БРЕДУ ОДИН В ПОДЛУННЫЙ МИР

К 80-летию Евгения Маркина

Рубрика в газете: Страна поэтов, № 2018 / 31, 31.08.2018, автор: Владимир ХОМЯКОВ (Сасово, Рязанская обл.)

Евгений Фёдорович Маркин родился 22 августа 1938 года в деревне Клетино (ныне Касимовского района) Рязанской области. Отец поэта погиб на фронте. Мать учительствовала в местных школах. С юных лет Евгений стал публиковаться в газетах и альманахах Рязанщины. Затем его произведения стали появляться и в столичных изданиях: журналах «Смена», «Огонёк»», «Юность», «Сельская молодёжь», «Молодая гвардия», «Наш современник», газетах «Комсомольская правда», «Советская Россия», «Сельская жизнь», «Труд», альманахе «День поэзии»… Образование получал в Рязанском пединституте и Литинституте имени А.М. Горького. Был принят в члены Союза писателей СССР, удостоен звания лауреата первого Всесоюзного радиотелевизионного фестиваля молодой поэзии «Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо!» Работал в периодических изданиях Рязанской области, Киргизии. В 1962 году был корреспондентом газеты «Литература и жизнь». Под многими публикациями того времени стояла подпись: Евгений Маркин.

С этим именем я впервые встретился в конце января 1972 года, когда в областной газете «Приокская правда» была опубликована весьма критическая статья «Право быть поэтом» за псевдонимной подписью «Н. Володин». Наскоро пробежав глазами материал, я, к своему счастью, не придал ему особого значения. А спустя пять месяцев опальный Евгений Маркин встретился в редакции сасовской районной газеты «Призыв» с местными авторами. Поэт читал свои произведения, говорил о литературе. На прощание подписал собравшимся стопку экземпляров вышедшей за год до этого в издательстве «Московский рабочий» книжки «Самородок». В сборнике были опубликованы главы поэмы «Первая красавица», самого крупного стихотворного произведения Евгения Маркина:

 

Если б Зинку Пятакову

всему свету показать,

началось бы тут такое,

что боюсь и предсказать.

Короли бы да султаны,

потрясённые до слёз,

побросали свои страны –

записались в наш колхоз!

 

И эта книга, и другие маркинские сборники («Личное дело», «Звёздный камень», «Лесной ручей», «Стремнина») были действительно настольными для молодых рязанских литераторов семидесятых годов минувшего века:

 

Дорога ты, дорога,

куда ж ты завела?

До старости далёко,

а молодость прошла.

 

Мы благоговейно твердили эти строки, нисколько не думая о том, что когда-нибудь они станут актуальными и для нас самих…

 

В сентябре 1974-го произошла у меня, наверное, самая неожиданная, символическая встреча с Евгением Маркиным. Было это в казахстанском городе Приозёрске, во время моей армейской службы. При чистке библиотечного фонда воинской части, в буквальном смысле, с неба упали ко мне под ноги странички из журнала «Молодая гвардия» (1968, № 11) с опубликованными в нём маркинскими стихами: «Дорога», «Русские Икары», «Назначайте свидания в море Мечты!» Правда, долго хранить эти листки не удалось: их при утреннем осмотре отобрал командир отделения и объявил мне наряд вне очереди…

 

Маркинских публикаций не было четыре года. И вдруг – радость какая: в книжном магазине выпущенный в издательстве «Советский писатель» сборник стихов Евгения Фёдоровича «Моя провинция»! Было это уже в конце1977-го. Удивительные напечатаны здесь стихи: «Сочинить бы песню о Касимове», «Баллада о страшной башне», «Скрипач из ресторана», «Серебряный вальс»…

 

В сентябре 1979 года Евгений Маркин был в областном центре, устраивал для публикации в газете «Рязанский комсомолец» очерк «Картошка по-бельковски», встречался в том числе и с молодыми поэтами в кафе под неофициальным названием «Рваные паруса».

 

Там и прочёл он собеседникам, впрочем, не утверждая своего авторства, вот эти строки:

 

Снова праздник у всех на носу:

в магазин привезли колбасу.

У прилавка столпился народ:

отовариться чей же черёд?

А идейный завмаг из окошка орёт:

– Коммунисты, вперёд!

Коммунисты, вперёд!

 

На мой взгляд, здесь очень много именно маркинского: и юмор, и умело использованная цитата известных строк, и горечь за простых людей, и презрение к забывшим стыд власть имущим.

 

Возможно, что этот стихотворный экспромт и стал одним из последних произведений в творческой судьбе Евгения Фёдоровича. В 1979 году он подготовил к печати в столичных издательствах «Молодая гвардия» и «Современник» свои поэтические сборники «Разница во времени» и «Мещёрские сосны», опубликовал в газетах Рязани, Касимова и Спас-Клепиков рассказ «Крылья», очерки «Картошка по-бельковски», «Сокол», стихотворения разных лет: «Солнцеворот», «Крещенские морозы», «Изумление», «Станция Тумская», «Касимовский музей». В «Приокской правде», главном областном издании того времени, ежегодно подводились итоги очередного литературно-публицистического конкурса «Советский характер». И когда в декабре 1979-го мы, счастливые лауреаты этого творческого состязания, были отмечены премиями, я прямо-таки по-маркински изумился, что наш замечательный поэт не только не получил положенного ему за «Станцию Тумскую» первого места, но и вообще оказался вне призового списка. А ведь был момент у тогдашних рязанских чиновников пусть запоздало, но всё же воздать дань поэту, безвременно ушедшему 17 ноября 1979 года.

 

Евгений МАРКИН

 

Посмертная судьба Евгения Фёдоровича оказалась тоже непростой. С одной стороны, многочисленные публикации и в рязанской, и в столичной печати («День поэзии», «Голубая Мещёра», «Венок Есенину», антологии «Строфы века», «Русская поэзия. ХХ век», «Край рязанский», «Книга любви», «Собрание сочинений рязанских писателей», альманах «Литературная Рязань»); выход целого ряда новых сборников: «Второе рождение», «Серебряный вальс», «Отава», «Дорога», «Я воскресну во имя любви», «Зову тебя в мою Мещёру», «Летят журавли, летят…», а также книги воспоминаний «О Евгении Маркине», указателя литературы «Евгений Маркин», юбилейного буклета «Я с эпохой один на один говорю…»; проведение с 1988 года ежегодных Маркинских праздников на касимовской земле.

 

С другой стороны, нескрываемая зависть по отношению к самому знаменитому литератору есенинского края 50-70-х годов минувшего столетия. До чего только ни договариваются псевдокритики и псевдомемуаристы?! Одним из камней преткновения является история со стихотворением «Белый бакен», в начале 70-х написанном и вскоре опубликованном в журнале «Новый мир»:

 

По ночам,

когда всё резче,

всё контрастней свет и мгла,

бродит женщина у речки,

за околицей села.

Где-то гавкают собаки,

замер катер на бегу,

да мерцает

белый бакен

там, на дальнем берегу.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Каково по зыбким водам,

у признанья не в чести,

ставить вешки пароходам

об опасностях в пути!

 

Ведь не зря ему,

свисая

с проходящего борта,

машет вслед: – Салют, Исаич! –

незнакомая братва.

. . . . . . . . . . . . . .

Это только злые сводни

да угрозы старых свах

виноваты,

что сегодня

вы на разных берегах.

. . . . . . . . . . .

Все бы реки, все бы глуби

ты бы вплавь переплыла!

Лишь тому бы

эти губы

ты навеки отдала!

Что ж так горько их кусаешь,

коль давно не держит стыд?

Всё простит тебе Исаич,

лишь измены не простит!

 

По-всякому говорят об исключении Евгения Маркина из писательского Союза. Но могу сказать одно: всем этим официальным формулировкам, которые хранятся в столь нелюбимом поэтом «личном деле», грош цена. Как будто предвидели наши гонители, что опять начнут поднимать пожелтевшие бумажки 70-х годов: упор здесь делался на всякого рода «бытовуху», дабы не пришлось потом реабилитировать пиитов, пострадавших от идеологического пресса.

 

Одна вечно всех поучающая дама дописалась до того, что Евгения Маркина якобы «даже временно исключили из Союза писателей». И ведь опубликовали подобную чушь. Видимо, стоит вкратце напомнить о событиях того времени. В октябре 1971 года «Белый бакен» напечатали в журнале «Новый мир», в декабре Маркина изгнали из Союза писателей, а восстановили в нём только в 1988-м, спустя 9 (!) лет после кончины. Вот так «временное исключение»! Отдавать надо иным авторам отчёт своим словам, тем более в опусах, претендующих на истину в последней инстанции.

 

А к «теме Исаича» поэт обратится ещё и в 1974 году, находясь в лечебно-трудовом профилактории, где и было написано стихотворение «Прощание с гвардии капитаном». Оно завершается такими строками:

 

А я,

к колючке прикасаясь,

через запретную черту

ему кричу:

– Прости,

Исаич!

Твоё мне имя –

угль во рту!

Как ты, тоскуя по Рязани,

бреду один в подлунный мир.

… И ястребиными глазами

мне в спину

смотрит

конвоир.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *