тысячи афоризмов. Безусловным гением был Жан Ларошфуко. Он создал сам жанр и выпустил книгу своих афоризмов «Максимы». До него существовали сборники афоризмов, начиная от древних греков, которые с трудом можно называть афоризмами, но не книжки отдельного автора.
Своей заслугой я могу назвать то, что ввёл в оборот практически всю польскую афористику, ранее у нас не известную, за исключением Станислава Ежи Леца. Польский афорист Веслав Брузиньский начал писать афоризмы раньше Станислава Ежи Леца. Ежи Лец писал сначала фразы стихотворные, а потом явно под влиянием Брузиньского начал писать прозаические вещи. Чем и прославился.
– Кого из современных писателей, мыслителей вы могли бы назвать выдающимися?
– Из последних прочитанных авторов на меня произвёл большое впечатление Хорхе Луис Борхес. Вообще, хочу честно признаться, что не читаю беллетристику последние пятнадцать лет. Для моих книг современная литература бесполезна. Я всё равно ничего лучше Щедрина или Пушкина не прочитаю.
– Высказывания наших современных политиков, например Путина, богаты по части афоризмов и цитат?
– Здесь слово «афоризм» вообще неприменимо, потому что Путин ещё ни одного афоризма не сказал, и вообще политики афоризмов не произносят за редким исключением. Есть несколько афоризмов у Черчилля, который, получил Нобелевскую премию по литературе, поэтому может рассматриваться и как писатель. Ещё одно исключение в этом ряду – Цицерон. В античные времена римский политик должен был обязательно быть оратором. А ораторы все проходили школу риторики, которая предполагает формулировку мысли в краткие образы, в короткие ясные формы.
– Хороший афоризм на любом языке будет звучать хорошо?
– Да, это совершенно твёрдо. Афоризм – это то, что поддаётся переводу. В отличие от юмора в широком смысле. Например, Зощенко непереводим ни на один язык, кроме польского, поэтому в Польше Зощенко популярен так же, как и у нас. Это феномен.
У нас, кстати говоря, афористика была чрезвычайно неразвита. В XIX веке практически отсутствовала. У Пушкина, правда, есть подборка афоризмов, даже у Лермонтова. Но это были бы очень небольшие книги по объёму. Есть афоризмы Пруткова, но это не настоящие афоризмы, это пародии. Хотя, безусловно, это лучшее, что было сделано в позапрошлом веке. Есть ещё один известный русский автор Аминад Шполянский, творивший под псевдонимом Дон Аминадо. Он, кстати, единственный афорист, который известен во Франции благодаря тому, что перевёл свою книжку на французский язык. Эмиль Кроткий был, безусловно, хороший автор.
Жанр афоризма сильно зажимался при советской власти. Поэтому Кроткий при жизни не издал ни одной приличной книжки, ни одного сборника афоризмов. Отмечу, что все сборники, которые при советской власти издавались, как бы плохи они ни были, раскупались.
– Какая нация самая богатая по части афоризмов?
– С XVII по XIX век – французы, в XX веке – американцы, поляки и французы. Англичане просто издают колоссальное количество словарей цитат, в которые включается всё, в том числе то, что называется юмористической цитатой.
– Над чем вы сейчас работаете?
– Недавно вышли две книги. В серии «Афоризмы на каждый день» – «Муза и грации», где собраны афоризмы обо всех искусствах. В серии «За словом в карман» – афоризмы о литературе и книгах. Третья книга, которую я сейчас заканчиваю, – «Цитаты из всемирной истории» с подзаголовком «От древности до наших дней». В неё войдут прежде всего высказывания исторических деятелей. Отмечу, что справочники предназначены в основном для специалистов.Беседу вела Вера ЧМУТОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *