Эликсир от пресыщенности

Год прошёл – проблемы те же

Рубрика в газете: Представляем журнал «Мир Севера», № 2021 / 33, 09.09.2021, автор: Александр ПИЛЯСОВ

Год назад, когда мир немного пришёл в себя от первой волны распространения коронавирусной инфекции, нам посчастливилось встретиться с Александром Пилясовым, доктором географических наук, специалистом по Арктике и исследователем русского Севера (“Мир Севера”, №4, 2020, «России не дадут заснуть»). Теперь, год спустя, мы вновь решили поговорить с Александром Николаевичем, чтобы разобраться – в чём же польза Арктики для нас? Возрождение инженерной культуры в России и коронавирус в Исландии, романтика Олега Куваева и встречи с президентами, прыжки с парашютом и хохот шамана – в беседе Александра Пилясова с Александром Рязанцевым.


 

– Александр Николаевич, очень рад, что мы с вами встретились спустя год для того, чтобы продолжить разговор о Севморпути и роли России в Арктике!
– Взаимно, я тоже очень рад! В прошлый раз было очень суетно. Помню, как мы пришли в тот дворик перед редакцией, очень уютно и приятно там посидели. Вы большие молодцы, что сохраняете свою организацию, боретесь за неё! Нужна бешеная энергия для того, чтобы в такое непростое время и в такой сложной ситуации искать партнёров, договариваться, нести своё слово в массы. Есть столетние организации, которых за полгода как корова языком слизала… А вы держитесь, чему я искренне рад. Это заслуга и главного редактора, Вячеслава Вячеславовича Огрызко, и всего вашего коллектива. Видно, что собралась команда единомышленников.
– Спасибо вам большое за такие слова! Мы искренне ценим любую поддержку и всегда открыты для интересных, важных разговоров – например, о Севморпути, который мы подробно обсудили в ходе нашей прошлой встречи год назад. Вы подробно рассказали, какие у нас проблемы с Севморпутём и что нужно сделать, чтобы их разрешить. Вас услышали? Что можете сказать спустя год?
– Год-то был тяжёлый, кризисный. И у нас некоторые проекты, деликатно выражаясь, ушли вправо, и сроки были сдвинуты. Я бы так сказал – значительно чётче стала звучать тема круглогодичных перевозок, когда Новатэк стал выходить на очень позднюю поставку сжиженного природного газа на азиатские рынки, это было в январе-феврале, в «мёртвые месяцы». Подобные изменения в сроках неизменны и неуклонны. Наши компании готовы сотрудничать с азиатскими рынками в долгосрочной перспективе; это новая реальность, в которой нам всем предстоит жить.
– А что думают по этому поводу наши партнёры из Азии?
– Китайцы, например, тоже рассматривают сотрудничество с нами в долгосрочной перспективе и продолжают свою практику пилотных проходов по Севморпути. Но что нового? Как раз те опасности, о которых я говорил год назад – например, околополюсный маршрут, который будет игнорировать наш Севморпуть, если мы будем долго менжеваться, и иностранные корабли просто будут идти высокополюсным маршрутом, если лёд будет отступать дальше… Так вот, уже получена информация, что китайский дизельный ледокол, «Снежный дракон-2», должен пойти этим летом прямо к полюсу. Соответственно, усиливается интерес к околополюсным маршрутам – независимым от России. Конечно, пока много рисков, поэтому на него ещё не особо рассчитывают, но, тем не менее, тестирования уже проводятся. Так что наши западные коллеги и Китай рассматривают возможность использования таких маршрутов. 2021 год это наглядно показал.
– А можно ли как-то обобщить тенденции этого года?
– Диверсификация спектров грузов по Севморпути. Ванкорский кластер по-прежнему актуален… Но если обобщить, то главная тенденция такова – всё сдвигается к морской логистике. Даже проекты, которые планировались как сухопутные, – тот же Ванкорский, – теперь встраиваются в схему, которая тяготеет к Севморпути, – то есть, к морю. Этот процесс идёт уже примерно 10-15 лет.
– А как прошёл Международный конгресс по арктическим социальным наукам в Архангельске? Ведь он проходил во всех арктических державах, кроме России…
– Всё прошло хорошо. Мероприятие проводилось в гибридном формате – примерно 50 очных участников и где-то 850 участников, присутствовавших в режиме онлайн. Несмотря на ограничения, введённые во всём мире, я считаю, что конгресс прошёл успешно, – прозвучали тёплые приветствия от международных арктических комиссий, представителей Арктического совета, озвученные в видеозаписи, провели секционное заседание, посвящённое российским социальным исследованиям в Арктике, где выступили наши специалисты начиная от Андрея Головнёва, руководителя Кунсткамеры, и заканчивая Натальей Новиковой, ведущим научным сотрудником Института этнологии, получившей приз Международной ассоциации социальных исследователей Арктики. Впервые за 30 лет эту награду получил российский исследователь – это очень серьёзное, большое, приятное достижение.
– Как относятся наши западные коллеги к роли России в современных международных отношениях в арктическом направлении?
– Прежде всего отмечу, что многие западные исследователи участвуют в наших арктических проектах, что подразумевает уважительное отношение к нашей деятельности в арктическом регионе. То, что Россия даёт нашим коллегам возможность для изучения арктического региона, дорогого стоит и высоко оценивается. Правда, в последние два года всё это притормозилось, из-за чего многолетние наблюдения в Арктике прервались. Будем надеяться, что ненадолго.
– Пандемия сильно помешала международному сотрудничеству между арктическими державами?
– Не сказал бы, чтобы очень сильно – всё же есть возможность настроить видеосвязь и всё обсудить, без необходимости использования деловой переписки или организации поездки в другую страну. Например, не так давно у нас была очень интересная онлайн-встреча с Олафом Гримссоном, бывшим президентом Исландии. В ходе нашей беседы он озвучил очень интересную позицию: на его взгляд, в заседаниях Арктического совета, который не так давно стала возглавлять Россия, должны чаще принимать участие высшие должностные лица Российской Федерации. Именно на официальных заседаниях. «Ведь вы арктическая страна, у вас столько территорий в Арктике, потому на заседаниях Арктического совета должен присутствовать не только Николай Корчунов, но и Сергей Лавров. Тем самым вы проявите уважение к Арктике, ведь от лица России будет выступать Министр иностранных дел РФ». Я пообещал ему, что передам это пожелание нашим российским коллегам.
– А что скажете про Гвюдни Йоуханнессона? Он сейчас президент Исландии, в прошлом – профессиональный историк и переводчик романов Стивена Кинга…
– Да, Исландия – маленькая страна, здесь всякое может произойти (улыбается). Гримссон был человек с харизмой, тогда как Йоуханнессон человек всё же другого калибра, поменьше. Гримссон всегда стремился вывести Исландию на глобальную политическую повестку, тогда как сегодняшний президент проводит довольно локальную политику.
– Как я слышал, Исландия полностью сняла все внутренние антикоронавирусные ограничения. Это правда?
– Начнём с того, как там коронавирус появился. Он был занесён несколькими исландскими туристами в феврале 2020 года, вернувшимися из Италии. Были использованы жёсткие ограничения, которые, во многом из-за небольшой площади страны, привели к положительным результатам, – вплоть до того, что страна отказалась от каких-либо ограничительных мер. Но боюсь, что из-за мутаций этого вируса возможны новые вспышки, в том числе и в Исландии. Правительство страны это хорошо понимает, потому неделю назад были вновь введены ограничительные меры – обязательное ношение масок, перенос публичных мероприятий и так далее.
– Интересно, что, согласно официальной статистике, за полтора года пандемии в Исландии умерло от ковида всего 30 человек – при том, что население страны составляет около 360 тысяч человек. Но риски всё равно остаются?
– Подобная статистика – это следствие вовремя принятых и правильно организованных ограничительных мер. Для того же, чтобы ответить на вопрос о рисках, нужно чётко знать структуру авиаперелётов – они восстановились до кризисного уровня, или нет? Это важно, потому что Исландия – это транспортный хаб между Европой и Америкой. Существуют, к слову, прямые рейсы между Бостоном и Рейкьявиком – например, Майкл Керри, который выступал перед нами в столице Исландии, прилетел напрямую из Бостона. Мне говорили, что он прибыл спецрейсом, но позволю себе с этим не согласиться: я был в аэропорту Рейкьявика и нашёл этот рейс на табло. И понял, что Майкл Керри прилетел в Исландию обычным регулярным рейсом. Так что, для того, чтобы понять, остаётся ли угроза распространения коронавирусной инфекции серьёзной, следует обращать внимание на структуру авиаперелётов – восстановилась ли она, или нет.
– В России вспомнили Олега Куваева. Вячеслав Огрызко пишет статьи и книги о нём, «Территорию» начали переиздавать… Вернёт ли это забытую, казалось бы, романтику скитаний, путешествий, научных открытий? Или она ушла безвозвратно?
– Нет, романтика никуда уйти не может. Я бы так сказал – возвращение к Куваеву говорит о поиске альтернативы обществу потребления, очень комфортному, в которое мы окунулись тридцать лет назад после долгих лет дефицита и воспринимали как манну небесную. Вот оно, вроде, то самое изобилие, о котором мы мечтали в советское время! Но в определённый момент это изобилие ломает человека, и ему нужно как-то самоутверждаться – потому он начинает заниматься экстремальными видами спорта, прыгать с парашютом… Ему нужен адреналин для того, чтобы утвердить себя как в собственных глазах, так и в глазах окружающих. Потому творчество Куваева надо рассматривать в контексте последних 30 лет, того опыта, который мы получили за то время, что живём в обществе потребления.
Так вот, роман Куваева «Территория» в советское время пробуждал в нас ностальгию по независимости, по свободе от идеологического диктата. Люди погружались в этот роман и находили в нём некий элемент диссидентства – вот мы ищем золото, ни от кого не зависим, остаёмся наедине с природой и её законами… Геологи обладали идеологической нейтральностью, и потому в «Территории» советские читатели искали свободу. Соответственно, это была потребность, которую творчество Куваева вполне удовлетворяло.
Сейчас всё повторяется, только контекст иной. Общество пресытилось постоянным потреблением и пытается опять обрести независимость, свободу. И Олег Куваев вновь становится актуален, он дарит нам эликсир от пресыщенности. Вот мы потребляем – а ради чего живём? Ведь нельзя найти смысл жизни в новом «кадиллаке» или бутылке дорогого вина. Они нам дарят не смыслы, а создают лишь зону комфорта. Тогда как проза Куваева подсказывает нам, какие же смыслы в жизни, ради чего нужно работать, отдыхать, развиваться… По той же причине обрели удивительную популярность книги моего друга и коллеги Володи Серкина про шамана, который рассказывает читателю, ради чего нужно жить, какие смыслы скрыты в обыденности, – то есть, то, чего «кадиллак» никогда рассказать не сможет. Потому книга «Хохот шамана», начинавшаяся как скромный магаданский проект, куда Володя вложил свои собственные деньги, чтобы издать, превратилась в бестселлер. И каждый год он пишет по новой книге. И люди с удовольствием знакомятся с его творчеством, как и с «Территорией» Куваева – ведь их проза напоминает нам, какие смыслы надо искать в жизни.
– А почему именно Куваев, а не, скажем, Николай Островский?
– Потому что Куваев нам ближе всех из относительно недавнего советского прошлого. И его повести и рассказы, в отличие от произведений Островского, не окрашены революционным пафосом и патетикой. У Куваева нет идеологии, зато есть жажда свободы, обретения внутренней независимости человека от потребительства, мужской силы. А она сейчас особенно в цене, так как девальвирована.
– А какие же смыслы надо искать в работе Севморпути? Ради чего он существует?
– Ради одного, но очень важного смысла – концентрации экономических сил России в арктическом регионе. Арктика для нас, словно космос, становится источником для демонстрации собственной экономической и интеллектуальной независимости. И, как я слышал от крупных технических специалистов, исследования морских глубин проводить гораздо сложнее, чем космические исследования. Оттого очень важно сохранить инженерную культуру, которую мы начинаем утрачивать и которую, как это ни парадоксально, сумели передать китайцам. Так что именно Арктика может стать той площадкой, на которой мы сможем воспитать новое поколение молодых специалистов, найти новые технические и конструкционные решения для Севморпути, развить нашу инженерную культуру до прежнего высокого уровня, укрепив тем самым позиции России в международных экономических и политических отношениях.
– И чтобы все знали, каков он – мир Севера.

Беседу вёл Александр РЯЗАНЦЕВ

4 комментария на «“Эликсир от пресыщенности”»

  1. «Изобилие ломает человека»…верно и не будем самодовольными не только по внутренним мотивам,но-внимание!- по внешним.Имею в виду ограниченные земные ресурсы минералов;увы, нефть и газ не бездонны…
    Как бы не пришлось-поневоле- возвратиться в прошлое,-хотя бы в 1891 г,- первый автомобиль марки»Форд» появился в 1892 году…

  2. Изобилие точно ломает человека. Например, в этом году у нас большой урожай яблок. Дачники не в силах их переработать. Оттого и везут на свалку целые тачки своего урожая. Разве это не портит людей — как самих хозяев, так и тех, кто это видит? А дети смотрят на это и приучаются разбазаривать дары природы. В магазинах же — яблоки без вкуса и аромата, закупленные на валюту. Так свое пропадает, а едим чужое. И так уже не первый год, а система.

  3. Ещё раз возвращаюсь к материалу…В подтверждении ранее высказанного,-как
    прекрасно написал гениальный Герберт
    Уэллс в «Машине времени»/1895 г/,повествуя о-возможном- будущем человечества;» там,где нет перемен и нет необходимости в переменах, разум погибает.Только те существа обладают им,
    которые сталкиваются со всевозможными
    нуждами о опасностями»…
    Да не уподобимся морлокам-жителям подземного мира,вкушающим изнеженных потребителей надземного мира-элоев…

  4. Конфуцию, не менее гениальному, принадлежат слова: «Не дай вам бог жить в эпоху перемен».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *