Дворянская мелодрама

Что не так со спектаклем «Война и мир» Театра им. Евгения Вахтангова

Рубрика в газете: Иди и смотри, № 2021 / 44, 24.11.2021, автор: Александр РЯЗАНЦЕВ

Когда я был маленьким, бабушка, впервые рассказав мне о «Войне и мире», предсказала, что я буду читать этот великий роман всю жизнь, не отделаюсь лишь школьной обязаловкой. Так оно и оказалось. «Сначала, – говорила мне бабушка, – ты прочтёшь всю книгу, от корки до корки. Потом, лет через пять, тебя потянет перечитать, но тебя будут интересовать либо военные, либо, наоборот, мирные главы. Спустя ещё пять лет тебя могут заинтересовать линии отдельных героев, или описания быта, или философские рассуждения Льва Николаевича. Ты сам всё поймёшь, когда это будет надо».
Слова бабушки почему-то не выходили из моей головы, пока я заходил в огромный, торжественно украшенный основной зал Театра им. Вахтангова, чтобы посмотреть одну из главных премьер этого театрального сезона в Москве: «Война и мир» в постановке Римаса Туминаса. Отмечу, что этот спектакль – особый, потому что приурочен к столетию со дня открытия одного из лучших театров Москвы. Вахтанговцы празднуют Золотой юбилей, который «Война и мир» и должна олицетворять, показать, чего же достиг театр за целый век своей работы.

Отметим, что спектакль по одному из самых объёмных произведений мировой литературы невозможно поставить без грамотной инсценировки (или «адаптации текста», как это называет постановочная группа). Адаптатором текста романа Л.Н. Толстого «Война и мир» стала Мария Петерс, которая, поведя титаническую работу, сделала из романа-эпопеи большую пьесу. Она длится пять часов и состоит из трёх актов: вступительного, где мы знакомимся с тремя домами (Курагиных, Ростовых и Болконских) и той атмосферой, в которой они живут; Мира, в центре которого находится линия Наташи Ростовой, и крайне странной и нечёткой Войны. И в этом, к сожалению, самый обидный изъян одного из самых громких спектаклей театрального сезона Москвы в этом году: на сцене мы видим не текст Толстого, а лишь пьесу, написанную по мотивам его произведения. И пьеса эта сделана крайне несбалансированно: первый акт полон юмора и шуток, но очень тусклых и порой даже детских, которые, однако, вызывали такой отклик у зрителей, что первые полтора часа казалось, будто ты смотришь не «Войну и мир», а российский ситком с раздражающим закадровым смехом. Второй акт, Мир, концентрируется преимущественно на отношениях Наташи Ростовой и Андрея Болконского, а также на её интриге с Анатолем Курагиным, что составляет, безусловно, один из самых важных содержательных фрагментов романа Толстого, но занимает смехотворно малое положение по сравнению с другими сюжетными линиями «мирных» глав романа-эпопеи. Непрекращающиеся шутки, отсутствие тех смыслов, что были заложены в текст непосредственно самим Толстым (вместо этого спектакль наполнен настроениями и мыслями тех, кто адаптировал роман классика), лишние сюжетные линии и подтексты, которых в оригинале не было, создают ощущение, что ты смотришь не «Войну и мир», а дворянскую мелодраму, не лишённую очень красивых сцен вроде первого танца Наташи Ростовой с Андреем Болконским в абсолютно пустом, изолированном от мира, тёмном зале. Третий акт, самый тяжёлый, совсем уводит нас в мир жутких образов и постмодерна, где уже практически нет никакого действия, а есть топтание на месте и передача зрителю определённых эмоций. Удачно сокращена военная сюжетная линия Андрея Болконского, уместившаяся всего в несколько минут, и смерть его отца, сходящего с ума и медленно растворяющегося во мраке. Да, третий акт самый удачный в плане образов, но точно так же слаб в плане завершения начатых в предыдущих актах линий: красивые образы и эмоциональность нивелируются полным ощущением незаконченности.
Не обошлось и без модных вставок: например, инцеста между Анатолем Курагиным и Элен, который в романе упоминается лишь один раз в салоне Анна Павловны Шерер в виде слуха, никак не подтверждённого содержанием романа; зато этот инцест ввели в современном британском сериале «Война и мир», на волне взлёта популярности секса с сёстрами (спасибо модной «Игре престолов»), где британские киноделы решили сделать Анатоля и Элен русской версией Джейме и Серсеи Ланнистер. И теперь этот домысел становится частью спектакля одного из лучших московских театров, что вновь доказывает простую истину: на сцене вахтанговского театра показан не Толстой, а Римас Туминас, с его видением «Войны и мира». В этом нет ничего зазорного, если бы в программке под названием спектакля была приписка, например: «Спектакль Римаса Туминаса по роману Л.Н. Толстого». Но этой приписки нет. Конечно, мы любим театральные адаптации великих книг за то, что можем увидеть режиссёрское видение знакомых историй; но если это видение имеет крайне мало общего с тем текстом, что он решает поставить на сцене, то какой в нём смысл?
Безусловно, «Война и мир» Римаса Туминаса – длинный, академичный, по-спартански строгий спектакль, практически без декораций, который служит крайне сложной, практически невозможной цели: адаптации «Войны и мира» на сцене. Визуальные средства делают его действительно очень сильной и эмоциональной постановкой, украшенной как актёрской игрой Сергея Маковецкого и Евгения Князева, так и сильными образами молодых артистов (особенно хочется выделить Юрия Поляка в роли князя Андрея). Однако нагромождение шуток, которых не было в оригинале, современные, совершенно несоответствующие эпохе жесты, нераскрытие даже тех немногих сцен романа, что удалось показать в спектакле, модные вставки вроде инцеста между Анатолем и Элен и полное ощущение незаконченности заставляют меня сказать лишь одно: не верю.
Однако на следующий день после спектакля я достал с полки зелёный том «Войны и мира», который читал ещё мой дед, и вспомнил себя старшеклассником, листавшим эти страницы впервые в жизни. За это я и хочу поблагодарить постановочную группу «Войны и мира»: за то, что создатели спектакля мне напомнили, как же я люблю проверенную временем, вечно актуальную, лучшую во всём мире, русскую классику – «Войну и мир». Роман, который я буду читать всю жизнь. Теперь я это точно знаю.

2 комментария на «“Дворянская мелодрама”»

  1. По ТВ показали кадры спектакля «Евгений Онегин»: «Таня», читая монолог к няне, кругами волочит по сцене железную корвать, на которой лежит «няня».
    Затем Маковецкий читает письмо Татьяны, в конце добавляя: «Таня» — и от такой «шутки» —
    хохот в зале.
    Такое вот современное «прочтение».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *