Россия вечная (фрагмент автоинтервью)

№ 2006 / 26, 23.02.2015


– Философия, даже самая самобытная и необычная, как, например, ваша, не создаётся на пустом месте. К какой философской традиции вы себя относите?
– К ведантийской. «Веданта» является высшей концентрацией индийской мысли, она изучается на Западе и считается одним из величайших достижений человеческого духа. Я как индолог преподавал индийскую философию, включая «Веданту», в 1990-х годах в МГУ им. М.В. Ломоносова на философском факультете, в магистратуре. Следует отметить, что «Веданта», не являясь, конечно, религиозной системой, не относится также и к рационалистической философии западного образца. «Веданта» представляет собой ту великую сферу, которую Рене Генон обозначил как чистую метафизику. Особенность этой метафизической философии, к которой, собственно, относится вся так называемая восточная мудрость, заключается в том, что она опирается и вытекает из огромного океана знаний и духовного опыта, которые накопила Индия за все тысячелетия своего бытия. В основе её лежит, как считал Рене Генон, некая Вечная Традиция, в разной форме проявляющая себя и в других духовных течениях. С моей точки зрения, такая Вечная Традиция не может быть чем-то застывшим, ибо совершенно очевидно, что она далеко не вся проявлена в человеческом духовном опыте. Она может расширяться по мере раскрытия или манифестации в человеческом разуме.
– Какие основные ваши философские работы и о чём они?
– Главные работы – «Судьба Бытия», «За пределами индуизма и буддизма» и «Россия Вечная», а также «Невидимый град Китеж» (совместно с Т.Горичевой).
Начнём с «Судьбы Бытия». Основной мотив «Судьбы Бытия» (кроме главы «Последняя Доктрина») – самопознание; точнее, речь идёт о познании бессмертного, вечного, неуничтожимого начала в человеке, называемого в «Судьбе Бытия» «Высшим Я». Это Высшее Я следует отличать от «Эго», временного «я» в человеке, с которым он обычно себя отождествляет, говоря «я – инженер», «я – имярек», «я – учитель», «я – человек».
Высшее Я таким образом выходит за пределы человеческого бытия. Понятно, что Высшее Я – понятие чисто метафизическое, не имеющее никакого отношения к психологической реальности, характеру человека и его индивидуальности, так как всё это относится только к ограниченному временному существованию. Высшее Я – это чистое, свободное от всех ограниченных определений «Я».
Высшее Я, таким образом, является абсолютным субъектом, неуничтожимой реальностью, в скрытом виде присутствующей в каждом человеке. Цель бытия состоит в реализации этого «Я» и отождествлении себя с Ним, а не с временным Эго. Такова высшая цель самопознания и метафизической реализации.
Высшее Я познаётся в определённом духовном опыте или раскрывается в человеке как дар. Обычно же оно скрыто.
– Что же нового вы раскрываете в «Последней Доктрине»?
– Дело в том, что конечная реализация Высшего абсолютного Я (или, выражаясь языком «Веданты», – реализация Абсолюта) является некоей метафизической возможностью, данной человеку (как образу и подобию Божиему). Абсолют включает в себя всю Реальность как таковую, в том числе и так называемое Божественное Ничто (святую тьму Абсолюта), которое не является, конечно, Пустотой. Это Божественное Ничто заключает в себе все потенции, все зёрна, которые могут быть проявлены (в той или иной форме мироздания, помимо той, которую мы имеем) или вообще никогда не проявляться по самой своей сути. Следовательно, это Ничто наоборот является некоей метафизической Полнотой.
В «Последней Доктрине» речь идёт о некоей Бездне за пределами Абсолюта. Эта Бездна, естественно, «находится» и за пределами Реальности как таковой. Она, следовательно, вообще не может быть описана в «категориях» и «понятиях» бытия и небытия. «Находясь» (тут приходится применять условный язык) за пределами Реальности, эта Бездна не может быть познана нами, это не дано нам (в отличие от Богопознания). Эта Бездна не может быть ни реализована, ни познана. Принцип реализации, который естествен «в мире Абсолюта», вообще не существует в этой Бездне, поскольку сама она – по ту сторону Реальности.
У нас нет «орудия», «средства», с помощью которого можно было бы выразить, чем эта Бездна является. Однако косвенный контакт всё же возможен.
Во-первых, зададимся вопросом, почему может возникнуть предвидение этой Бездны? В «Судьбе Бытия» такое предвидение связано с принципом метафизической тоски. Но эта тоска не связана с принципом обладания, как это бывает в мире Реальности (Абсолюта), поскольку никакое «обладание», никакая реализация по отношению к этой Бездне невозможна.
Представим себе ситуацию реализации Абсолюта. В самом Абсолюте (в Боге-в-Самом-Себе) достигается высшая степень полноты, единства, гармонии и т.д. В Абсолюте, разумеется, не может быть никакой неудовлетворённости, Абсолют включает в себя все возможности бытия и полноты Ничто, все зёрна той или иной формы творения, которая по существу является манифестацией, проявлением Абсолюта. Метафизическая тоска, о которой говорится в «Судьбе Бытия», не есть тоска по чему-то, чем можно обладать (или что можно реализовать). Она присутствует при наличии самой полной реализации всех возможностей, это – трансцендентная тоска непостижимого и необъяснимого характера, и она имеет позитивный смысл, который состоит в том, что эта трансцендентная тоска является одним из косвенных путей, дающих представление о Бездне за пределами Абсолюта, за пределами Реальности.
Человек, реализовавший Абсолют, должен обладать некоторыми априорными качествами, чтобы вступить в контакт с Бездной. Абсолютная реальность настолько всепоглощающа, что в ней немыслим переход к чему-то иному, чем она сама. Только человек, обладающий некоторыми качествами, в том числе такими, как метафизическая тоска ещё до реализации Абсолюта, сможет сохранить тайное стремление к Иному. Но ослепительная мощь Абсолютной Реальности, непостижимое для человека вечное счастье, бессмертие таковы, что осуществить это стремление можно только при условии выхода из Абсолюта, из Центра на периферию, в состояние, отдельное от Абсолюта, в состояние некоторой «лишённости» при полной избыточности. Тогда это стремление может перейти в метафизическое, точнее, утристическое, духовное действие.
– Один из ваших философских трактатов называется «За пределами индуизма и буддизма». О чём здесь идёт речь?
– Как известно, высшим духовным достижением человека на Востоке считается так называемое «Освобождение». В отличие от «Спасения», которое означает бытие человека в тварном мире, но освящённом Богом, «Освобождение» означает нечто иное. А именно: полное освобождение от тварного мира и реализация жизни в самом Абсолюте. На Востоке хорошо известна духовная практика реализации Абсолюта. В буддизме нечто подобное называется вхождением в шуньяту, то есть в неописуемое высшее начало.
Надо отметить, что между «Упанишадами» и «Ведантой», с одной стороны, и буддизмом, с другой, существует определённая разница, касающаяся трактовки Атмана. Первая часть этой работы как раз посвящена этому различию и преодолению его. Основанием для этого явилась для меня знаменитая работа Кумарасвами «Индуизм и буддизм».
Но во всех этих двух традициях в основном «описан» «путь Освобождения» и его реализация, но Традиция почти не касается того, что происходит с душой после её вхождения в Абсолют, какова сама жизнь в этой Абсолютной реальности.
Фактически это вхождение является только первым шагом. Но остальное: сама неописуемая духовная жизнь, вернее, более чем «жизнь», в Абсолютной реальности – человеку практически неизвестна, да и не может быть известна, если не говорить о каких-то маловероятных исключениях. Тем не менее некоторые намёки возможны.
Итак, вторая часть этой работы посвящена некоторым загадочным сферам метафизики.
– Теперь необходимо коснуться такой фундаментальной и исключительно важной вашей книги, как «Россия Вечная». Её тема говорит сама за себя.
– «Россия Вечная» начинается с глобального исследования русской культуры, в особенности поэзии, литературы и философии. Оно включает в себя, разумеется, предыдущее развитие русской идеи на философском уровне, например, в работах Бердяева. Огромное внимание уделяется наиболее глубинному и малоисследованному полю русской культуры – мистическому мировоззрению русской поэзии. Кроме того, естественно, подчёркивается величайшая роль православия.
Я также подключил к этой работе метафизические изыскания, основанные на использовании (до некоторой степени) проверенных тысячелетиями «методов» духовной Традиции (в генонистском понимании этого слова).
«Из духовного исследования русской патриотической лирики следует, что в России можно различить её исторический аспект, космологический и метафизический. На более глубоком уровне — Россию историческую (то есть Россию, существующую в пределах земной истории, в её прошлом, настоящем и будущем), Россию космологическую и Россию метафизическую или Вечную Россию.
Что же понимается под космологической Россией?
Мы утверждаем, что русская идея, непостигаемая обычным умом, как бы выходит за пределы мира, рамки человеческой истории слишком узки для неё. Однако дальнейшее истолкование этого тезиса, точнее этой доктрины, может быть дано на основе метаисследования всей русской культуры в целом, а также на постижении Русской Души во всех её безднах и на методах, применяемых в восточной метафизической практике.
После этого необходимо напомнить, что (согласно принципам восточной метафизики) любая нереализованная возможность, несущая в себе метафизический смысл, неизбежно должна реализоваться, ибо для Абсолюта в его бесконечных манифестациях нет различий между возможностью и реализацией. Иными словами, русская идея, поскольку более или менее детерминированный ход человеческой истории, с её началом и концом, узок для неё, неизбежно должна реализовываться в иных бесчисленных сферах и планах Космоса (в учении же о Космосе и Абсолюте мы опираемся на принципы индуистской метафизики, наиболее полной из существующих).
Следовательно, в Космосе (в его разных пространственно-временных планах) должен быть аналог земной России (точнее аналоги её), причём эта космологическая Россия должна быть связана с существами, являющимися метафизическими аналогами человека.
Собственно сама историческая Россия, с этой точки зрения, является одним из вариантов всей космологической России, существующей как совокупность «конкретных» Россий и как их подоснова. Следовательно, под космологической Россией должны пониматься также и те элементы в исторической России, которые несут в себе космологические возможности. Кроме того, из самых недр исторической России возможно некоторое «космологическое строительство», но эта тема, эзотерическая по существу, конечно, тоже вне пределов этой работы.
Под метафизической или Вечной Россией понимается сама первоначальная сущность России, её «первообраз», «первоидея», как она потенциально содержится в самом Абсолюте и которая «исходит» из Абсолюта во Вселенную.
Эта вечная Россия является метафизической (духовной) основой и исторической России, и любого иного варианта космологической России.
Русская идея, взятая на её высшем уровне, и есть проявление этой Вечной России (в более узком смысле под Вечной Россией понимаются только «вечные» черты исторической России)».
В дальнейшем идёт детальное изложение самой России Вечной, её духовной сущности и её манифестации на разных уровнях бытия. Таким образом, эта книга посвящена духовной и космологической сторонам русской идеи.
Подготовил Алексей НИЛОГОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *